Главное
Путешествуем ВМесте
Карта событий
Смотреть карту

Массандру салом не закусишь. Тата и Леля на южном пленэре

Общество
Сегодня мы представляем совершенно новый проект «ВМ». Это специальный репортаж, написанный от имени двух выдуманных персонажей. Персонажи — героини классических анекдотов про блондинок — родились во время подготовки редакционного капустника и вызвали гомерический хохот. А ирония и смех часто спасают мир. И мы решили продолжить эксперимент и отправили наших героинь в Крым. Роли блондинок исполняют неблондинки Ольга Кузьмина и Наталья Есипова.

Массандру салом не закусишь. Тата и Леля на южном пленэре

Это так круто: нам сказали, что в этом году появился новый модный тренд — ехать в Крым.

Те, кто до сих пор собирается ехать в какую-нибудь Испанию или вообще — ужас-ужас! — в Турцию, они вообще ни разу не модные. И это вообще неважно, что Крым — это не заграница. Это все равно очень гламурно. И в тренде! И поэтому мы решили ехать в Крым. Потому что ехать в Крым в апреле — это вообще правильно, потому что апрель начинается с буквы «а». А это первая буква в алфавите, мы точно знаем, потому что с нее еще начинаются апартаменты, аперитив и афигенно.

А быть первыми — это самое главное правило уважающих себя девушек.

И вот по этим причинам мы — в Крыму. Или в Крыме? Неважно, ведь мы уже там! И нам надо посмотреть, как тут будет летом...

Из дневника Лели:

Ну почему все сразу не айс? Я точно помню, что положила его в свою сумочку. И он там точно лежал — бежевый, длинный, с золотым замочком! А потом он куда-то пропал. И я заплакала. Тата сказала, что я дура и что только глупые блонди сдают свои кошельки в багаж. Но я же думала, что его никто не возьмет, потому что он подходит по цвету только к моей блузке.

Наверное, у кого-то в аэропорту «Домодедово» была такая же. А еще, когда мы завтракали в аэропорту, я нашла в своей рисовой каше настоящую рыбную кость. Тата говорит, это потому, что рис растет в воде, а там плавают рыбы. Моя подруга — самая умная!

В Симферополе нас встречал красивый Игорь Гава с табличкой, где были написаны наши фамилии. Мы решили называть его Гарри, потому что это гламурно. Он стал нашим личным шофером всего за 500 гривен. Гривны — это специальные волшебные деньги для Крыма. Потому что, когда платишь рублями, тебе всегда дают сдачу гривнами. Сдача гривнами — это очень сложная вещь. Никто не знает, сколько их точно нужно отдать. Потому что гривна — как корабль: ее курс часто меняется. Сначала мы честно пытались считать, сколько нам должны дать денег. А потом перестали!

Из дневника Таты:

Нам пришлось носить с собой наличные деньги. Потому что в Крыму пока не работают никакие банкоматы. Но самый красивый и самый главный мужчина в Крыму Сергей Аксенов извинился перед крымчанами и пообещал, что скоро — ура! — все заработает.

Гарри привез нас в парк-отель «Ялта». Парк — это, наверное, потому, что тут много деревьев. Мы жили в парке, точнее в отеле, вдвоем. Это очень круто и очень страшно, как в фильме ужасов. Но зато номера у нас были красивые.

У Лели был номер на третьем этаже. Это был номер «повышенной комфортности» — там была почти старинная белая мебель с вензелями и специальная штука для Интернета — роутер. Поэтому Интернет был только у Лели. Она сказала, что без «ви-фи» не может. Зато у Таты работал холодильник и был настоящий рабочий стол для компьютера! Но компьютер был на третьем этаже — у Лели... А вот туалетной бумаги не было ни у кого. Мы поняли — это потому, что все знают, что мы — настоящие принцессы. А настоящим принцессам она не нужна…

Из дневника Лели:

Утром я захотела круассан и кофе. Но горничная Катя сказала, что в мертвый сезон завтраки не положены. Я решила, что кто-то умер и начала плакать. Но Катя дала мне туалетную бумагу и сказала, что все живы. Просто так в Крыму называют апрель. Она сказал, что еда есть на набережной и что мы можем пойти ее искать. Но в девять утра еды еще нигде не было: она на набережную не пришла. В мертвый сезон еду можно найти только в десять, а лучше в одиннадцать утра.

Цены на еду в Ялте негламурные. Например, роллы «Филадельфия» и «Калифорния» — 258 рублей, блинчики с семгой — 190, жареная камбала или палтус — 300, суп с морепродуктами — 220, рулетики из баклажанов — 120 рублей, паста «Карбонара» — 140 рублей, профитроли — 110 рублей, эспрессо — 50 рублей, капучино — 60 рублей, вино «Саперави» — 740 рублей за бутылку, «Мадера» — 740, «Хванчкара» — 1900 рублей. И это — в дорогом заведении, где и меню в телячьей коже, и дорогие столы, и пледы. А если хорошенько поискать, то можно найти заведения, где салат «Оливье» стоит 40 рублей, а борщ с пампушками — 50.

А блинчики с разными начинками — 30. И еще здесь подают ялтинский лук по 70 рублей. Его едят просто так, потому что он сладкий. И еще нам сказали, что надо попробовать барабульку. Это местная фирменная рыба. У нее смешное название, но она очень вкусная. Она специально живет в море — для отдыхающих. Порция стоит 100 рублей.

И мы сделали вывод: хороший завтрак на две персоны без рыбных костей здесь стоит столько, сколько одна рисовая каша в «Домодедово». Но нам сказали, что это цены мертвого сезона. Когда он оживет, цены оживут вместе с ним и станут как в Москве.

Но есть большая проблема — курить почти нигде нельзя. Иногда даже на улице. Зато кальян можно курить везде, даже в бильярдной. Наверное, когда его покуришь там, хорошо дает по шарам.

Из дневника Таты:

 

Когда Леля не видит, я покупаю сало. Это негламурно, но здесь оно такое вкусное, что я сразу забываю, что я — принцесса. А Леле нравятся рапаны.

 

Они тут везде, кроме фрэша: в супе, во фритюре, в пасте, в море — везде!

После завтрака мы ходили поднимать культурный уровень в картинную галерею. Картины здесь смотрят бесплатно.

Картины местных художников очень красивые: очень большие и очень яркие. И главное, что они очень понятные. Как фотографии. Потом мы пошли смотреть памятники. Их тут много, но нам понравились два. Один — это элегантный мужчина, который сидит около отеля «Ореанда». Нам сказали, что это памятник Юлиану Семенову, который папа Штирлица. Наверное, они приезжали сюда вместе отдыхать. А на втором было написано «Дама с собачкой». Это был обман, потому что рядом с дамой был еще худой мужчина с бородкой. Это известный композитор Антон Павлович Чехов.

Наверное, это он написал знаменитый «Собачий вальс». Мы хотели пойти в Ялтинский театр его имени, но в кассе нам сказали, что есть билеты только в дельфинарий, где, кроме дельфинов, есть розовые моржи. Очень странно, что они живут там, потому что мы их точно видели на пляже. Все стояли в куртках, а они купались в море и старательно делали вид, что им хорошо. Вода в море — десять градусов. Поэтому моржи были даже не розовые, а красные и в больших мурашках. У мужчины-моржа сжалось все, даже его плавки.

Из дневника Лели:

Больше всего на свете я люблю смузи, паэлью, Коэльо и шопиться. Мы пошли покупать мне солнечные очки и платье.

Очки мы купили за 90 гривен — это где-то триста рублей, но продавец сказал, что это настоящий Prius, просто со скидкой для таких, как мы, отдыхающих принцесс. Тут вообще много гламурных вещей. На набережной есть бутики, где продают вещи из последних коллекций Нины Риччи, Версаче, Диора, Ферре и прочей Эскады. Я хотела купить платье от кутюр, и мне нашли великолепное черное — с цветком, который был размером с колесо фольксвагена «Жук».

Я хотела отправить фотографию этого платья своему стилисту, но нас заругали, запретили фотографировать и выгнали из магазина. Я была в шоке и заплакала, но Тата меня утешила тем, что увела в магазин женского белья.

Здесь — и в Ялте, и в Симферополе, и в Севастополе — эти магазины на каждом углу. Это потому, что на юге самое главное — это красивое белье.

Это так важно, что в Симферополе магазин женского белья находится в той же арочке, что и городская прокуратура. Мы, конечно, туда заглянули. Не в прокуратуру, а в магазин. Очень жаль, что белье в симпатичных осьминожках с глазками-стразиками не налезло на наши бакены…

Теперь о мужчинах. Они здесь есть. Они очень стройные и подтянутые, хотя иногда завтракают пивом. (Так, впрочем, делали бы многие мужчины, просто им не разрешают.) Наверное, они занимаются спортом. Иначе почему они все ходят в спортивных костюмах? А в парке к нам подходили настоящие моряки. Точно настоящие, потому что они были в тельняшках, у одного из кармана торчала вобла, а у другого была очень красивая татуировка — большой якорь. Они говорили на настоящем морском языке: «Девочки, а вы нас не бортанете?» — предлагали открыть кингстоны, пойти в трюм, пошлюзовать и отдать швартовы. Но наш главный капитан строго-настрого запретил нам общаться с другими морскими волками, поэтому мы решили не опускаться ниже ватерлинии и спешно покинули парк со скоростью примерно 30 узлов в час. Сколько это, мы не поняли, но так говорили моряки, которые долго шли за нами по пятам.

Из дневника Таты:

Мне сказали, что в Крыму можно дешево купить апартаменты. Пока Леля делала укладку (120 рублей), — которая — увы! — все равно разлетелась на ветру, я пошла в агентство недвижимости выполнять просьбу моих друзей: они хотели купить домики на берегу моря и просили меня узнать, сколько это стоит. К сожалению, домики на берегу разлетаются как горячие пирожки. Агент по недвижимости Алла Мищенко любезно предложила мне купить трехэтажный дом площадью 300 квадратных метров в Сахарной Головке всего за 300 тысяч у.е. Мне понравились одинаковые цифры, потому что это очень по фэншую! Красивый двухэтажный дом в Массандре стоит 285 тысяч у.е. За 130 тысяч у.е. можно приобрести дом (100 квадратных метров) в поселке Северном, за 50 тысяч у.е. — домик в Бахчисарайском районе.

Дачи — дешевле, примерно 30 тысяч у.е. Таунхаус в Ялте обойдется в 180 тысяч долларов. Двухкомнатные квартиры в той же Ялте — от 40 до 60 тысяч у.е. А вот еще интересное предложение — ларек (4 квадратных метра) за 2 тысячи гривен в Ялте. Я обещала Алле подумать, потому что пока не придумала, чем бы там можно было торговать, ведь тут и так столько всего уже есть...

Нам сказали, что настоящие принцессы должны попробовать массандру. Оказывается, что это не пицца, а всякое разное вино. Об этом нам рассказала на экскурсии (170 гривен на одну принцессу) технолог завода массандровских вин Любовь. Любовь — женщина с толстой и длинной косой и красивыми глазами.

Наверное, она очень нравится мужчинам, потому что профессионально разбирается в спиртных напитках. Она рассказала нам, что уже в восемь утра находится рядом с хересом и его она любит больше всего.

Любовь все время улыбается.

Наверное, потому, что находится рядом с хересом уже с восьми утра. А вообще на заводе везде пахнет вином, поэтому мы немного опьянели еще до начала дегустации и тоже начали много улыбаться. Дегустировать мы пришли в группе, она была странной.

Мама с дочкой из Краснодарского края осушили все бокалы еще до официального начала дегустации, поэтому им было немного печально.

С нами за столом сидели Знайка средних лет из Пскова по имени Геннадий и человек, похожий на кентавра — как их показывают в кино: высокий, мускулистый, он все время встряхивал кудряшками и ржал как конь. Кентавра звали Витей. Он все-все фотографировал и налегал на мускат. Знайка явно готовился к экскурсии и поэтому пытался задавать умные вопросы. Любовь улыбалась.

Нам дали девять бокалов с разным алкоголем и один бокал с водой, на который мы сначала подумали, что это водка.

Леля опять заплакала и сказала, что не будет ее пить, потому что это негламурно, и мы незаметно слили ее Кентавру, когда он отвернулся. Любовь объяснила, что воду надо пить после каждой пробы вина.

Леля заплакала, пыталась отлить воду из бокала у Кентавра обратно, но он сказал, что «самого сушняк долбит» и заржал. Поскольку у нас больше не было воды, мы расстроились и стали пить все подряд.

В итоге Леля сломалась на «Черном докторе», а Тата — на «Бастардо». Увидев, что Леля вышла из зоны гламура, Кентавр Витя стащил у нее белую «Ливадию». А у Знайки Геннадия запотели очки, и он сказал, что самый забористый здесь все-таки портвешок.

В итоге мы купили с собой мускат (от 85 гривен) и зачем-то портвешок (от 90 гривен). Вечером мы выпили обе бутылки в номере, ловко протолкнув пробку внутрь Лелиной зубной щеткой: штопор в отеле не дают, потому что сезон еще мертвый.

Из дневника Лели:

Мне очень нравится, что здесь много местной продукции. Только все магазины закрываются очень рано — в шесть вечера.

Когда Тата не видит, я покупаю колбасу: ведь так негламурно, но вкусно! Колбаса здесь до сих пор называется «ковбаса». Она здесь вкусная и разная, есть даже для поклонников сериала «Сумерки».

Она называется кровяная! Самая дорогая колбаса здесь стоит 200 рублей, а самый дорогой окорок — около 300. Помидоры и огурцы я решила не покупать: они стоят всего 70 рублей. По-моему, это немного подозрительно. А еще на симферопольском рынке меня удивило, что молочную продукцию продают в киоске с надписью «Канцтовары».

Я рискнула и все-таки купила пару пакетов кефира. Да, пакеты были совсем негламурные, но зато кефир очень помог выздороветь после посещения завода массандровских вин!

...Три дня пролетели незаметно. Но мы успели понять, что Крым полон соблазнов, что рапаны тут не переводятся, что розы тут расцветают даже на платьях, не говоря уже о городских клумбах, и что море здесь прекрасное, особенно когда оно станет теплым, воздух здесь пахнет можжевельником даже в мертвый сезон, а люди, хоть и негламурные, очень приветливые. И не беда, что Леля опять проплакала всю обратную дорогу, потому что ей не разрешили взять в ручную кладь пальму в кадке. Ничего страшного, мы обязательно вернемся посмотреть на пальмы этим летом!

НАТАЛЬЯ ЕСИПОВА "ТАТА".

Директор медиацентра «ВМ», любит классический балет, прозу Сергея Довлатова и брутальных мужчин

ОЛЬГА КУЗЬМИНА "ЛЕЛЯ".

Шеф-редактор еженедельника «ВМ», любит рок-оперы, прозу Василия Аксенова и мужчин, умеющих мечтать

Подкасты