- Город

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

Кабмин утвердил перечень товаров первой необходимости в связи с коронавирусом

Синоптики: новая неделя в столице начнется с похолодания и снега

В Москве за сутки провели 6,5 тысячи исследований на коронавирус

Сергей Собянин открыл Некрасовскую линию метро

Москвичам напомнили о режиме работы организаций на выходных

Врач из Германии о коронавирусе: Немцы на грани выживания, их успокаивают русские

Каким будет мировой порядок после коронавируса

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы отреагировали на помощь России

Космонавт объяснил, как сохранить физическое и психическое здоровье в замкнутом пространстве

Роман Вильфанд рассказал о погоде на весну и лето в России

«Все идет по утвержденному сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Врачи предупредили о новом симптоме коронавируса

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

ФОТО: кадр из фильма «Все песни только о любви» (2007)

Никто с уверенностью не может сказать, что такое любовь — страсть, привязанность, уважение, потребность, привычка? Точно так же нельзя судить о том, какой формат отношений более правильный. В своих оценках мы опираемся только на привычную картину мира, где один муж, одна жена и ребенок. Но что если для кого-то такие рамки оказываются слишком узкими? «Вечерняя Москва» в преддверии Дня всех влюбленных поговорила с парами, выбравшими самые необычные форматы отношений, а также с экспертами, которые дали свою оценку каждой из этих пар с точки зрения психологии и религии. 

В матчасти полиамории (система этических взглядов на любовь, допускающая возможность существования любовных отношений у одного человека с несколькими людьми одновременно — прим. «ВМ»), как оказалось, разобраться не так просто. Можно ли назвать полиаморией измены? А измены по согласованию? А измены по согласованию с одним партнером на протяжении долгого времени? На эти и другие вопросы ответил психотерапевт, сексолог, кандидат медицинских наук Александр Полеев: 

— Полиамория может приобретать самые разные формы. Есть, например, свингерство, где одна супружеская пара регулярно встречается с другой. Или у супружеской пары может быть друг, который иногда по договоренности приходит и спит с женой или они спят втроем. У нас даже термина такого нет, а в английском языке это «друг с привилегиями». Бывают семьи, которые живут втроем или вчетвером — такое встречается реже. Существует и форма, когда по условным четвергам партнеры организуют «свободную ночь». Чаще договариваются о длительных романах, а не о постоянно меняющихся пассиях. Это худший вариант, так как в нем меньше всего контроля.

— Кажется, во всех этих формах любви места нет — только секс.

— Не совсем. Где-то любви больше, где-то — чистый секс. Доминирующая форма полиамории — свингерство. Есть пары, которые встречаются с другими три–четыре раза, а потом прерывают отношения, чтобы не возникло ревности. Но, как ни странно, есть и другие случаи, где присутствуют и любовь, и взаимоподдержка. Знаю пару, партнеры которой уехали в Африку на полтора года. И, несмотря на то, что оставшиеся ребята были молодыми, спортивными, все это время они ни к кому не прикасались и ждали их возвращения.

— Как считаете, «в среднем по больнице» полиаморов становится больше или их число неизменно?

— Конечно, их становится больше. У нас происходит сексуальная революция, об этом стали писать, говорить, это больше не преследуется. Попробовали бы вы при советской власти поселить у себя еще одного мужика! Был у меня случай, когда клиентка по настоянию мужа пригласила в качестве третьей учительницу, с которой работала в одной школе. Эта женщина пошла, нажаловалась директрисе, и клиентку уволили.

ФРИЛАВ-КОММУНА

В небольшом поселении на Кавказе живет удивительная семья, состоящая из трех человек: Татьяны, Максима и Михаила. Ребята разделяют интересы друг друга, хобби, быт, любовь к каждому из членов семьи и надеются, что скоро она станет еще больше благодаря объявлениям, которые они дают в соцсетях. О том, как все начиналось, рассказал Михаил:

— Еще до знакомства с ребятами я написал книгу и продвигал своими силами идею фрилав-коммуны, то есть семьи, где больше двух человек. На тот момент я находился в других отношениях, потом познакомились с Таней, Максом, и где-то через полгода общения мы пришли к выводу, что можем попробовать жить вместе.

— Кто кого нашел? Как познакомились?

— Сначала познакомились с Татьяной. Мы жили неподалеку друг от друга, в соседних деревнях. Все, кто здесь живет, — переехавшие из мегаполисов, большинство шапочно знакомы. Таня вела блог, на который я был подписан, оставлял комментарии периодически, она мне отвечала. На тот момент я находился в экопоселении, и однажды она сказала, что никогда в таком месте не была, хотя очень хотелось бы. Я пригласил их с Максом в гости.

Вопрос ревности партнеров друг к другу здесь не стоял никогда: и у Михаила, и у ребят был опыт открытых отношений, так что друг к другу они пришли подготовленными.

Несмотря на необычный формат, жизнь семьи не особенно отличается от быта любой другой влюбленной парочки: утром — завтрак, работа, вечером — ужин, кино, друзья:

— Мы с Таней работаем удаленно, Макс — массажист. То есть у нас работа есть всегда, а у него — в зависимости от клиентов: кто когда позвонил, кто когда записался. Режим выстроен примерно по часам: между 8 и 9 утра начинаем работать, где-то к 12–13 заканчиваем. Работаем каждый на своем ноутбуке и в своем уголке. Потом идем гулять, обедаем, а дальше уже все по-разному. Можем заниматься с Максом каким-нибудь ремонтом, строительством, дрова заготавливаем, а можем просто завалиться смотреть кино. Или в гости кто-то приезжает, или мы куда-то едем. Ну, у Максима все, конечно, выстраивается еще и в зависимости от клиентов.

Кстати, романтические отношения Максима и Михаила, как можно было бы подумать, не связывают. Они просто друзья, живущие на одной территории и объединенные любовью к одному человеку.

— И все же что это за отношения — семья или живущие вместе любовники?

— Мы хотим реформировать понятие семьи. Обычно это когда двое взрослых и некоторое количество детей строят всю свою жизнь в интересах сложившейся ячейки. Наша идея в том, чтобы несколько людей создавали совместное хозяйство, жизнь, действуя в интересах каждого. Мы хотим, чтобы появилось больше людей, может, шесть взрослых. Возможно, с детьми. И чтобы все мы жили общей идеей, бытом, не проводя рамок, кто чей муж, любовница и так далее. Чтобы все было более гибко. Потому что это и есть, возможно, подлинная кооперация, созданная для поддержки друг друга. Продиктованная только тем, что мы хотим заботиться о близких людях. Это и совместное времяпрепровождение, и сексуальные отношения, и быт. 

— Сколько человек хотите в семью и как смотрите на то, что могут появиться дети?

— У меня есть дети от предыдущих отношений, они сейчас живут с мамой по нашей с ней общей договоренности. Ребята — чайлдфри, так что совместных детей у нас троих не предвидится. Но в целом мы рассматриваем такой вариант, что когда-то к нам может присоединиться женщина или целая семья с потомством. Но, опять же, сколько людей хотелось бы — вопрос, скорее, бытового комфорта. Ничего хорошего нет в том, чтобы сидеть друг у друга на головах. Количество людей должно расти соответственно возможностям. Сейчас мы готовы принять только одного–трех человек. Возможно, позже мы переедем в более просторную квартиру. 

Самые большие проблемы, как это часто бывает у таких семей, возникли в отношениях не друг с другом, а с окружающими. Родителям Михаил свою семью не показывает. Матери некоторое время назад дал почитать свою книгу, описывающую такой формат. Татьяна и Максим и вовсе воздержались от каких-либо подробностей, объяснив родным, что с ними в одном доме живет еще один мужчина, но не уточнив, в качестве кого. С друзьями оказалось сложнее:

— Я, в принципе, никогда своих взглядов на отношения, на то, что важно, а что нет, ни от кого не скрывал. Но до того, как из теории это перешло в практику, все воспринималось как просто экстравагантные идеи. Среди людей, решивших переехать из городов в такие поселения, спектр идей, в принципе, очень широкий: кто-то в славянство ударяется, кто-то в индуизм, язычество, церковь, кто-то пытается совершать астральные путешествия во снах. Поэтому мне прощали мои взгляды: среди прочего необычного они терялись. Но потом, когда все стало реально, многие отвернулись. Часть людей просто исчезли из жизни, ничего не объясняя. Правда, спустя время некоторые вернулись, сказав, что это было сложно, непонятно, но они смирились. Другие просто сомкнули ряды консерваторов, чтобы не допускать к себе людей с другим мировоззрением, и отвернулись.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

Психолог Елена Новоселова считает подобный формат отношений неустойчивым:

— Думаю, их формат, скорее, про секс. Заботиться друг о друге, разделять быт могут несколько семей, которые сохраняют границы сексуальности и знают, от кого чьи дети. Если же задача в том, чтобы делить партнеров между собой, то это, скорее, притянутая за уши история. Может, эти люди захвачены каким-то реформаторством, это протест против строгих семейных традиций.

— Насколько жизнеспособна эта коммуна?

— На мой взгляд, такая система довольно неустойчива, поскольку отрицает, что люди могут влюбиться в одного из партнеров и возникнет ревность. Все ведь будет происходить у него на глазах, а в нашей природе все же есть ощущение «моего партнера» и «моего человека». Кто-то может обижаться из-за недостаточной востребованности. В любом случае настоящий кризис наступит, как только начнутся первые беременности. Если кто мать — понятно всегда, то с отцом возникнут сложности, а ребенку ведь нельзя показать четырех мужчин и сказать: «Выбирай!». Эти молодые люди задают совершенно выпадающий из общего социума паттерн. Мне с моей колокольни не видится возможность долговременного существования такой формы — в ней будет слишком много драм, особенно после появления детей. А все эти сладкие вещи о том, как они будут заботиться друг о друге, требуют чудовищной психологической работы. Вся эта история — на уровне протеста, а делать что-то из-за него — не очень хорошая идея.

Кадр из фильма «Профессор Марстон и его чудо-женщины» (2017)

ФОТО: Кадр из фильма «Профессор Марстон и его чудо-женщины» (2017)

ЭТИЧНАЯ ИЗМЕНА

Марина и Олег вместе уже 10 лет, и семья у них самая обычная: живут в спальном районе, воспитывают семилетнюю дочь и маленького йорка. Для окружающих пара — пример для подражания: всегда улыбчивые, счастливые, нежные друг с другом. Но об одном из главных секретов своего счастья — тайной полиамории — они не рассказывают никому.

— Наш путь в мир этичных измен начался около четырех лет назад, — с улыбкой рассказывает девушка. — На самом деле изначально было все не очень красиво: я случайно узнала, что Олег зарегистрировался на сайте знакомств. Он ни с кем не встречался на тот момент, были только переписки очень откровенного характера. Для меня это стало шоком. Держать все в себе я не смогла и сразу вызвала супруга на разговор.

Отпираться мужчина не стал и сразу признался во всем жене. По его словам, несмотря на любовь к супруге, в жестких рамках брака ему стало скучно. Нет, он не собирался от нее уходить, не хотел разрушать семью, но и замирать в одной точке с одним человеком больше не мог. Требовались разрядка и вдохновение:

— Прозвучит странно, но я его поняла. Мы оба — творческие люди. Я пишу картины, он — музыкант. По-моему, это нормально — хотеть какого-то эмоционального всплеска, и когда Олег все мне рассказал, я поняла, что чувствую то же самое. Наши отношения практически идеальны, мы редко ссоримся, понимаем друг друга с полуслова, именно поэтому, наверное, иногда бывает нужен какой-то «бум».

И супруги решили разрядить свои отношения. Они знакомятся с людьми на специальных сайтах, иногда кто-то из них отправляется в бары с друзьями или подругами. Правило одно — не больше одной встречи с одним человеком:

— Нам это помогло. Честно, у меня ни разу не было мысли о том, чтобы оставить Олега и уйти к одному из партнеров. То, что происходит в эти разовые встречи, — просто разрядка, которая помогает еще больше ценить супруга.

— Вы рассказываете своим партнерам о том, что женаты?

— По-разному. Если я вижу, что человек, как и я, настроен только на одноразовую встречу, то в этом просто нет смысла. Провели вместе ночь и забыли. Но если со мной пытаются сблизиться, приходится открывать все карты. Как поступает Олег, я, честно говоря, не знаю. Мы условились не обсуждать свои рандеву. Нет, мы не боимся друг друга ранить — это ведь наше обоюдное решение. Просто такая мнимая тайна, секретность добавляют огня. Но она действительно мнимая: когда кто-то из нас идет на встречу, это всегда понятно. Например, Олег куда-то собирается, я спрашиваю: «Куда?». Он отвечает: «С друзьями» — и подмигивает.

Марина утверждает, что проблема ревности не возникала ни разу — оба супруга уверены друг в друге и только рады, когда у одного из них случается приключение.

— А как же ваша дочь? Она знает, что у родителей есть «друзья на стороне»?

— Пока, конечно, нет. Она еще совсем малышка — знать это ей не следует. Но мы пытаемся воспитать ее так, чтобы она понимала: любовь и отношения бывают разными, и это нормально. Она знает, что есть дяди, которые любят дядь, тети, которые любят теть, и так далее. Вероятно, если у нее появятся какие-то вопросы, когда она вырастет, мы расскажем ей о нашем варианте любви, но пока это просто лишнее.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

По мнению психолога Елены Новоселовой, данная схема взаимоотношений вполне жизнеспособна.

— В ней присутствует искренняя любовь, люди ценят друг друга не только ниже пояса, но и во всей совокупности личности. Кроме того, мне импонирует то, что они не рассказывают друг другу о своих приключениях, что говорит о бережном отношении к партнеру. Если они чуть более сексуальны, им нужно эмоциональное потрясение (причем как в «плюс», так и в «минус» — от очарования до разочарования), это вполне адекватная форма. Люди понимают, что любовь — больше, чем секс, и это действительно правда. Телесные впечатления никак не сказываются на их теплом, добром отношении друг к другу, они могут прожить так хоть всю жизнь. Их сексуальные «заходы» — изменами это назвать нельзя — могут даже помогать, ведь это стимулирует людей всегда оставаться лучшими друг для друга, чтобы у партнера не было соблазна увлечься другим человеком. И очень важно то, что их отношения нетравматичны, без деталей. Знаю пары, которые любят практически смотреть кино друг про друга, что ведет к колоссальному эмоциональному разрушению. Здесь же все очень корректно.

Кадр из фильма «Будь что будет» (2010)

ФОТО: Кадр из фильма «Будь что будет» (2010)

МНОГОЖЕНСТВО 

Сергей живет в одной из российских глубинок — в селе, куда переехал из города. Вместе с ним — трое детей и две (пока что) жены. Мужчина — многоженец, и он считает это единственно правильным форматом отношений:

— Я вырос в православных традициях и убежден в том, что главная цель мужчины — продолжать и укреплять свой род, женщины — приносить и воспитывать потомство. Сейчас многие наши священники говорят, что многоженство недопустимо, но почитайте Библию — там это на каждом шагу, и в своей жизни я следую только правилам, изложенным там.

— Как вы объяснили первой жене, что ее одной вам мало?

— Честно говоря, с трудом. На тот момент у нас уже родились двое детей, и она была уверена, что я просто еще «не нагулялся», разлюбил ее и пытаюсь разрушить наш брак. Все это ложно. Истина же в том, что многоженство идет на пользу не только мужчине, но и женщине — она обретает подругу, помощницу, ей проще справляться со своими домашними обязанностями, ухаживать за детьми и мужем. В конце концов, это помогает ей расти духовно и избавляться от эгоизма: только истинно любящая, чистая женщина сможет принять вторую жену.

— А что такое любовь?

— Задайте себе вопрос: готовы ли вы умереть за своего парня, мужа? И ответьте на него быстро, за секунду. Если вы сразу не ответили «да», значит, это не любовь, а эгоизм. Мои жены готовы умереть за меня.

На вопрос о том, готов ли сам Сергей умереть за своих жен, мужчина не ответил.

Свою вторую жену Сергей нашел в соцсетях: в специализированных группах действительно много анкет девушек, заявляющих о своем желании стать «второй женой». Избранница мужчины была как раз из них:

— К тому моменту все вопросы с первой женой я уже решил, она поняла меня и согласилась, так что мне оставалось только найти нужную. Здесь вопрос осложняется еще и тем, что женщина должна не только подходить мне, она так же должна подходить моей первой супруге, уметь заботиться о детях, хотеть родить. К счастью, мне повезло. Какое-то время мы общались в соцсетях, потом встретились, и я сразу пригласил ее переехать к нам. Она согласилась.

— Девушки не ссорятся?

— На почве ревности — точно нет. Я воспитал в них отсутствие эгоизма, и они научились искренне любить ближнего, радоваться за него. Небольшие конфликты могут возникать только на бытовой почве, но их они научились решать — отчасти с моей помощью. Они четко поделили между собой обязанности: кто-то убирается по дому, кто-то занимается с детьми. Одна из моих жен, например, хорошо знает английский и обучает ему мальчишек.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

Психолог Елена Новоселова призналась, что такого человека прежде всего проверила бы на адекватность.

— Женщины, находящиеся рядом с ним, полностью лишены социализации. Это похоже на животный брак, где самец и самки. Прайд. И если завтра все эти отношения распадутся, женщины останутся без работы, образования, финансовой поддержки. Он не несет за них ответственности, удовлетворяет только свои фаллические комплексы, где он — герой, единственный, от него все зависят, в то время как любая зависимость — патология отношений. Конечно, вопрос есть и к женщинам. Почему они ввязались в такую историю? Ведь одно дело — открытый брак, полигамия, где у каждого партнера есть некий суверенитет и право выбора, здесь же такого права у них нет. Есть только спекуляция красотой, чистотой, определяющейся готовностью умереть. Но ведь это подлость. Любовь — не про смерть и не про перерезанные вены. Она может начинаться, заканчиваться. Эта история чудовищна. Это безответственность человека, который собрал себе гарем подавленных женщин. Мы не имеем права требовать от других людей быть героями, но именно это делает Сергей, — уверена психолог.

МНЕНИЕ СВЯЩЕННИКА

Протоиерей Русской православной церкви, главный редактор православного молодежного журнала «Наследник» Максим Первозванский рассказал, могут ли с точки зрения православия считаться настоящей любовью отношения триумвирата Татьяны, Максима и Михаила и многоженца Сергея: 

— Смотря что мы вкладываем в понятие «любовь». Дело в том, что мы и картошку любим, и родину, и жену, и детей, и кошку. К сожалению, при всем богатстве нашего языка, в отношении любви он беден, и одним и тем же словом мы называем разные чувства. Конечно, сильные чувства могут возникнуть и в необычном формате — почему нет? Речь ведь не о том, насколько этим людям приятно находиться вместе, насколько они хотят друг друга. Просто именно с христианской точки зрения подобный формат не позволяет вырасти в Любовь с большой буквы. Разумеется, я не желаю оскорбить, обидеть этих людей, но как священник я не могу сказать иначе.

— А может ли считаться любовью многоженство, как у нашего героя?

— Прежде всего хотелось бы отметить его странное представление о главной задаче мужчины. Конечно, все мы свободные люди в свободной стране, и каждый имеет право строить свою жизнь так, как считает нужным, однако христианство осуждает многоженство, не допускает его как форму жизни. Впрочем, такие отношения менее осуждаемы, чем блудные. Интересно, что в современном обществе ситуация ровно обратная: если блуд не является строго порицаемым, то к многоженству относятся именно так. Хотя в исламе, например, это вполне допустимо. Но там речь именно о вступлении в брак с приданием соответствующего статуса, с принятием мужчиной на себя полной ответственности за женщину, детей и их воспитание. В христианстве тоже был один эпизод, когда Католическая церковь допустила многоженство: в XIX веке в Парагвае более 90 процентов мужчин оказались убиты — остались только старики и инвалиды, и церковь пошла на такой шаг для восстановления народа. Потери были ужасные, и многоженство стало временной мерой.

Читайте также: Церковь предложила определить союз мужчины и женщины как брак, а не семью

Новости СМИ2

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Михаил Бударагин

Сидите дома — исполняйте долг

Георгий Бовт

Помощь малому бизнесу: всех не спасти

Александр Лосото 

Заразу-2020 можно победить

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

 Александр Хохлов 

Спастись от пандемии, приготовиться к войне

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым