- Город

Корреспондент «Вечерки» узнала, как работает настоящий пожарный

Число выявляемых в Москве случаев COVID-19 за месяц сократилось вдвое

Названа причина гибели туристов на перевале Дятлова в 1959 году

Трамп признал ответственность США за кибератаку против России

Проведение бесплатного тестирования на антитела к COVID-19 продлили в Москве

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

«Эрдоган — негодяй»: в Госдуме предложили объявить бойкот Турции

Стало известно о состоянии Олега Тинькова после пересадки костного мозга

Ученые нашли необычный способ раннего выявления коронавируса

Политолог напомнил о «неправильных» для ислама надписях в соборе Святой Софии

Какие ограничения сохранятся в Москве после 13 июля

Диетолог Ковальков назвал самый опасный тип ожирения для женщин

«День национального позора»: эксперты — о переносе Дня России

Экономист объяснил бесполезность деноминации рубля

Онищенко оценил вероятность эпидемии бубонной чумы в России

«Мы справимся»: Самойлова рассказала о прогрессе в лечении болезни сына

«Ненавижу»: появились подробности переписки доцента Соколова и Ещенко

Корреспондент «Вечерки» узнала, как работает настоящий пожарный

Корреспондент «Вечерней Москвы» Юлия Комарова (справа) и ее коллега из газеты «Южные горизонты» Юлия Панова на тренинге для пожарных

ФОТО: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

В 21 веке женщины осваивают самые необычные и, казалось бы, совсем неподходящие для слабого пола ремесла. Лишь немногие специальности недоступны дамам в силу законодательного запрета, например, профессия пожарного. Однако юнкору ВМ все же удалось поближе познакомиться с этим нелегким делом — на базе МЧС она примерила противопожарный костюм, пробралась через имитацию завалов в теплодымокамере и спустилась на тросе из окна башни.

Накануне Международного женского дня я бодро шагаю туда, где женщин практически нет – на территорию Пожарной части №32, где мне предстоит пройти тренировку для настоящих пожарных, максимально приближенную к реальным условиям.

На базе для меня уже подготовлена серая экипировка пожарного из специальных термостойких материалов: объемная куртка, «дутые» штаны с подтяжками, спасательный пояс для страховки и, конечно же, круглый шлем, как у гонщика. По нормативам, у пожарного есть всего 30 секунд на сборы, я же возилась с крючками и застежками около 10 минут.

Штаны мне пришлись в пору, а вот куртка оказалась велика, но размеров меньше не было, да и силуэты «оверсайз» сейчас в моде, поэтому пришлось надевать, что есть. В результате во всей пожарной экипировке я смотрелась очень комично – не то как инопланетянин, не то как пополневший сноубордист.

Но «вишенкой на торте» стал еще один необходимый элемент костюма пожарного – продолговатый кислородный баллон, который крепится на спину, как рюкзак, и дополнительно фиксируется на поясе. Внешне эта небольшая конструкция выглядит совсем не тяжелой, однако стоило мне только взвалить его на спину и закрепить, как баллон сразу же начал сильно тянуть назад. Возникло ощущение, будто этот рюкзак вот-вот меня перевесит, и я упаду.

А ведь нам, непрофессионалам, досталась еще «облегченная версия» костюма – в реальных условиях вес всей пожарной экипировки вместе со снаряжением может достигать около 30 кг. И с такой ношей надо не просто стоять или ходить, а еще и спасать людей!

После облачения в костюм, необходимо пройти тренировку на трех тренажерах, чтобы разогреться, и инструктаж. Велотренажер и бесконечная лестница дались мне относительно легко, а вот после беговой дорожки ноги стали подкашиваться от усталости, а одежда была в состоянии «хоть выжимай». С правилами поведения в теплодымокамере, огромном лабиринте, где каждый месяц тренируются пожарные, вышло полегче:

– Слушайте инструктаж лежа, – с улыбкой предложил мастер-пожарный Артем Алексеенко, – это единственное удобное положение, когда и баллон, и прочее обмундирование опирается на пол. Так и силы до начала лабиринта не растеряете.

Слушать инструкции лежа – и правда, одно удовольствие. К тому же они довольно просты: двигаться в порядке пожарный – новичок, в случае плохого самочувствия – немедленно сообщать об этом, перемещаться по лабиринту – ползком, потому что при пожаре дым скапливается в верхней части помещения.

Но вот прекрасные мгновения отдыха заканчиваются, и мы по очереди заползаем в черноту комнаты с лабиринтом, имитирующим завалы. Это многоуровневая решетчатая конструкция люками, лестницами и узкими проходами, в которых постоянно застревает баллон. Вокруг сгущается серый дым, мелькают красные, зеленые и белые огни прожекторов и раздаются звуки серены, крики и грохот, все это нужно для психологического давления, чтобы пожарные были готовы максимально сложным условиям. Но несмотря на все эти искусственно созданные трудности, хуже всего я переносила вполне естественную вещь – от опоры на плиточный пол мои колени с первых же метров начали нестерпимо болеть.

В таких условиях ориентироваться в пространстве практически невозможно, поэтому я решила просто чуть ли не на ощупь следовать за пожарным, неуклюже переваливаясь из одного решетчатого коридора в другой. А ведь настоящим пожарным нужно не только внимательно следить за окружающей обстановкой и нести на себе тяжелое обмундирование, но еще и людей эвакуировать. С последней задачей я бы точно не справилась – слишком уж медленно ползла. В такие моменты начинаешь понимать, что значит действительно сложная и опасная работа. Да и свежий воздух и свет после прохождения лабиринта теплодымокамеры начинают казаться чем-то ценным и бесконечно приятным.

Однако на этом «испытания» не заканчиваются – нас ждет спуск на тросах с третьего этажа деревянной учебной башни, своеобразная репетиция эвакуации из высотных зданий. Пока идет подготовка к «спасению», я успеваю рассмотреть хитрую конструкцию для спуска, состоящую из трех прочных тросов.

За одну из этих веревок прикреплен пожарный, за вторую – эвакуируемый человек, а третий более тонкий трос тянут внизу двое пожарных, чтобы обеспечить спуск. Все это очень напоминает детскую «тарзанку» в парке аттракционов. Но несмотря на это, я поглядываю на конструкцию с опаской – все-таки спускаться придется с третьего этажа, пусть и со страховкой. Увидев мои переживания, пожарные, прикрепляющие меня к тросу, даже начинают подшучивать надо мной – для них-то спуск дело привычное, они и пострашнее ситуации видали.

— На самом деле, страшно только вылезать из окна – срабатывает инстинкт самозащиты, а когда уже висишь над землей становится намного спокойнее, потому что понятно, что деваться некуда, – успокаивает меня мастер-пожарный Артем Алексеенко, который спускается вместе со мной.

И действительно, мы скользим по тросу настолько плавно, что страх исчезает сам собой, даже земля уже не кажется такой далекой, как из окна башни. Не успела я коснуться ногами земли, как рядом со мной раздается голос пожарного: «Поздравляем с восьмым марта!», и в руки мне опускается букет из розовых тюльпанов. И вот уже забываются и стертые колени, и страх высоты. Все-таки цветы радуют девушек и женщин даже в самых экстремальных ситуациях!

Читайте также: Нехрупкая красота: вдохновляющие истории москвичек о мужестве и стойкости

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

164 095 + 1 002 (за сутки)

Выздоровели

228 678 + 678 (за сутки)

Выявлено

4 116 + 29 (за сутки)

Умерли

Екатерина Рощина

Ефремов и Долина: закон — не для всех

Ольга Кузьмина  

В чем странности этого лета

Александр Лосото 

Лев Кассиль: возвращение из Швамбрании

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Первым появляется росток

Михаил Бударагин

Парламентариям не место на ток-шоу

Алиса Янина

Как я отдыхала в Крыму

Николас Коро, маркетолог

То ли распродажа, то ли обман

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите