Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Выстояли вместе с фронтом. Легендарный завод удалось спрятать от фашистских летчиков с помощью военной хитрости

Сюжет: 

75-летие Великой Победы
Общество
Выстояли вместе с фронтом. Легендарный завод удалось спрятать от фашистских летчиков с помощью военной хитрости
Первые строительные бараки в 30-х годах 20 века / Фото: youtube.com

В субботу, 9 мая — День Победы. Освобождение Европы от фашизма, флаг над Рейхстагом, триумф СССР… Все это было следствием не только военных операций, но и героической работы в тылу. Тысячи советских предприятий буквально ковали в годы войны будущую Победу. Одним из них был Московский нефтеперерабатывающий завод. Как предприятие и его работники помогли обеспечить армию топливом в самые тяжелые дни и отстоять столицу?

В начале 1940-х завод еще не занимал таких площадей, как в наши дни: работали всего две установки, а первую тонну бензина получили лишь за три года до начала войны. Но при этом завод уже считался одним из самых технологичных во всей нефтеперерабатывающей отрасли СССР. Здесь, например, разработали новый метод щелочения бензина, который затем стали распространять по всей стране как передовой опыт. Кстати, Капотня, где появилось предприятие, была тогда подмосковным селом. А предприятие называлось — «Крекинг-завод № 91». Еще в мирное время завод имел немалое значение, ведь в Москве быстро развивался автомобильный транспорт. А после начала войны он моментально стал объектом стратегическим.

— Фронту в огромных объемах требовалось горючее, — рассказывает москвовед, автор более 30 книг по истории столицы Владимир Муравьев. — Нужно было заправлять машины, самолеты, танки... Поэтому завод стал одним из немногих крупных предприятий, которое из столицы и области не эвакуировали.

Обмануть люфтваффе

Конечно, большинство мужчин-рабочих призвали в армию. Тяжелые мужские специальности пришлось осваивать женщинам. В военные годы число женщин на предприятии достигло 430. И завод при этом не просто работал, но и активно развивал новые технологии и наращивал объемы производства. Уже к концу 1941 года здесь выпускалось на четыре вида продукции больше, чем до войны. Работали в несколько смен, не останавливаясь ни на минуту.

— Фашисты, разумеется, понимали, что без горючего современной войны не бывает. Поэтому завод для немецкой авиации был важной целью, — рассказывает Владимир Муравьев. Первый налет случился спустя всего месяц после начала войны — ночью 22 июля.

— Одна из бомб легла всего в ста метрах от завода, — вспоминал участник обороны производства Иван Егоров. — Стало ясно, что полагаться только на защиту зениток нельзя. А вдруг они не сумеют отразить налет? В тот же день было решено построить из фанеры похожий завод, ложный, в трех километрах от настоящего. Это сейчас бутафории массово строят в Голливуде. А тогда, в СССР, это было в новинку.

Над постройкой макета трудились почти две тысячи человек! План территории завода скопировали с точностью до метра, из фанеры построили корпус в натуральную величину. Дошло до того, что из ближайшего леса привезли и вкопали в нужных местах деревья. Сфотографировали с воздуха — не отличишь! Но для реалистичности мало одной декорации — нужны и спецэффекты. Фашистские летчики должны были убеждаться, что они бомбят завод эффективно — производя большие разрушения. Поэтому после каждой бомбежки дежурные выбегали из бункера и поджигали бочки с остатками горючего и промасленную ветошь.

Дебют фанерного дублера оказался удачным. Увидев столбы пламени после сброса первых зажигалок, летчики люфтваффе поверили, что именно там — топливные ресурсы столицы, туда и надо целиться. На настоящем предприятии вздохнули с облегчением. Активная оборона крекинг-завода длилась 90 дней и ночей — до конца октября 1941 года. Потом погода изменилась, все чаще возникала низкая облачность, зарядили дожди, и налеты авиации стали реже. Но расслабляться все равно было нельзя. Все это время настоящий завод, замаскированный, чтобы его не было видно с воздуха, продолжал работать. Он безостановочно отгружал на фронт цистерны с бензином, мазутом и соляркой. На предприятии соблюдалась строжайшая светомаскировка. Бомбы же время от времени так и сбрасывали на бутафорские строения.

Горючее — кровь войны

Однако скоро пришла новая беда — к Москве придвинулись сухопутные силы фашистов. Завод стали готовить к худшему сценарию. Часть оборудования эвакуировали. Некоторые установки заминировали на случай, если враг все же вступит в город.

— Осенью 1941-го немцы стояли уже в ближнем Подмосковье. Правда, не с юго-востока, где Капотня, а с северо-запада, — рассказывает кандидат исторических наук Сергей Забродин. — В итоге танки Красной армии заправляли прямо на заводе. И экипажи отсюда уходили в бой. Из-за дождей была жуткая распутица, проехать было крайне сложно, горючего тратилось очень много. Но у нас все-таки горючее было, а немцам его сильно не хватало. Технику часто было буквально нечем заправить! В общем, наше превосходство в ресурсах, обеспеченное героической работой тыла, стало одним из главных факторов победы под Москвой. Да, был ранее невиданный героизм солдат и офицеров. У Красной армии была техника — часто более современная, чем у противника. Но без горючего все эти ресурсы было бы невозможно быстро перебросить к линии фронта. Вот так работники МНПЗ фактически стали такими же участниками битвы под Москвой, как солдаты и ополченцы.

— Как известно, в сражении под Москвой Красная армия сначала оборонялась, а потом активно наступала, отбрасывая противника на запад, — продолжает Сергей Забродин. — В течение светового дня фронт мог подвинуться на 30 километров. Нужно было перекинуть огромное количество техники: у нас только орудий и минометов было около 10,5 тысячи. И более тысячи танков. Все это требовало сотен тысяч тонн горючего. И его производили.

Не сдаваться

Последние месяцы 1941-го выдались для предприятия самыми тяжелыми. По итогам первых трех кварталов план по валовой продукции выполнили на 98,5 процента, но общегодовой итог оказался 87,5 процента. Новые сотрудники сначала не могли трудиться столь же эффективно, как опытные. Плюс не хватало части оборудования, которое вывезли вглубь страны. Но тогда, в 1941-м, фронт выстоял, выстоял и завод. На второй год войны предприятию (в 1942 году оно стало называться Государственный союзный завод № 413) было уже полегче. Стало ясно, что враг от Москвы отброшен окончательно.

В течение первого полугодия 1942 года из эвакуации вернули демонтированные установки. Годовой план по валовой продукции был даже перевыполнен! И это при том, что рабочих и инженеров по сравнению с довоенными временами поубавилось, приходилось зачислять в штат и обучать на месте вчерашних подростков и бывших домохозяек…

— Надо понимать, что вопросу производства нефтепродуктов уделялось в годы войны огромное внимание, — рассказывает Сергей Забродин. — Фашисты хотели буквально обескровить Красную армию, лишив ее горючего. Ведь почему случилась Сталинградская битва? Гитлеровцы хотели отрезать от СССР нефтяные бакинские промыслы. Они рвались к Волге, чтобы перекрыть ее для барж с нефтью и захватить железную дорогу, по которой шли цистерны. Именно поэтому Советский Союз сделал все возможное и невозможное и враг не смог захватить город. Сотни тысяч людей погибли под Сталинградом, чтобы нефть доставлялась на наши перерабатывающие заводы. И нефтепереработчики, разумеется, должны были так же героически трудиться, как фронтовики — воевать. Потому что война была на всех одна. Это было одно большое дело для всего народа.

В 1943 году Наркомат нефти признал столичных нефтепереработчиков лучшими в Советском Союзе. Заводу № 413 вручили переходящее Красное знамя Госкомитета обороны (ГКО) и денежную премию. За два последующих года это знамя вручалось заводу еще 13 (!) раз, а затем — оставлено на вечное хранение.

Заткнул рану варежкой и сам добрался до санчасти

Напомним, многие работники завода, ушедшие на фронт, героически воевали. Часть из них после тяжелых ранений демобилизовались и возвращались на родное предприятие. Показательна история Евгения Кузьмича Платонова, основателя трудовой династии, которая по сей день работает на МНПЗ.

Евгений Кузьмич пришел на завод после фронта, где он получил тяжелое ранение. Любовь к труду, которая была привита еще с детства, закалка, полученная в годы войны, — все это помогло ему стать передовым рабочим, а затем и начальником установки. На заводе он познакомился с будущей супругой — Марией Степановной, здесь же семейную традицию продолжили их сыновья Валерий и Александр. Валерий Евгеньевич ушел на заслуженный отдых с должности замначальника электроцеха. Александр Евгеньевич прошел путь от начальника установки первичной переработки нефти до заместителя директора. Сейчас на заводе начальником смены теплоэнергетического комплекса трудится внук Евгения Кузьмича — Александр Платонов. Он и рассказал о своем деде.

— Мой дед родился в городе Старая Русса Новгородской области. До войны работал слесарем на машинно-тракторной станции. После начала войны в июне добровольцем отправился на строительство и ремонт военных аэродромов в Лужский район Ленинградской области. Оттуда в ноябре 1941 года был призван в Красную армию. Вначале служил стрелком в инженерном авиабатальоне. В сентябре 1942 года его направили в Московское пулеметное училище на трехмесячные курсы младшего командного состава. После курсов, в должности заместителя командира взвода 19-й гвардейской стрелковой дивизии, он и встретил самые тяжелые бои. Это была Ржевская битва, которую иногда называют «ржевской мясорубкой». Дед рассказывал: «Приходит к нам пополнение, утром идем в атаку, вечером от личного состава роты остается 5–6 человек». Именно тогда он получил тяжелое ранение. Во время наступления вражеская пуля попала ему в глаз и вышла через шею. Когда очнулся, никого вокруг не было. Вспоминал, как заткнул пулевое отверстие варежкой и, собрав последние силы, сам добрался до санчасти. Несколько месяцев он лечился в госпитале, получил инвалидность.

Награда героям

После демобилизации Евгений Кузьмич был направлен на завод № 413 — так до 1952 года назывался МНПЗ. Здесь он и проработал до самой пенсии. Трудился так же, как и воевал — не жалея себя. Был награжден орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции, орденом Ленина. Впрочем, героических тружеников на МНПЗ было немало. Так, 380 человек наградили медалью «За оборону Москвы», 630 — «За трудовую доблесть во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.». После войны бурное развитие предприятия продолжилось. А в 1985 году, к 40-летию Великой Победы, завод был награжден орденом Отечественной войны I степени. Это одна из самых ценных наград в истории МНПЗ.

— Победа, как это ни банально звучит, действительно, ковалась в тылу, — резюмирует Сергей Забродин. — Ведь в годы Второй мировой война шла не только на фронтах, но и на заводах. На Германию, например, работала вся покоренная Европа. Да, СССР тоже помогали — были поставки из стран антигитлеровской коалиции, прежде всего США. Но большую часть поставок для нужд фронта обеспечили, конечно, советские предприятия. Причем, в отличие от американских, они часто работали в экстремальных условиях, буквально под бомбами. Это и есть героизм. Рабочие на предприятиях — таких как Московский НПЗ — совершили подвиг. Так давайте помнить обо всех, кто ковал Победу.

КОММЕНТАРИЙ

Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышлеников России:

— В условиях войны нефтяная промышленность СССР не только не была потеряна, но и развивалась! Прежде всего — за счет беспрецедентного мужества и профессионализма наших людей, в том числе работавших на заводе в Капотне. Когда осенью 1941 года Москва оказалась в опасности, бакинские нефтяники обратились со словами: «Москва, родная! Сегодня ты в опасности. Но ты не одна. С тобой наша могучая Родина... Наша дружба в эти суровые дни крепка, как гранит. Она — основа нашей грядущей победы…».

Читайте также: Шойгу: Проведем все запланированные на 9 мая мероприятия до конца года

Подкасты