Шагнуть в нормальность: почему режим самоизоляции так по-разному повлиял на людей
Фото: Наталия Нечаева, «Вечерняя Москва»

Шагнуть в нормальность: почему режим самоизоляции так по-разному повлиял на людей

Общество

Вирус постепенно отступает, город начинает возвращаться к привычному ритму жизни. Правда, экономисты и социологи утверждают, что прежним мир уже не будет, и каждому, в той или иной степени, придется привыкать к новой реальности.

— Любая смена в привычном распорядке — это стресс, — комментирует психолог Илья Суровцев. — И конечно, режим самоизоляции был серьезной психологической встряской для москвичей. Быструю, суетливую жизнь, к которой мы привыкли, вдруг поставили на паузу. Люди остались дома, где даже течение времени воспринимается иначе, чем когда мы под завязку загружены делами, поездками и активным общением. Дальше начался период адаптации, привыкания к новому графику, режиму, образу жизни в целом.

В среднем, по последним исследованиям, на то, чтобы новая привычка сформировалась в более-менее зафиксированном состоянии, человеку, в зависимости от его психологического типа личности, требуется от трех до шести месяцев. Это во многом зависит от отношения к ситуации. Кто-то радовался возможности посидеть дома, другие при тех же обстоятельствах уже на второй день начинали, образно говоря, лезть на стенку. Если условия самоизоляции были приятны и требовали малого количества психоэмоциональных, волевых затрат, то и адаптация прошла очень быстро.

А если человек психологически не готов был сидеть взаперти, то ему понадобилось больше времени, чтобы смириться с ситуацией. Но, так или иначе, привычка жить в самоизоляции сформировалась у всех. А сейчас все возвращается на круги своя. То есть мы, по сути, должны отвыкать от того, к чему только недавно привыкли. Такие «качели» чреваты очередным стрессом, причем как для активных и общительных экстравертов, так и для нелюдимых, погруженных в себя интровертов.

Еще недавно соцсети надрывались от возгласов о том, как надоела самоизоляция и хочется на работу. Однако, как только на горизонте забрезжил конец карантина, эмоциональный настрой большинства кардинально поменялся. Вдруг оказалось, что и дома хорошо, а представить, как теперь тащиться в офис в толпе попутчиков, для многих прямо-таки невозможно. Это, по мнению эксперта, как раз и говорит о сформировавшихся привычках.

— При этом давайте не будем забывать, что Москва, как любой другой крупный мегаполис, все-таки город экстравертов, — уточняет психолог. — По разным оценкам, экстраверты составляют до 74 процентов населения столицы. Новые люди, обыденная суета и необходимость выполнять сразу несколько задач, быстротечная череда событий — экстраверты чувствуют себя в таких условиях как рыба в воде. Политики, общественные деятели, менеджеры по продажам, журналисты — среди них редко встретишь интровертов, предпочитающих уединенность. Вот при такой расстановке сил москвичи шагнули в самоизоляцию.

Тем не менее у экспертов нет однозначного ответа, кому было проще привыкнуть к необходимости большую часть времени проводить в четырех стенах. Пандемия и ограничительные меры, связанные с ней, перевернули обычный уклад с ног на голову. И, по логике, самоизоляция стала мечтой для интровертов и тюрьмой для экстравертов. В сети даже появилась шутка, что карантин — это заговор интровертов.

— Для этой категории людей адаптация, конечно, протекала в более комфортных условиях, — говорит социальный психолог Людмила Федотова. — Мы ведь все по-разному включаемся в социум, поддерживаем старые знакомства и заводим новые, в той или иной степени расширяя границы своего общения. Интровертам все это нужно в меньшей степени, им предпочтительнее замкнутый образ жизни, возможность уединения. А экстравертам, для которых постоянный контакт с большим количеством людей жизненно необходим, было психологически сложнее адаптироваться к самому факту, что придется ограничить свой мир узким кругом родных. Но приспосабливаться к новым обстоятельствам пришлось и тем, и другим. Идеальных условий во время карантина не было ни у кого.

Экстраверты стали больше общаться по телефону и в мессенджерах, устраивать онлайн-вечеринки и совместные посиделки с членами семьи. Пусть личные контакты для них и были ограничены, зато они использовали время на самоизоляции для того, чтобы укрепить, например, семейные связи. А вот интроверты, поначалу искренне радовавшиеся тому, что не нужно больше ездить на работу, общаться с коллегами и начальством, через некоторое время пребывания дома начали… страдать.

— Интроверты тоже тяжело переносили карантин, но только совсем по другой причине, — объясняет Людмила Федотова. — Полноценно удовлетворять все свои потребности и испытывать бесконечное счастье удалось только тем из них, кто проживает один. Остальным, а таковых, по статистике, много больше, в замкнутом пространстве пришлось столкнуться нос к носу с родственниками, которых они в обычных условиях видели значительно реже. А учитывая, что далеко не у всех горожан жилищные условия позволяют обеспечить всем проживающим в одной квартире место уединения, «бирюкам» пришлось очень несладко. Особенно если среди членов их семьи есть нуждающиеся в постоянной компании экстраверты. Думаю, ссоры и взаимные обиды здесь были неизбежны.

Как раз такую картину наблюдала в семье своих давних друзей. Татьяна — живчик, тараторит без умолку, не сидит на одном месте. Компания ей нужна всегда, чем бы она ни занималась. А муж ее, Сергей, напротив, предпочитает помалкивать и заниматься делами в гордом одиночестве. Раньше казалось, что они — прямо-таки идеальная пара. Но на самоизоляции им пришлось всерьез притираться друг к другу. Таня дулась на Сергея, который вдруг стал буквально вопить: «Дай побыть одному!» И училась молчать, когда муж читал или что-то мастерил по дому. Сергей, справедливости ради, тоже очень старался, жертвуя возможностью побыть наедине с самим собой ради возни с сыновьями.

— Абсолютных интровертов и экстравертов все-таки встретишь редко, — комментирует психолог Илья Суровцев. — Как не бывает идеальных людей. Мало того: в условиях экстремального и продолжительного стресса, такого как необходимость долго сидеть безвылазно дома, тип личности вполне способен меняться. Интроверт станет проявлять активную агрессию, не свойственную ему ранее, или вдруг поймет, что человеческий, дружеский контакт доставляет ему не меньше удовольствия, чем уединение. А оказавшийся на удаленной дистанции экстраверт почувствует прелести отдыха от постоянного пребывания на глазах у других. Но может получиться и наоборот: одиночество, с которым пришлось столкнуться, спровоцирует у него депрессию.

Именно поэтому вновь возникшая необходимость ездить на работу и вступать в коммуникацию со множеством людей станет второй волной стресса для представителей обоих психологических типов личности. Но если интроверты легче входили в режим самоизоляции, то выйдут из него с меньшими потерями, конечно, экстраверты.

Понятно, что универсального способа комфортного выхода из самоизоляции нет. По мнению экспертов, стрессоустойчивость зависит от многих факторов: стиля мышления, воспитания, личностных ценностей, оптимистического или пессимистического отношения к жизни.

— Все это формирует характер человека, который, конечно, имеет значение, — объясняет психолог Илья Суровцев. — Но на особенности выхода из карантина еще серьезно влияет природный темперамент личности.

Так, по мнению экспертов, непоседливые, способные преодолеть многие преграды холерики, которые легко адаптировались к карантину, выйдут из него без особых потерь. Для них главной сложностью станет адаптация организма к необходимости снова жить по расписанию. Помогут им в этом трудоголизм и готовность преодолевать все трудности на пути к цели.

А вот меланхоликам придется несладко. Этот тип характера вообще тяжелее всех переносит стрессовые ситуации. И работают они эффективно, как правило, только в благоприятных условиях. У них выход из самоизоляции вызывает беспокойство, они плохо спят, раздражаются. Для того чтобы снова войти в колею, в принципе склонным к лени меланхоликам понадобится время на раскачку.

Физически не выносят любые перемены и флегматики. Но характерные для них психологическая устойчивость и упорство помогут им довольно быстро справиться со стрессом. Они легко смиряются с обстоятельствами, действуя по принципу «значит, так надо».

Проще всего, предполагают психологи, вернуться к нормальному образу жизни будет сангвиникам. Жизнерадостные, подвижные и способные быстро справляться с плохим настроением, они легко нашли плюсы как в том, что придется посидеть дома, так и в том, что из него пора выходить.

КАК НЕБО И ЗЕМЛЯ

Два типа темперамента — интроверты и экстраверты — впервые были выделены сто лет назад известным швейцарским психиатром Карлом Юнгом. Он отметил, что экстраверты уделяют большое внимание внешнему миру и испытывают дискомфорт при долгом отсутствии социальных контактов. Интроверты же больше погружены в себя и нуждаются в регулярном одиночестве.

САМИ СПРАВИМСЯ

Результаты опроса крупного сервиса по поиску работы показали, что 86 процентов россиян не нуждаются в помощи психолога в связи с возможными последствиями самоизоляции. При этом женщины говорят о необходимости обращения к психологу чуть чаще мужчин.

Читайте также: Городские власти поддержат фитнес-индустрию, пострадавшую во время пандемии

Google newsGoogle newsGoogle news