Карта городских событий
Смотреть карту

Не зарывай талант. У каждого человека есть свой дар, считают эксперты

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Не зарывай талант. У каждого человека есть свой дар, считают эксперты
Фото: pixabay.com

Пора учебы — волшебное время. Даже если нам уже не нужно садиться за парту, мы с теплотой вспоминаем годы учебы. Однако нет-нет да и спросишь себя: а правильную ли дорогу я выбрал, развивая способности, которые видели во мне родители и учителя? А иногда и хуже бывает: взрослые не видят в ребенке ничего выдающегося. Он вырастает и проживает скучную жизнь, не подозревая о своих возможностях. Это поправимо, считают эксперты.

Вместо того чтобы наделить человека красивыми перьями, могучими мускулами и острыми клыками, эволюция сделала нам странный подарок — большой и сложный мозг. Это самый прожорливый орган: в состоянии покоя он забирает до 25 процентов всей энергии, необходимой нам для жизнедеятельности. Ученые исследуют мозг человека много столетий, но до сих пор он остается самым загадочным органом. Даже непонятно, насколько эффективно мы его применяем.

Долгое время в научно-популярной литературе бытовал миф, будто человек использует всего 5–10 процентов умственных способностей. Слава богу, десятки авторитетных специалистов опровергли это заблуждение: если бы мы задействовали только десятую часть мозга, вскрытие покойников показывало бы атрофию остальных 90 процентов, но это не так.

О чем поведал мозг Ленина

А что такое талант? Человечество много столетий ломает голову над этим вопросом. В позапрошлом веке, например, было модно похищать из могил черепа замечательных людей с целью изучения. В 2016 году ученые провели георадарное сканирование могилы Шекспира и обнаружили пустоту на месте головы. Говорят, подобным образом был потревожен прах Гайдна, Шиллера, Гоголя, Петрарки, Бетховена.

Почти два века среди анатомов кочевал из рук в руки череп Моцарта, якобы раскопанный его могильщиком. В 2005 году эксперты Университета Инсбрука сравнили ДНК черепа с ДНК скелетов бабушки и кузины композитора и выяснили: останки Моцарту не принадлежат. В ХХ веке внимание науки переключилось с черепов на их содержимое. В 1928 году в Москве был создан НИИ мозга — для того, чтобы исследовать мозг Ленина, а заодно и другие выдающиеся умы Советского Союза. Мозг вождя взвесили (1340 г) и нарезали на 30 953 пластинки. Хотя орган сильно пострадал из-за болезни, в его коре нашли больше борозд, чем у Куйбышева, Циолковского, Луначарского, Мичурина, Маяковского. Величина ленинской лобной доли тоже оказалась внушительной: более 25,5 процента по отношению к общему объему мозга против 23,5 — у остальных. Однако превосходил ли Владимир Ильич своих современников по интеллекту? Если и да, то превосходство было несильное. Ведь важна не только площадь коры больших полушарий, но и количество функциональных связей между клетками мозга. Георгий Плеханов, хорошо знавший младшего «коллегу», в своем «Политическом завещании» отмечает, что Ленин «очень умен», однако «для образованного социалиста труды его неинтересны: они не отмечены ни изяществом слога, ни отточенной логикой, ни глубокими мыслями». Словом, секрет выдающихся способностей Ленина остался недораскрытым.

Два гения в одном лице

Копаясь в мозгах почивших знаменитостей, ученым часто удается обнаружить нестандартные детали. Например, замечено, что мозг Эйнштейна меньше среднего (1230 г против 1400), зато плотность нейронов на загляденье высока, а участки, ответственные за математические способности, больше, чем у его ровесников. Сравнительно недавно, в 2012 году, нейроантрополог Дин Фальк, внимательно изучив мозг Эйнштейна на фотографиях, пришла к выводу, что мозолистое тело — «мостик» между полушариями — у ученого гораздо толще, чем у простых людей.

— «Стопроцентную» одаренность сегодня не определить никаким сканером, никаким анализом ДНК. Но мы можем сказать, что определенные особенности в организации мозга связаны с талантами людей, — говорит нейробиолог, профессор университета «Сколтех» Филипп Хайтович. — Мозг удивительно сложный орган, его способности очень разные — к музыке, к математике, к запоминанию вещей и так далее. За все эти функции отвечают разные участки. И никогда не бывает, чтобы человек был талантлив во всем в равной степени. Эйнштейн очень любил играть на скрипке — но играл очень плохо.

Облако в штанах

Однако, замечает эксперт, все процессы в нашем мозгу взаимосвязаны. В науке давно дискутируется вопрос, есть ли некая общая функция — «общий интеллект», general intelligence, — которая лежит в основе сразу нескольких способностей. Например, если человек хорошо считает, сможет ли он решать логические задачи, определять расположение предметов в пространстве и, возможно, их рисовать, будут ли у него музыкальные задатки? И многие работы ученых, занимающихся «расшифровкой» мозга, показывают, что действительно фактор взаимосвязи талантов есть. У человека может быть высокий уровень «общего интеллекта», который делает его одаренным в разных направлениях. Поэтому, когда говорят «талантливый человек талантлив во всем», доля правды в этом есть, однако на практике проявиться во всем, как правило, не получается. Допустим, если человек из всех своих способностей 99 процентов времени посвящает музыке, то мы никогда не узнаем, какие у него еще были данные.

А иногда «общий интеллект» толкает нас развивать у себя «побочные» задатки. Возможно, так вышло в случае Владимира Маяковского, о котором рассказывает в своей книге «Изменчивость и гениальность» доктор биологических наук Сергей Савельев. Рассматривая мозг поэта, ученые ожидали увидеть развитый центр Брока — зону в нижней лобной доле, которая участвует в формировании речи. Однако этот центр оказался… почти вдвое меньше, чем у людей, не писавших стихов. «Остается только удивляться, как при таком бедном речевом субстрате Маяковский умудрялся писать феноменально талантливые стихи», — замечает Савельев. Но в некоторых участках зоны Брока и еще кое-где в большущем — 1700 г — мозге Маяковского ученые обнаружили уникальные особенности строения. Возможно, именно с этим связаны некоторые странности в поведении поэта, например, привычка сочинять стихи не за столом, а на ходу, вслушиваясь в ритм своих шагов. Однако что там не развил у себя трибун революции, посвятив жизнь поэзии, декламации и рисованию плакатов, толком непонятно.

Без труда — никуда

Любуясь мозгом незаурядных личностей, ученые по-прежнему не могут ответить на вопрос, где грань между выдающимся и великим, где та точка, в которой талант делает «квантовый скачок» в гениальность. Знаменитый советский генетик Владимир Эфроимсон в книге «Генетика гениальности» пишет: «Никакая (наследственная) комбинация дарований недостаточна… Если бы у Моцарта, Бетховена, Шопена не было одержимости, фантастической целеустремленности, то они, при всех своих способностях, будучи «вундеркиндами», ими бы и остались». Пушкинское противопоставление «гуляки праздного» Моцарта нудному работяге Сальери не имеет под собой реальных оснований. Исторический Моцарт был редким трудоголиком: писал музыку даже в дороге, хотя путешествовали в ХVIII веке люди не на самолетах и «Сапсанах».

Дела семейные

Немного света на природу гениальности проливает история сестер Полгар, знаменитых шахматных гроссмейстеров и героинь Книги рекордов Гиннесса. Дело в том, что им очень повезло с родителями. Отец семейства, будапештский педагог Ласло Полгар, изучил биографии замечательных людей и решил, что сумеет вырастить таких людей и сам. В 1965 году по объявлению в газете он нашел единомышленницу, создал семью и приступил к эксперименту.

Идея состояла в том, чтобы выявлять у детей ведущую способность, а потом с помощью долгого усердного труда довести ее до совершенства. Родителям с дочерьми тоже повезло: девочки сами, одна за другой, обнаруживали интерес к шахматам, поэтому долго возиться с «диагностикой» не пришлось. Занимаясь по пять часов в день, к 12 годам Жужа научилась побеждать во всех турнирах — даже взрослых мужчин. По ее стопам твердо пошли младшие — София и Юдит. Причем последняя уже почти не участвовала в женских турнирах, предпочитая сражаться только с сильным полом. Эксперимент принялись копировать многие семьи во всем мире, но пока никому не удалось повторить триумф Полгаров. Некоторые психологи полагают, что секрет феноменального успеха сестер — в том, что отец не принуждал их трудиться, а только поощрял честолюбивые амбиции. Всего на несколько лет раньше, чем в Будапеште, семья-лаборатория развернулась в Москве. Педагоги Борис и Лена Никитины испытывали на своих ребятишках другую авторскую методику, которая опиралась на раннее развитие, закаливание и физкультуру. Ее задачей было вырастить не гениев, а здоровых и счастливых людей. Семеро «подопытных» детей отлично успевали в школе, перескакивая через классы, однако сверхчеловеком ни один из них не стал. Систему Никитиных много критиковали, но цели своей супруги достигли: все их дети получили образование, создали крепкие семьи и подарили родителям внуков.

По старинке: учиться, учиться…

Эфроимсон отмечает, что за всю свою историю европейская цивилизация подарила миру не более 400–500 гениев. Их было бы гораздо больше, если бы все могли реализоваться. Ученый верил в «гигантские резервные возможности «нормального» человеческого мозга». Главное — пораньше обнаружить ростки таланта и поместить их в благодатную почву.

— Немного попроще выявить спортивный талант, поскольку он во многом обусловлен более физическими параметрами. — говорит профессор «Сколтеха» Филипп Хайтович. Но интеллектуальные способности по-прежнему раскрываются теми же методами, что тысячу лет назад.

Тогда что делать? Как не прозевать будущего Ландау и Бетховена?! Заботливые мамы и папы, вспоминая, возможно, как их «проглядели», устраивают детскому мозгу «ковровую бомбардировку»: водят чадо на все секции и кружки, до которых можно дотянуться. И ждут, пока «жертва» сама сделает выбор. Но вместо этого дитя устает и путается в показаниях.

— Есть эмпирические наблюдения, которые позволяют достаточно точно узнать, к чему ребенок предрасположен, — говорит Хайтович, — поэтому я рекомендую обращаться к педагогам с большим опытом. По определенным признакам они могут определить, к чему есть склонность у ученика. Специалисты понаблюдают ребенка — в детском саду, в школе и помогут ему определиться.

Все пропало, шеф

— Ко мне на консультацию часто приходят взрослые люди, которые сожалеют, что всю жизнь занимаются не тем, к чему лежит душа, — рассказывает психолог Светлана Бояринова. — Кто-то выбрал поприще под давлением родителей, у кого-то вообще не было выбора. После тестирования действительно часто оказывается, что человек занят не своим делом. Конечно, кардинально поменять судьбу уже не получится, но превратить подходящее и любимое занятие хотя бы в хобби — просто необходимо. Есть исследования, которые подтверждает и мой опыт: хобби доставляет человеку такое яркое удовольствие, что он начинает делать успехи и в основной профессии.

КСТАТИ

Одно время был очень популярен стереотип, будто самые талантливые люди в мире — левши, поскольку их мозг работает по-другому, чем у праворуких людей. По словам нейробиолога Филиппа Хайтовича, действительно в мозге человека, в отличие от других видов животных, сильно выражена латерализация — связь различных функций с тем или иным полушарием. Зачем это нужно? До конца ученые не понимают. Одна из рабочих гипотез: для того чтобы сократить время, необходимое на процессы, которые происходят в мозге, поскольку он большой, а электрохимические сигналы в нем идут медленно. Это совсем неудобно, особенно если решение нужно принимать быстро.

И природа сгруппировала разные функции по полушариям. У правшей доминирует левое, у левшей — правое. Однако важна не только латерализация, но и еще масса других параметров. Индивидуальные различия между людьми бывают более существенны, чем «праворукость-леворукость».

Например, отдел мозга, отвечающий за обработку зрительной информации, может быть очень большим у одного правши и очень маленьким — у другого.

РЕПЛИКА

Гений прорвется сам, остальные — нет

Анастасия Пономаренко, психолог:

— Нужно различать способности, талант и гениальность. Способности есть у всех. Кто-то чуть лучше других считает, кто-то тортики готовит вкуснее. Гениальность прорывается практически в любом случае, даже если ее пытаться игнорировать, как у Ломоносова или Эйнштейна. А талант — это нечто среднее. Здесь важна среда, которая формирует условия для развития. Допустим, у человека есть дар композитора, но если он не будет учиться музыке, мы об этом таланте никогда не узнаем. Существует модель А. Танненбаума, которая перечисляет пять факторов, способствующих развитию одаренности. Это общие интеллектуальные способности, специальные способности в конкретной области, качества личности, не связанные с интеллектом (желание, сила воли и так далее), окружение, способствующее развитию способностей (семья, школа) и фактор случайности: счастливое стечение обстоятельств, удача.

На мой взгляд, самый важный пункт в этом перечне — благоприятная среда, поскольку совсем бездарных людей не бывает, а отличить небольшие способности от таланта может помочь только семья и школа.

Читайте также: Можно ли полноценно жить без эмоционального интеллекта

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse