Отголоски тяжелых боев. Поисковый клуб «Прорыв» до сих пор находит медальоны погибших солдат
Сапер транспортного ОМОНа Виталий Семин / Фото: Элина Масимова, «Вечерняя Москва»

Отголоски тяжелых боев. Поисковый клуб «Прорыв» до сих пор находит медальоны погибших солдат

Общество

Сапер транспортного ОМОНа (отряда мобильного особого назначения) Виталий Семин уже более двадцати лет не мыслит своей жизни без поисковой работы. Сейчас он возглавляет клуб «Прорыв» в школе № 1115, где когда-то сам впервые познакомился с «военной археологией».

Старший прапорщик полиции Виталий Семин считает, что ему повезло — в его родной школе патриотическая работа никогда не была для педагогов просто формальностью. Еще в 1980-х учителя создали поисковый клуб, чтобы увековечить память воинов погибших при защите Отечества. Позже шефство над организацией взяли сотрудники столичного ОМОНа.

— У нас был настоящий поисковый отряд, — вспоминает Виталий Семин. — Мы ездили на раскопки вместе со взрослыми, которые не один десяток лет посвятили поисковой деятельности. Например, у моего одноклассника отец служил в правоохранительных органах, и многие его коллеги участвовали в подобных экспедициях. Я мальчишкой с восхищением наблюдал, как в минуты отдыха они ловко ставят в лесу палатки, разводят костры, готовят еду в полевых условиях. Запоминал, как они все это делают. Тогда же появилось четкое желание стать похожим на них...

Чаще всего поисковики выезжали в районы ожесточенных боев подо Ржевом, где, по оценкам историков, потери Красной армии в годы Великой Отечественной составили свыше миллиона человек.

Многие военачальники в воспоминаниях называли Ржевскую операцию одной из самых кровопролитных за всю войну.

— В последнее время мы занимаемся раскопками так называемых санитарных захоронений, — рассказывает Виталий Семин. — Это очень тяжелая тема. Обычно такие захоронения проводили спустя какой-то срок после боев, особенно массово весной, для предотвращения развития инфекционных заболеваний, эпидемий, в том числе на оккупированных территориях. В одной яме могли оказаться останки как советских солдат, так и немцев. Списков фамилий при этом, как правило, не найти: воины числились пропавшими без вести или погибшими без указания точного места захоронения. Редко можно отыскать медальоны.

Участники поискового клуба внимательно изучают советские сводки донесений, публикуемые на сайте «Подвиг народа» , просматривают немецке журналы — так находят информацию о возможных местах захоронения, чтобы потом выехать на раскопки.

Последняя международная экспедиция «Ржев. Калининский фронт» завершилась в сентябре. Поисковики разбили лагерь в лесах Ржевского района, и, несмотря на проливные ливни, которые не прекращались по несколько дней кряду, продолжали работать.

— Мы проводили разведку местности на основании архивных данных февраля 1942 года, — рассказывает Виталий Семин. — Вопреки непогоде, никто из нашей команды не дрогнул, не уехал домой. Все понимали, этот год особенный, юбилейный — 75 лет Победы в Великой Отечественной войне. Никто из нас не мог отступить, и без того мы несколько месяцев не могли никуда выехать из-за ограничительных мер, так что теперь нельзя было терять драгоценное время.

Увы, первая разведка показала, что из-за паводка исследовать местность, где, по расчетам, находилось захоронение, нельзя. Но уже на следующий день местные власти выделили вездеход «Урал», и отряд «Прорыв» начал работу.

На расстоянии 5–10 метров от немецкой траншеи под колючей проволокой обнаружили останки пяти человек. Однако в этот раз ничто не позволило опознать убитых.

Через несколько дней приступили к обследованию урочища, где когда-то стояла деревня. Здесь нашли две воронки предположительно санитарных захоронений.

— Вскоре к нам присоединились ребята из поискового отряда «Трипять», из Вологды, — продолжает Виталий Семин. — И вместе с ними нам наконец удалось обнаружить останки 42 бойцов Красной армии. Мы нашли три медальона: два из них оказались пустыми, а вот один — с запиской. Сейчас он находится на экспертизе. Мы всегда радуемся, когда удается установить имя погибшего красноармейца, ведь многие из них числились без вести пропавшими. Вот недавно по медальону определили имя Семена Нарина, разыскали его племянника, проживающего в Рязани. Когда он приехал в гости, оказалось, одна из родственниц погибшего бойца училась в той же школе, что и я. Такое совпадение! А всего мы нашли останки 1280 советских бойцов, из которых перезахоронили 1200.

Найденные вещи Виталий Семин и его команда передают в музей школы № 1115, где работает клуб «Прорыв».

Кстати, свою любовь Виталий встретил на раскопках. Анастасия тоже училась в школе № 1115, пришла в поисковый отряд, во время совместной экспедиции молодые люди познакомились ближе и поняли, что их интересы совпадают. Позже поженились и сейчас воспитывают двух мальчишек-близнецов: Егора и Артема.

Блицопрос

■ Любимые фильмы — о Великой Отечественной войне. Самый близкий сердцу — «Они сражались за Родину». Пронзительная работа Сергея Бондарчука как в качестве режиссера, так и в качестве актера.

■ Любимая книга — рассказ «Судьба человека» Михаила Шолохова. Писатель проникновенно описал чувства мужчины, прошедшего войну и проявившего лучшие человеческие качества по отношению к мальчишке, который потерял родителей.

■ Увлечение — интересуюсь историей, читаю много книг, занимаюсь реконструкцией исторических событий. Мы с ребятами особенно любим Бородинское сражение и всегда на годовщину ездим на поле, чтобы воссоздать картину исторического боя.

Читайте также: Мошенники снимают маски. На фоне пандемии у аферистов появились новые популярные схемы обмана доверчивых горожан

Google newsGoogle newsGoogle news