Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

«Асфальтная болезнь и похмельный синдром»: как столичные бездомные пережили коронавирус

Общество
«Асфальтная болезнь и похмельный синдром»: как столичные бездомные пережили коронавирус
Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

Пандемия коронавируса прошла для москвичей хоть и волнительно, но относительно понятно. Сначала мы читали о новом вирусе и смеялись над теми, кто считал его чумой XXI века, потом дружно забеспокоились, надели маски и перчатки, научились работать и отдыхать онлайн, а после потихоньку начали выползать из своих нор. Среди всей этой изоляционной суматохи все как-то забыли о бездомных. «Вечерняя Москва» выяснила, как пережили пандемию те, кто в этот период не покидал городских подворотен, подъездов и точно не соблюдал режим самоизоляции.

Площадь трех вокзалов — настоящий центр жизни для столичных бомжей. Здесь всегда много людей, готовых поделиться частью заработанного, теплые помещения, из которых почти не выгоняют, сюда же с бесплатной едой и одеждой приезжают волонтеры. Благодаря работе последних отличить бездомных от обычных горожан становится непросто — никаких истощенных лиц. Большинство одето хоть и небогато, но тепло и чисто. А многие еще и (внимание!) надели маски.

— Это тоже все волонтеры привозят, — говорит один из постоянных обитателей площади Сергей, — прямо пакетами. И всем обязательно раздают. На улице, конечно, никто не носит, но если там в магазин надо зайти или в метро, приходится надевать.

— И что, многие заболели?

— Да вообще никто не заболел, ни одного бомжа такого не знаю. Конечно, анализы какие-то мало кто сдавал, но там самый первый признак-то простой — запахи не чувствуешь. Уж это мы бы точно заметили.

Сейчас, по словам Сергея, жить стало относительно спокойно — не то что летом, когда Москва вдруг неожиданно опустела:

— Тут, конечно, и наша жизнь поменялась основательно. Многие, как я, например, уходили жить в подъезды. Если нормально себя там ведешь, вежливо разговариваешь, не воняешь, не гадишь в подъезде, то жильцы относятся с пониманием и не выгоняют. Некоторые ушли в ночлежки. Там, говорят, даже тесты на коронавирус брали, но так ничего и не нашли. Конечно, кто-то остался и просто на улице, как я, на какое-то время. На самом деле, несмотря на то, что москвичей всех гоняли, штрафовали, у нас таких проблем практически не возникало. Что с нас взять-то? Могли увезти в отделение, только если внаглую стоишь на улице и пьешь.

Другой наш собеседник, Игорь, поступил хитрее всех: во время пандемии он не прятался в подъездах, не ушел в ночлежку, а построил шалаш у метро «Красные ворота»:

— Очень удобно, между прочим, — пять–семь минут пешочком — и все, я здесь. Когда Москва закрывалась, проблем с законом у меня не было никаких вообще: местный участковый — мой друг. Он знает, что веду я себя прилично, дворникам всегда помогаю, всяким кафе, ресторанам — они могут за это и денежку дать или подкормить. Вопрос с кормежкой, конечно, летом стоял довольно остро, несмотря на то, что волонтеры приезжали. Правда, очень редко. Так что, да, было трудно.

Впрочем, как отмечает Игорь, мир не без добрых людей. Несколько раз за пандемию на Площадь трех вокзалов приезжала семейная пара с готовой домашней едой:

— Вот это я понимаю — люди. Их никто не заставлял, они сами взяли собственные продукты, потратили время и силы на то, чтобы их приготовить и привезти к нам. Было очень вкусно. Проблемы, кстати, были не только с едой, но и с заработком. Раньше как: стоишь на площади, видишь, кто-то тяжелые сумки несет, подбегаешь, помогаешь донести, что-нибудь да отсыпят. Кафе, опять же: поможешь местным сотрудникам, а они тебе копеечку. Ну или еду. Во время коронавируса, конечно, заработать было сложно, хотя и очень нужно. У меня телефон пропал, выпал из кармана через дырку в куртке, а без связи сегодня трудно.

— Никто из ваших друзей, знакомых не заболел?

— Вообще никто. Да и неудивительно — у них в организме всегда антисептик. Вообще у бомжа две проблемы: асфальтная болезнь и похмельный синдром. Остальное все — как с гуся вода. К нам и волонтеры эти приезжали, маски раздавали, но большинство их просто порвали или выкинули. Хотя, конечно, в метро без них не зайдешь, приходится приспосабливаться. Или когда в магазин идешь за сигаретами — тоже не денешься никуда. Но маски — это еще полбеды, самое неприятное — перчатки. Летом же без них тоже никуда не пускали, вот и приходилось в метро покупать эти презервативы, как я их называю. В метро они, кстати, дешевле всего — запомни.

Другая наша собеседница Инга провела всю пандемию на площади и считает, что именно бездомные пострадали от коронавируса тяжелее всех:

— Я не имею в виду, что кто-то заболел. Нет, тут все было нормально. Я вообще не знаю ни одного такого человека. Проблема была в еде. И в лучшие-то времена, когда привозили что-то стоящее, начинались драки — за хорошую одежду, например. А тут еда тоже стала приезжать реже. Видимо, деньги закончились у волонтеров, животы начали урчать. Мы же вообще самая незащищенная часть общества, зависим от того, много ли на улице людей, работают ли заведения общественного питания.

— А почему не ушли в ночлежку?

— Думала. Но, во-первых, там пить не дают. Не пустят, даже если ты просто пахнешь. А во-вторых, ну а что бы они сделали? Кормят они точно не лучше. Единственное, анализы эти делали на коронавирус, но я вообще считаю, что это все какое-то вранье. У нас не заболел вообще никто.

Как итог, страшна бездомным оказалась не пандемия, а нехватка продовольствия, связанная с крайне неудовлетворительной, как они считают, работой волонтеров. Только, кажется, обитатели Площади трех вокзалов забыли, что если бы не эти «нахлебники» и «мошенники», то бездомные вернулись бы в те времена, где по столичным улицам ходили и умирали от голода и холода грязные люди со впавшими щеками. Сейчас же эти службы, работающие бесплатно, не забыли о своих подопечных даже в разгар эпидемии, не только тратя силы и время на помощь тем, кто этого, возможно, даже не ценит, но и подвергая себя вполне реальной опасности.

Как ранее писала «Вечерняя Москва», в Москве бездомным людям помогают круглосуточно, даже в выходные и праздничные дни. В Центре социальной адаптации имени Е. П. Глинки и его филиалах специалисты помогают бездомным решить вопросы с документами, найти выход из трудной жизненной ситуации, а также предлагают еду и ночлег.

Также на столичных улицах для помощи работает служба «Социальный патруль». Специалисты помогают всем обратившимся, принимают сообщения о нуждающихся. Кроме того, бригады «Социального патруля» оказывают бездомным людям медицинскую помощь. В период пандемии специалисты измеряют у бездомных температуру и выдают им антисептики.

Читайте также: Более трех тысяч доставок совершили волонтеры проекта #МыВместе в Москве с начала года

Подкасты