Как много в нас иронии судьбы
Андрей Мягков / Кадр из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!» / 1975

Как много в нас иронии судьбы

Общество

Известие о смерти Андрея Мягкова для многих стало потрясением. Артист не вел публичный образ жизни, новости о нем редко просачивались в прессу, но это не мешало огромной любви к нему зрителей. Артисту шел 83-й год, но для большинства из нас он оставался все тем же молодым Женей Лукашиным, героем на самом деле нелюбимой артистом картины «Ирония судьбы». Но мы-то ее любили. И почти полвека встречали Новый год с этим фильмом. А значит, и с Мягковым.

По предварительной информации, причиной смерти замечательного артиста стала сердечная недостаточность. Увы, частый диагноз для людей творческих профессий. И как-то больно и горько осознавать, что перевернута еще одна страница огромной книги. Которую толком мы не успели прочесть. А это очевидно.

...Абсолютно ни на кого не похожий, закрытый, как говорят — застегнутый на все пуговицы, Андрей Мягков был тем артистом, на которого прицельно «шли». Предельно избирательно относящийся к выбору ролей, он оставил после себя не длинные, нанизанные на прожитые годы бусы из образов-жемчужин, а достаточно скромную в современном понимании нитку, собранную, правда, даже не из жемчугов, а из чистых и тонко ограненных бриллиантов.

На его счету не несколько сотен ролей, как бывает сейчас у актеров сериалов, а сотня ювелирно выделанных образов. Хотя при той любви, которую к нему испытывали зрители, Мягков мог бы сниматься хоть пять раз в год — его появление в кадре гарантировало бы кассу. Но — нет. И для журналистов он был закрыт. Думается, он и не особо жаловал нашего брата. Может, за не слишком глубокие и часто повторяющиеся вопросы, а может — просто потому, что Андрею Васильевичу абсолютно чужды были пустопорожний треск и светская толкотня. А еще он был, возможно, единственным в нашей стране человеком, который мог назвать частый показ фильма, сделавшего его знаменитым, «издевательством над зрителями». И он делал это и тогда, когда вокруг фильма еще не возникали словесные баталии.

...1968 год. Иван Пырьев выпускает «Братьев Карамазовых» — фильм, претендующий на звание шедевра. Собраны звезды — Михаил Ульянов, Кирилл Лавров, блистает в кадре Лионелла Пырьева. Камера замирает на округлом, пухловатом лице почти мальчишки с удивительными глазами. Алешенька Карамазов. Какой артист! Но кто это? Большинству публики «мальчишка» еще незнаком, все жадно ловят фантастическую мимику живо меняющегося, будто освещенного изнутри лица. В титрах написано — Андрей Мягков. Говорят, актер «Современника». (И интернета не было — не погуглишь!)

Так что первыми открыли для себя Мягкова театралы. Но пройдет совсем немного лет, и то же лицо — правда, повзрослевшее, с заострившимися чертами лица, — появится в «Иронии судьбы». Он влюбит в себя всю страну, этот неожиданно напившийся и улетевший в Ленинград Женя-хирург, путающийся в словах и брюках, наивно-трогательный и требовательный до нахальства, но по сути своей — скромный советский интеллигент, ставший заложником обстоятельств. Почему его так полюбили? Ведь, по большому счету, Лукашин, бросивший любимую ради другой любимой и не особо терзавшийся по этому поводу, вовсе не был героем, столь востребованным в советские времена. Отгадка проста: в мягковском исполнении Лукашин был настолько понятен и ясен, что именно своей неидеальностью и импонировал всем — таким же порой путающимся в трех соснах и собственных чувствах обычным, неидеальным людям, имя которым — большинство.

Поразительно, но многие далеко не сразу проассоциировали актера, сыгравшего Карамазова, с «новогодним» хирургом Лукашиным. А все потому, что играл уже мастер. Телепремьеру «Иронии...» посмотрели более 100 миллионов зрителей. С тех пор этот шедевр Эльдара Рязанова на долгие годы стал составной частью нашего Нового года. И Лукашин тоже. А значит, и Мягков. Такая вот ирония судьбы...

Мягков отличался от многих коллег по цеху и тем, что никогда об актерской профессии не мечтал. Он никогда не смотрел с восторгом на экран, примеривая на себя те или иные образы, не грезил о славе, не сравнивал себя с кумирами кино. Сыгранный им Лукашин прилетел по ошибке в родной Мягкову Ленинград — туда, где он вырос, где учился в Химико-технологическом институте, по окончании которого пошел работать в Институт пластических масс. И там не было продолжения истории про «зов профессии» — он не участвовал в самодеятельности и не ходил в театральный кружок. Но случилось «однажды», иногда судьбоносное, в этом случае — точно. Мягкова попросили заменить участника спектакля, и он просто это сделал — по сути, из любезности. Но по случайности или все той же доброй иронии судьбы именно на этом показе оказался в зале преподаватель Школы-студии МХАТ. И тот впечатлился игрой непрофессионального артиста — это был явно не самодеятельный уровень.

Показаться на вступительных экзаменах в театральный вуз Андрея Мягкова пришлось уговаривать. Но экзамены он прошел удивительно легко, возможно, потому, что втайне не относился к происходящему всерьез. Тем не менее он был зачислен на актерский факультет и стал студентом курса знаменитого Василия Маркова. А потом его принял с распростертыми объятиями еще совсем молодой, встающий на крыло «Современник».

«Однажды» случилось и тут. Вчерашнему студенту доверили главную роль в пьесе «Дядюшкин сон» по Достоевскому. Актеру только что не бисировали, едва ли не громче всех аплодировал смотревший спектакль режиссер Элем Климов. Игра Мягкова так его впечатлила, что Климов предложил Андрею сыграть в фильме «Похождения зубного врача». Так что дебют артиста и на сцене, и в кино состоялся с минимальным разрывом во времени. Хотя сцена, думается, влекла его больше. Мягкову удавались все роли, но особенно он был хорош в классике — что Барон в горьковском «На дне», что Редедя в «Балалайкине и К» по мотивам сатирических набросков Салтыкова-Щедрина вызывали у зрителей яркий отклик. Но кино его не отпускало. Тут и случилась «Ирония судьбы».

Со стороны кажется, что две стихии — театр и кино — буквально дрались за Мягкова, желая обладать им «от и до». Но каждой из них приходилось уступать, и на разных этапах жизни побеждала то одна, то другая. Но Женя Лукашин в каком-то смысле заслонил собой другие роли Мягкова — по крайней мере для тех, кто мало ходит в театр. Хотя именно после появления «любимого Жени Советского Союза» Андрея Мягкова пригласили во МХАТ (ныне МХТ) имени Чехова. Кстати, именно чеховские персонажи были для Мягкова интереснее прочих: в них всегда многослойна суть, ее интересно вскрывать, обнаруживая в давно описанных и проанализированных героях нечто свое. Он фантастически играл Кулыгина, а ранее Тузенбаха в «Трех сестрах». Особой страницей в его актерской жизни стал Зилов в «Утиной охоте». Сыграть Зилова — это ведь практически то же, что сыграть Гамлета!

Как много в нас иронии судьбыКадр из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!»/ 1975

Благодаря фильму с образом мятущегося вампиловского героя ассоциируется для старшего поколения Олег Даль, а для молодого — благодаря вольно прочитанным «Райским кущам» — Евгений Цыганов, отлично помнятся театралами Зиловы Олега Ефремова и Владимира Андреева, но был еще и Зилов Мягкова, совершенно иной, может быть — самый тонко структурированный и глубокий из всех. А несколько лет назад театральную общественность совершенно потряс актерский дуэт артиста с Аллой Покровской в «Мещанах» — прогрохотавшей, яркой, чувственной постановке, справедливо обласканной премиями и восторженными отзывами зрителей. Во МХАТе Мягков успешно занимался и режиссурой — ставил произведения Нормана и Менчелла, получая от процесса огромное удовольствие и находя свои подходы к трактовке материала.

А зрители ждали кино! Между его Новосельцевым из «Служебного романа» и Юлием Карандышевым из «Жестокого романса» — не век во времени, а колоссальная пропасть, но оба они, совершенно не похожие, были ювелирно выточены из первоисточника фантастическим талантом и артистическим вкусом Мягкова. Точно так же далеко отстоит от других ролей сыгранный им Алексей Турбин в знаменитом фильме-спектакле по пьесе Булгакова. А вот с продолжением «Иронии судьбы», снять которое Мягкову хотелось, все получилось не совсем так, как им задумывалось: он создал собственный сценарий, идею поддержал Константин Эрнст, продолжение снял Тимур Бекмамбетов, но съемки в сиквеле, в общем-то, главной картины в его судьбе Андрею Васильевичу особой радости не принесли. Зато у Марлена Хуциева в «Послесловии» — хрупкой, тонкой картине — он с удовольствием снимался с Ростиславом Пляттом.

С огромной нежностью вспоминаются созданные им образы из чуть менее звучных картин — он не раз играл медиков, оперативников, а его роль в «Гонках по вертикали» — тоже своего рода маленький шедевр. И даже в раскритикованной многими последней комедии Гайдая «На Дерибасовской хорошая погода...» Андрей Мягков колоритен и прекрасен в роли «дяди Миши», не говоря о просто изумительной роли стареющего провинциального актера в ленте «Кто приходит в зимний вечер».

...Андрей Мягков был не слишком интересен желтой прессе, поскольку был однолюбом, и все это знали. В построенный им вместе с супругой Анастасией Валентиновной Вознесенской мир для двоих дверь не была открыта. И если кто-то не верит в единственную любовь на всю жизнь, то вот ее пример: эта удивительная пара доказала ее существование. И радости, и печали, и проблемы со здоровьем они преодолевали вместе. Не прекращая друг друга любить ни на миг. А любовь к детям, которых, увы, не случилось в браке, супруги щедро дарили студентам Школы-студии МХАТ. Кажется, она не может оборваться. И в этом нет иронии судьбы...

ДОСЬЕ

Андрей Васильевич Мягков родился в Ленинграде 8 июля 1938 года, блокадник. После окончания актерского факультета Школы-студии МХАТ работал в «Современнике», затем в МХТ имени Чехова.

В кино впервые снялся в 1965 году в роли дантиста Чеснокова в комедии «Похождения зубного врача». Много лет снимался у режиссера Эльдара Рязанова, снискав славу блестящего комедийного актера.

Однако его драматические роли ничуть не менее интересны — это и Алеша Карамазов в картине И. Пырьева «Братья Карамазовы», и роли в спектаклях. Обладатель множества наград и премий, еще в 1986 году А. Мягкову было присвоено звание народного артиста РСФСР. Автор трех детективных романов, один из которых был экранизирован. Увлекался портретной живописью.

Как много в нас иронии судьбыКадр из фильма «Дни Турбиных» / 1976

ЛУЧШИЕ РОЛИ

— Братья Карамазовы (1968) — Алеша Карамазов

— Ирония судьбы, или С легким паром! (1975) — Женя Лукашин

— Дни Турбиных (1976) — Алексей Турбин

— Служебный роман (1977) — Анатолий Новосельцев

— Гараж (1979) — Семен Хвостов

— Гонки по вертикали (1983) — Станислав Тихонов

— Послесловие (1983) — Швырков

— Жестокий романс (1984) — Юлий Карандышев

— Последняя дорога (1986) — Дубельт

— На Дерибасовской хорошая погода...(1994) — дядя Миша

— Контракт со смертью (1998) — хирург Игнатовский

— Кто приходит в зимний вечер (2006) — Николай Иванович Филаретов

СОБОЛЕЗНОВАНИЯ

Владимир Путин, президент Российской Федерации:

— Кончина Андрея Васильевича Мягкова — большая, невосполнимая утрата для отечественного театра и кинематографа, для всех, кто знал этого выдающегося актера, восхищался его талантом, мастерством и удивительным обаянием. Имя Андрея Мягкова, его глубокие, яркие работы навсегда останутся в памяти благодарных зрителей.

Сергей Собянин, мэр Москвы:

— Ушел легендарный Андрей Мягков. Один из самых любимых актеров советского времени. Андрей Васильевич играл естественно, искренне. За это мы любили и сопереживали его героям — Лукашину, Новосельцеву, Хвостову... Он был органичен в любой роли — от комедии до драмы. Писал книги, рисовал, играл в театре. Глубоко соболезную родным и близким Андрея Васильевича. Спасибо Мастеру за теплые эмоции, которые он оставил нам на память.

Иосиф Райхельгауз, создатель и художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы», народный артист России:

— Андрей Васильевич был очень требовательным к себе артистом. Он всегда был неудовлетворен своей работой. Но это был артист с «объемом». Я бы назвал его очень насыщенным. Большую часть своей карьеры Андрей Мягков не играл драматические роли, из-за успеха «Иронии судьбы» в нем не видели драматического артиста. Уже позже, с возрастом, он стал преображаться. Полысел, стал носить очки. Но удивительным образом это только добавило ему разнообразия.

Он смог поменять свое амплуа. Андрей Васильевич хорошо знал литературу и поэзию. Он мог не прятаться за текстом, а выразить замысел и в паузах, и в своей индивидуальности. К тому же он был хорошим человеком и вне сцены. С ним всегда было интересно поговорить, несмотря на нашу разницу в возрасте.

Светлана Немоляева, народная артистка РСФСР:

— Для меня это большая утрата, как и для всех остальных его партнеров. У нас были замечательные творческие отношения. Он всегда мне помогал как партнер, начиная с «Иронии судьбы». Я ведь пробовалась в эту картину. И пробы у нас были долгие. Обычно это раздражает артистов. Но Андрей Васильевич был очень внимательным. Творчески совершенно безупречен.

И для меня было большим счастьем поработать с ним на съемках «Гаража» и «Служебного романа». Он был очень талантлив. Ему подвластны были и драма, и комедия. Андрей Мягков изумительно мог импровизировать на площадке. Эльдар Рязанов его за это очень любил. Многие придумки Андрея, которых не было изначально в сценарии, он оставлял в финальной версии фильма.

Светлана Коркошко, народная артистка РСФСР:

— Андрей Васильевич был очень интеллигентным человеком. Сын профессора, настоящий ленинградец. Мой муж Владимир Салюк учился с ним на одном курсе в московской Школе-студии МХАТ. Их называли Ленинградская коалиция. Четыре года Андрей Мягков, Владимир Салюк и Рогволд Суховерко прожили в одной комнате общежития, хулиганили. Мой муж вспоминал, что они однажды сильно поиздевались над преподавателем французского языка. Женщина нажаловалась ректору — Вениамину Радомысленскому. Он их вызвал к себе и каждому дал характеристику.

Мягкова он назвал «лысый сорокалетний болван». Андрей тогда был самым старшим на курсе, ему тогда было 24 года. Вообще Андрей Васильевич сильно отличался от своих персонажей из фильмов Эльдара Рязанова. Там он неуверенный в себе. А Андрей Васильевич был другим. Чувствовалась в нем «белая кость», некое барское начало даже присутствовало. Но чувство юмора у него было волшебное. Очень тонкое.

Юрий Васильев, народный артист Российской Федерации:

— Я очень любил Андрея Мягкова как актера, наизусть помню все его роли... Как раз только недавно я пересматривал замечательный фильм «Гараж», где он сыграл одну из ролей. Мне очень нравилось, что он никогда не был замечен ни в каких дешевых ток-шоу...

Ему наверняка было что рассказать, но он никогда не принимал участия в таких программах. Мне кажется, он был очень человечным. Конечно, это большая беда, что уходит поколение таких замечательных актеров. Но самое главное, что мы их запомним. Андрей Мягков останется в наших воспоминаниях очень светлым человеком и потрясающе талантливым актером.

Валерий Фомин, киновед и историк кино, доктор искусствоведения, действительный член киноакадемии «Ника»:

— Смерть стала наповал косить наших любимых актеров. Андрей Васильевич — очередная большая утрата для всех нас. Это был замечательный актер.

Все помнят его персонажей в легендарных фильмах Рязанова. Но меньше зрителей знают его совершенно грандиозную роль в ленте Сергея Овчарова «Сказ про Федота-стрельца». Там он сыграл царя-деспота.

Это шедевральная работа. Андрей Васильевич был очень разборчив в ролях, не соглашался на сотни предложений. Но все фильмы, в которых он снимался, были ему близки, дороги и любимы. Обидно потерять такого прекрасного актера, но, к сожалению, старуха с косой беспощадна. И забирает она почему-то самых достойных. Соболезную родным и близким Андрея Васильевича и всем тем, кто знает и любит его творчество.

Ирина Мирошниченко, народная артистка РСФСР:

— Он был очень мощным актером, удивительно порядочным, глубоким и серьезным человеком. Я знала его с первого курса. Он всегда был настоящим партнером: и в театре, и в кино, и в жизни. С этим человеком я могла в любой момент при встрече обняться и спросить его о чем угодно, посоветоваться. Андрей Мягков всегда давал самые точные и мудрые советы, всегда поддерживал. Он был редкой красоты человек. Несравненный по благородству, таланту и культуре. Они с Асей (супруга Анастасия Вознесенская. — «ВМ») были вместе с первого курса. Мы все гордились этой парой, живущей в любви, верности и гармонии. Сейчас все, кто знал Андрея, переполнены чувством скорби и потери. Я думаю, он навсегда останется в сердцах зрителей благодаря своим работам в кино и театре.

Редакция выражает глубокие соболезнования родным, друзьям и коллегам.

Читайте также: «Хулиган и настоящий мастер»: Михалков поделился воспоминаниями о Мягкове

Google newsYandex newsYandex dzen
Вопрос дня
Кому поставить памятник на Лубянской площади в Москве?