Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Незаконный бизнес: почему контрабанда редких птиц заняла лидирующее место в криминале

Общество
Незаконный бизнес: почему контрабанда редких птиц заняла лидирующее место в криминале
Фото: mos.ru / Официальный сайт мэра Москвы

Незаконный бизнес на контрабанде птиц исчезающих пород занимает одно из лидирующих мест в сфере криминала. «Вечерняя Москва» рассказывает о том, как борются с этим жестоким способом наживы.

Особенно в криминальном бизнесе ценятся представители семейства соколиных: сапсаны, балобаны, кречеты.

Острые клювы-крючки, темные агаты глаз, безошибочно угадывающие жертву на многокилометровых расстояниях, цепкие, крепкие коготки, да еще и красивое оперение… За одну такую чудо-птицу ближневосточные любители соколиной охоты готовы выложить до 150 тысяч долларов. У них этот живой товар относится к разряду роскоши.

— Известны два вида контрабандистов. Первые ловят птиц, а потом ищут для них покупателей. Вторые работают исключительно под заказ, например, от арабских шейхов, — о нескольких последних завершенных уголовных делах соглашается рассказать оперативный сотрудник Центральной оперативной таможни (ЦОТ) ФТС России Александр Тиханов. — Путешествуя по нашим «северам», гонцы из-за границы выискивают тех из местных жителей, кто не только прекрасно знает повадки крылатых хищников, но и согласится за деньги и алкоголь пойти на преступление.

Подвели голуби

Арабские «послы» снабжают своих наймитов также и необходимым транспортом. И те пускаются во все тяжкие, лишь бы оправдать оказанное им высокое доверие. Если бы не некоторые честные граждане, выйти на след контрабандистов было бы непросто.

— В шереметьевском аэропорту выруливал на взлетную полосу самолет Москва — Ереван, он уже покинул таможенную границу Российской Федерации, и нами было принято решение вылет приостановить, чтобы досмотреть борт, — вспоминает недавние события сотрудник ЦОТ Тиханов.

В багажном отделении бросилась в глаза большая сумка с вложенным в нее плотным фанерным контейнером, сплошь в просверленных дырках. А в нем — обмотанная тряпьем, обложенная бутылками с ледяной водой, замерла обездвиженная с помощью транквилизаторов птица. Эксперты официально подтвердили: это был сокол-кречет. Преступная группировка, состоявшая из 10 основных членов, создала вокруг себя еще и целую паутину коррупционных контактов. Оперативники давно уже наблюдали за ними.

В процесс нелегальной переброски соколов на Ближний Восток были вовлечены сотрудники полиции, обслуживающий персонал аэропорта Шереметьево, в частности служба авиационной безопасности, и даже местные таможенники.

— Вначале мы сумели отследить первую пробную поставку, — рассказывает оперативный сотрудник ЦОТ. А завязалась криминальная цепочка в далеком северном поселке, где любопытный местный житель однажды, неожиданно для себя, обнаружил новенькую голубятню.

— Для Севера разведение голубей совсем не характерно, — объясняет Александр Тиханов. — Прислушавшись к птичьему гомону за дощатыми стенами, наш доброхот распознал хищный клекот сапсанов…

Современные средства связи позволяют в кратчайшие сроки переправить любую фото— и видеоинформацию. Вскоре после получения наглядного тревожного сигнала таможенники вышли на контрабандистов. От первой гостиницы-передержки для пойманных соколов, обнаруженной местным жителем, ниточка потянулась в Москву.

— Вначале контрабандисты отправили посылку с «куклой». А вторую — рискнули сделать с настоящей птицей, — мой собеседник демонстрирует мне фотографии…

Следующим этапом в этой операции стал визит в гостиницу–передержку уже в ближайшем Подмосковье. Там своей очереди на отправку ждали еще 18 птиц. Как правило, передержки стараются оборудовать в частных домах: большим птицам нужен простор... Рядом обустраиваются голубятни: сизарей выращивают для прокорма соколам, ведь уличные, городские могут заразить инфекционными заболеваниями. Вообще в Москве и Подмосковье существует целая сеть подобных подпольных передержек.

После сложных переездов, когда немалая часть соколов оказывается случайно задавленной под тяжестью другого багажа, выживших крылатых хищников стараются подлечить, подкормить, привести в товарный вид, нередко даже перья подклеивают. Вот почему контрабандисты облетевшие перья никогда не выкидывают. Тех птиц, чей внешний вид не получается привести в порядок, сбывают прямо в столице, в частные зоопарки торговых центров или ресторанов.

В ходе операции удалось задержать восемь человек, двое других успели скрыться за границей.

— На днях о судьбе одного из беглецов мы узнали уже от коллег из Интерпола — скончался от ковида, — разводит руками Александр.

На южных границах

Как говорят опера, «на южном фасе российских границ» — в Брянской, Белгородской областях — настоящий пограничный контроль пока не обеспечен. Целые поселки живут, по сути, контрабандой. На Украину и обратно везут сумками и продукты питания, и всякие полезные вещи. Разве что в пандемию это движение заметно приутихло.

— А так… Все, что нужно, перевозится в багажниках автомобилей. Даже через международные автомобильные пропускные пункты контрабандисты пересекают границу почти беспрепятственно. Представьте, заходит в салон автобуса расслабленный таможенник и спрашивает: «А у вас есть что-то запрещенное — наркотики, оружие?» И в ответ ему слышится дружное «нет». На этом проверка заканчивается, — рассказывает Тиханов.

Но в тот раз агентурная разведка донесла о готовящейся нелегальной переброске восьми краснокнижных кречетов. Под пристальное наблюдение оперативников попали двое: безработный россиянин сирийского происхождения и украинец, водитель междугороднего автобуса. Поздней октябрьской ночью на приграничном пункте пропуска этот автобус таможенники встретили и внимательно досмотрели. В двух дорожных сумках нашлись все птицы, как обычно, крепко спеленутые, под действием сильнодействующих седативных препаратов. Освобожденные пленники находились в состоянии сильного стресса и были немедленно отправлены для прохождения реабилитации в ФГБУ «ВНИИ Экология».

— Еще одна область, через которую пытаются иногда просочиться на территорию Украины, — Крым, — рассказывает Александр Тиханов. — Было у нас там интересное задержание. Мы знали, что в автомобиле везут птицу, разобрали его целиком, но найти ничего не смогли. Помогла служебно-разыскная собака, унюхала и лапой поскребла по торпеде, выискала всетаки драгоценный незаконный груз.

Оперативникам ЦОТ известно о существовании на Украине целой арабской диаспоры, живущей на контрабанде российских соколов. И все же это «окно» за границу не пользуется у контрабандистов большой популярностью: приходится искать дополнительный коридор для отправки птиц в арабские страны.

Яйцеискатель

Известны оперативникам и контактные лица контрабандистов, и нахоженные ими охотничьи тропы. В стане сегодняшних нелегальных птицеловов оказались профессиональные охотники, бывшие ученые-орнитологи, избравшие после развала Союза криминальный заработок. Для них словно не существует достижений научно-технической революции, доверяют только кнопочным телефонам, деньги в обороте у них лишь наличные, преступные цепочки создаются исключительно на личных знакомствах.

— Последние два года отмечаем уже некоторую тенденцию. Опытные добытчики оставляют одного-двух птенцов в гнездах, чтобы взрослые птицы возвращались на это место и в следующий сезон размножения. То есть контрабандистам места гнездовья птиц часто хорошо известны, — объясняет мне Александр.

О странном туристе из Болгарии, облюбовавшем для своих походов полуостров Таймыр, оперативников предупредили тоже бдительные экопатриоты.

— Местные никогда не отказывают себе в удовольствии собирать яйца диких птиц для пропитания, им, по большому счету, все равно, чьи они. А болгарский турист целенаправленно искал яйца определенной птицы, аккуратно складировал их в некоем загадочном ящике, рассказывая аборигенам, что это всего лишь сушилка для носков. Но люди не дураки, опознали инкубатор, — со смехом говорит мой собеседник.

На след яйцеискателя в течение нескольких предыдущих лет приходилось натыкаться и участникам научно-исследовательской экспедиции из Бельгии. Семь пустых гнезд сапсанов, а рядом — четкие отпечатки мужских резиновых сапог на реке Юрибей нашли иноземные ученые. О своем неприятном открытии они рассказали работнику фактории (место обмена товаров с ненцами и остановочный пункт. — «ВМ»). Похожие следы и разоренные гнезда на реке Еркута на юге Ямала тоже попадались на глаза случайным свидетелям. И опять люди рассказывали о встречах с каким-то путешественником из Болгарии...

Но в обратную дорогу из таймырской командировки болгарский турист пустился уже под внимательным приглядом оперативников. На самолете он возвращаться не рискнул, поехал в Москву на поезде. Ожидая яйцеискателя в Москве, оперативники ЦОТ получили о нем информацию от коллег из Интерпола. Выяснилось, что на своей родине гражданин Болгарии Стефан Гавраилов развил бурную деятельность по искусственному выращиванию диких дорогостоящих птиц. Специалистов крайне удивили необыкновенно обильные приросты потомства пернатых на его ферме. Сопоставляя сроки прежних командировок бизнесмена на российский Север с периодами прибавления потомства в его птичьих семьях, оперативники смогли сделать правильные выводы — до сих пор перевозить яйца редких птиц ему удавалось вполне успешно.

— По нашему запросу Интерпол Болгарии прислал справку, подтверждающую незаконный бизнес Стефана Гавраилова. Его промысел исчезающими видами птиц и их яйцами был им уже известен, — продолжает рассказ Тиханов.

Задержание контрабандиста состоялось в таможне аэропорта Домодедово перед самым его вылетом на Мальту. При нем нашли картонные коробки с 25 яйцами сокола-сапсана, из которых вот-вот должны были вылупиться птенцы. «Бизнесмен» утверждал, что он ученый, а яйца везет куриные. И даже, возможно, генно-модифицированные. Но тут же, в «зеленом коридоре», таможенники остановили случайную знакомую контрабандиста, которая согласилась за вознаграждение пронести сумку с инкубатором. Когда задержанный понял, что ему не уйти от наказания, стал давить яйца ногами. Нанесенный им ущерб специалисты оценили в 15 миллионов рублей. Выжил лишь один птенец...

— В пандемию, когда границы закрылись, многие контрабандисты не сумели переправить свой живой товар. Наши коллеги из ФСБ задержали, так сказать, «на внутрянке», на «северах», несколько групп ловцов диких соколов. В Москве нам пришлось прервать наблюдение за еще одной группой контрабандистов из-за того, что возникла угроза гибели большого количества птиц, — признается Александр Тиханов.

В квартиру-передержку по просьбе таможенников наведались сотрудники МВД. Злодеев взяли по статье 258.1 УК РФ «Незаконный оборот особо ценных диких животных». Увы, сроки наказания по ней менее значительные, чем по статье «Контрабанда», 226.1 УК РФ. Но всех плененных птиц удалось спасти. Зато в последнее время в урнах московских аэропортов сыщикам нередко попадаются завернутые в лоскуты соколиные трупики. Смертельная охота продолжается…

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Мельников, президент Союза охраны птиц России:

— Одним из значимых факторов сокращения численности «краснокнижных» кречетов, балобанов и сапсанов является незаконное изъятие из природы с целью продажи, как правило, в страны Арабского мира. При этом мало кто из стремящихся нажиться на преступном бизнесе людей знают, что перекупщиков интересуют преимущественно самки этих птиц, кроме того, большое значение имеет, конечно, и состояние птицы. А браконьер зачастую предлагает «некондицию»… И получается, что люди, пожелавшие пополнить благосостояние на этом криминальном бизнесе, в итоге не получают не только желаемого, но и вообще ничего. Птицы же , пойманные ими, нередко бывают обречены на гибель. Значительная часть контрабандного конфиската попадает в питомники, а так как это в основном изъятые из гнезд птенцы, то они не готовы к самостоятельной жизни и, как правило, не могут быть выпущены в природу.

Читайте также: Шпиц цвета крем-соболь

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse