Карта городских событий
Смотреть карту

Операционная в ветклинике похожа на человеческую: как проходит лечение животных в столице

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Операционная в ветклинике похожа на человеческую: как проходит лечение животных в столице
Фото: Игорь Генералов / Вечерняя Москва

Вести прием четвероногих пациентов ветеринарным врачам станции по борьбе с болезнями животных восточного округа столицы в качестве волонтера помогла корреспондент «Вечерки».

Ведущий врач Станции по борьбе с болезнями животных, что на улице Старый Гай, Вера Земская представляет меня врачу, с которым мы будем сегодня работать. Антон Костин — хирург-травматолог. В ветеринарии с 2008 года. Наш первый пациент — годовалая швейцарская овчарка, кобель Веня. Огромные сливы доверчивых лилово-карих глаз, мягкие бархатные уши, ни минуты не знающий покоя хвост, сильные белые лапы.

— И что понадобилось в клинике такому псу? Он же просто лучится здоровьем! — удивляюсь я.

— На стерилизацию, — коротко бросает хозяин собаки Андрей Новиков. — Сейчас весна… Не хочется, чтобы мой друг убежал и бросил меня ради какой-то чужой собачьей женщины, — смеется Андрей.

Вдвоем с медсестрой сажаем пса на смотровой стол. Антон, приподнимая пальцами его губу, изучает зубной прикус. Заглядывает в уши, ерошит шерсть.

— Придержите хвост, температуру надо померить, — просит он меня.

Зная, что многие владельцы собак и котов против стерилизации питомцев, спрашиваю об отношении ветврача к этим операциям.

— Опасности для животного этот процесс не представляет, — объясняет ветврач. — Напротив, стерилизованные живут дольше, и здоровье у них крепче.

По словам Костина, после пяти лет у нестерилизованных собак и кошек резко возрастает риск онкологических заболеваний. Гормоны, которые вырабатывает организм, провоцируют опухолевые процессы. Ставим псу в вену катетер, через который в организм будут поступать лекарства. Снотворное и обезболивающее тает под поршнем шприца — и вот уже Веня сладко посапывает, вывалив из пасти длиннющий розовый язык.

Операционная похожа на человеческую. Модульный ствол, мощный софит с лампами, стерильный набор инструментов на боковом столике.

Медсестра Татьяна Заиграйкина застилает жесткое ложе специальными простынями. Вдвоем с хирургом мы переносим обмякшего пса на голубую хрустящую подстилку. Доктор помещает ему в пасть что-то вроде прищепки, показывает, как фиксировать мягкими ремешками лапы.

— Зачем привязывать? Неужели проснуться может? А язык прищемили, чтобы не прикусил? — спрашиваю.

— Нет, скорее для удобства работы. Наркоз надежен. А на язык я поставил прибор, который не только препятствует его западанию, но и измеряет кровяное давление и насыщение легких кислородом.

Операционное поле — собачье пузо — уже укрыто стерильными неткаными простынями. Через небольшой зазор в них тонким скальпелем Антон ловко делает крохотный разрез, выделяет семенник. Пережимает его сосуды. Щелчок сверкающих отточенных ножниц — и половина операции позади. Со вторым семенником хирург справляется еще быстрее. Крови почти нет: Татьяна промокает тампоном буквально несколько капель.

— Шьем! — командует Антон.

После наложения шва мы перекладываем Веню на каталку, везем в палату. Там поставим ему капельницу и будем ждать, когда проснется.

Через час Веня выйдет из палаты своими лапами. Через неделю забудет о ране, станет спокойнее и степеннее, послушнее и еще добрее.

Следующий наш пациент — кот, стриженный подо льва. Плотная шерсть дыбом стоит над горящими глазами, на кончике хвоста «гуляет» мягкая кисточка. Кот против медосмотра: вертится на столе, так и норовит улизнуть под шкаф с медикаментами.

— Кошек тоже надо регулярно приводить на профилактические осмотры, — говорит терапевт Ярослав Никифоров. — Я рекомендовал бы делать это минимум дважды в год, по весне и по осени. И ни в коем случае не пренебрегать вакцинацией.

Ярослав поднимает статистику. За 2020 год в Москве в четырех округах было подтверждено 11 случаев бешенства. Им болеют все теплокровные, и человек тоже. В природе основные переносчики — лисы, ежи. Случаи выздоровления единичны, а лекарств от уже развившейся болезни, к сожалению, нет. Остается только прививка...

Ярослав внимательно изучает зубы, заглядывает в уши, щупает мягкий живот «льва» Кузи.

— Кстати, Ярослав, а зачем стригут котов? Для красоты? — Не только. Это профилактическая мера. В свалявшейся шерсти могут запросто поселиться блохи, к ней легко цепляется иксодовый клещ. Паразиты незамеченными «приезжают» в дом на нашей обуви и одежде.

А блохи и клещи переносят заболевания. Одна из таких болезней — бабезиоз, или пироплазмоз. Бациллы бабезии опасны тем, что поражают и разрушают эритроциты крови — клетки, переносящие кислород.

— Можно ли спасти такое животное?

— Можно, но непросто. Как правило, это лечение в стационаре. Гораздо проще предотвратить заражение приемом таблеток, которые пропишет ветврач, применением капель на холку и других противопаразитарных препаратов.

Кроме борьбы с эктопаразитами, напоминает доктор, нужна и обработка от глистов. Проводить дегельминтизацию взрослым животным нужно каждые три месяца. Малышам ее делают с месячного возраста каждый месяц до полугода, потом можно перейти на взрослый режим. И не забывать о прививках — от чумы плотоядных, парвовирусного энтерита, гепатита, парагриппа, лептоспироза, бешенства.

Читайте также: Горожанам рассказали о том, как встречает весну Московский зоопарк

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse