Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Крепче, воин, сжимай топор

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Крепче, воин, сжимай топор
Участник межклубного объединения «Дружина Гиты Гарольдовны» Алексей Зернаков в доспехе нормандского рыцаря и бойцы клуба «Доброволец», братья Дмитрий и Андрей Маратовы (слева направо), в броне викингов перед схваткой / Фото: Ирина Зернакова / Вечерняя Москва

Под городом Ельцом Липецкой области состоялся ежегодный военно-исторический фестиваль «Русборг», посвященный раннему Cредневековью. На одной площадке собрались более 800 любителей старины со всей страны и, насколько позволили ограничения, из-за границы. Суровые викинги, отважные славяне, хитрые византийцы, дикие саксы и гордые нормандцы собрались на одном мероприятии, по традиции проходящем в начале мая. В нем принял участие спецкор «Вечерней Москвы».

Над стройными рядами палаток, занимающих ровно половину исторического парка «Русборг», поднимаются уютные дымки. Брезжит пасмурный рассвет. Дыхнешь — изо рта вырывается легкий парок. Так и подмывает нырнуть обратно в темный зев палатки. Однако труба зовет. Да и палатка не такая уж уютная и изрядно промокла во время ночного ливня — никакого брезента, только натуральные ткани.

Одно из главных требований для фестиваля — максимальная историчность — соблюдается, несмотря на капризы погоды.

Яства для хана и конунга

Кто-то уверен, что квартира начинается с вешалки. Другие говорят, что с кухни. Но абсолютно точно любой исторический лагерь начинается с очага, вокруг которого греются и поют песни вечером и на котором весело булькает, распространяя дивные ароматы, старый закопченный котел. Опытных реконструкторов сразу видно по солидному костровому набору — тут тебе и вертела, и решетки, и таганки, и треноги на радость средневековой хозяйке.

Конечно, кто-то ограничивается туристическими макаронами с тушенкой или идет в расположенный на входе в крепость трактир. Но настоящие реконструкторы понимают толк в хорошей еде. Так же, как ее понимали наши предки. И чем тут только не удивляют — вот из одной юрты пахнуло дивной жареной кониной. Кочевники, дети степей. Неподалеку хозяйка мешает в котле наваристый суп йомс с сыром, булгуром и копченостями — от такого не отказался бы даже скандинавский вождь — конунг.

Кто-то коптит собственноручно сделанную колбасу. А самые дотошные кулинары, готовые перелопатить гору старинных манускриптов, чтобы найти интересный рецепт, даже соревнуются на особом конкурсе. И страстей там кипит не меньше, чем на ристалище, где звенят мечи и бьются о щиты тяжелые секиры.

— Кулинарные конкурсы подводят участников к использованию письменных источников — саг и народных эпосов. Понятно, что спектр трактовки и понимания способов готовки может быть довольно широк и ограничен только набором продуктов, которые были доступны людям эпохи викингов, — рассказал «ВМ» судья кулинарного конкурса Никита Болбиков. — Самое интересное, что этот список продуктов может быть использован в готовке разных блюд, что демонстрируется во время проведения конкурсов. И это дает понимание того, чем и как питались люди давно прошедшей эпохи.

Кстати, в этот раз на кулинарном конкурсе победила команда клуба «Крыса в котелке». Использовав заготовки и сезонные продукты, доступные в мае, конкурсанты смогли сервировать стол викинга. Ребята удивили судей кашей из ячменя, взбитым маслом, пресными лепешками, а также вяленым мясом и соусом из растительного масла с зеленью. Запить все это предлагалось домашним медом и пивом.

Однако мое личное кулинарное открытие — сливочная похлебка йомс, рецепт которой был разработан на основе скандинавских саг. Кстати, вы без большого труда сможете изобразить его сами — рецепт в конце страницы.

Прикипеть душой к наковальне

Кузнечное дело — одно из древнейших ремесел на земле. Еще тысячи лет назад из болотной руды — крицы — умельцы выплавляли металл, из которого потом делали ножи, наконечники стрел и копий, мечи. В некоторых культурах, например на Руси или в Скандинавии, кузнецов часто считали кем-то сродни колдунам и шаманам. На самом деле, наблюдая, как из пышущего жаром бесформенного куска металла вырисовываются очертания лезвия ножа, начинаешь верить в кузнечную магию. Кстати, попробовать себя в роли средневекового коваля могли все без исключения гости фестиваля.

Традиционный участник «Русборга» — кузнец с многолетним стажем Сергей Старцев из подмосковного Подольска, а по совместительству — руководитель клуба исторической реконструкции «Доброволец». Заказы ему поступают не только со всей России, но и из Европы. Мастер он привередливый и выбирает, за какой из них взяться, чтобы было интереснее делать.

— Как и многие, ковкой я загорелся, начитавшись Конан Дойла и Толкиена. Первый нож, если его можно так назвать, сковал на даче на костре лет в 12, тогда же попытался сделать первый шлем, — рассказывает Сергей. — Ну а в настоящую кузню я попал лет в 17. Правда, продержался там недолго и был изгнан оттуда за разгильдяйство. Кстати, абсолютно справедливо. Но искру, которая разгорелась в моей душе, было уже не затушить.

Потом было много разных фирм, кузнечных цехов. Но обычная поденная работа меня не очень привлекала — все время хотелось чего-то большего: сковать топор, сварить настоящую дамасскую сталь, сделать какую-то уникальную вещь. Со временем путем проб и ошибок стало получаться. Вот так, потихоньку, начал осваивать разные интересные вещи. Недавно, например, сделал макет саксонского боевого ножа — скрамасакса. Так и работаем. Ведь здесь, как и в любом деле, нужно просто прикипеть душой к своей работе, к наковальне.

Стена щитов против леса копий

Конечно, квинтэссенцией любого исторического фестиваля являются имитации средневековых сражений. Правда, в отличие от реального боя участники связаны правилами. Так, все макеты вооружения проходят строгую проверку судей-маршалов. Особенно это касается копий, которые допускаются к схваткам только при наличии специальной защитной площадки на острие — реконструкторы называют ее «гуманизатором». Также бойцам запрещено бить в кисти рук и ступни ног, пах и лицо. Самая интересная часть «войны» — штурм вала. Да-да, «Русборг» полностью обнесен настоящим рвом и валом, местами укрепленным частоколом.

Все вооруженные затупленными макетами оружия участники боев — около 400 человек — строятся на поле. Нам выпадает быть атакующей стороной — выходим за ворота и готовимся. На поясе в ножнах — тяжелый меч, в левой руке — дощатый щит, украшенный стилизованным изображением дракона. Нормандский шлем, кольчуга, кольчужный капюшон и кожаные рукавицы дополняют образ. После строевой подготовки — сорока минут упражнений на плацу для демонстрации зрителям основ массовых сражений — щит, и без того довольно тяжелый, кажется и вовсе неподъемным. Ноги как будто налились свинцом, дыхание шумно вырывается из-под кольчужного капюшона — койфа, а во рту остается неприятный железный привкус. Да и сама кольчуга, кажется, весит уже не 12, а все 36 кило. Но рядом чувствуется плечо боевого товарища, а сзади командует известный военный историк и блогер Клим Жуков:

— Сомкнуть щиты! Шаг, шаг, шаг...

Подходим к валу, на котором ощетинился копьями вражеский строй. По щитам забарабанили удары — стрелы и легкие метательные копья, которые на Руси назывались сулицами. Конечно, без боевых наконечников. Подходим ближе и ломаем строй — его невозможно сохранять при подъеме. И тут уже в игру вступают копейщики — и я с трудом отвожу удар, направленный в бок моему товарищу, потом еще один.

Крепче, воин, сжимай топор Бойцы готовятся к массовому сражению / Фото: Ирина Зернакова / Вечерняя Москва

Вот и сошлись на длину меча — прыгаю вперед, вламываюсь в строй, сбивая противника щитом, а до другого дотягиваюсь мечом. Но и сам ловлю удар копья, выбивший воздух из легких, и слышу звонкий щелчок по шлему. Вот и еще одно «украшение» на боевом наголовье — хорошая зарубка. Однако боевая задача выполнена, строй взломан, враг откатывается с вала...

И вот противники, еще несколько минут назад азартно рубившие друг друга, поднимаются с земли. Сход остался за нами. Первый из семи. Дальше еще штурмы, потом битва «в поле».

— Это была хорошая, динамичная война, противники были достойными, но мы сумели пере- играть их тактически, — сняв шлем и утерев пот, рассказывает после боя Клим Жуков. — Мы, конечно, одержали верх в большинстве сходов, но есть над чем работать. Ты, например, так норовишь убежать вперед и открыть копейщика. Да стрелков нам неплохо бы побольше.

Радует небольшое число травм, что для такого крупного мероприятия — около 400 бойцов — редкость, а также корректность противников. Как говорится, приедем еще.

А вечером во всех лагерях были слышны здравицы. И мало за каким столом не угощали — по старой русской и скандинавской традиции — даже случайного прохожего. Ведь недаром «Русборг» называют фестивалем друзей.

И только под низкое, пасмурное беззвездное небо летели искры костров и слова песен, словно возвращающих нас на сотни лет назад.

— Крепче, воин, сжимай топор, смерть идет по пятам, — слышалось у одного костра.

— Саксонские стрелы летят не в коней, а в тех, кто на их хребте, — пел хор у другого.

— Приподнимем братины, братья! Пузырями в братинах брага! За отвагу прошедших ратей! За врагов, размешанных с прахом! — выводил глубокий мужской бас у третьего костра. Праздник истории продолжался.

РЕЦЕПТ

Cуп йомс

— В кипящую воду кладем копчености (курица, колбаса, ребра), варим до полуготовности, снимая пену.

— Чистим и режем лук и морковь, слегка обжариваем, добавляем грибы. Проще всего использовать шампиньоны, но возможны варианты.

— Чистим и режем кубиком репу, кладем в бульон, варим до полуготовности и снимаем пену.

— В кипящий бульон с репой добавляем поджарку и грибы, варим около 10 минут, потом засыпаем булгур. Варим до готовности крупы.

— Трем сыр — чтобы добиться большей достоверности, лучше овечий или козий (на трехлитровую кастрюлю понадобится 400–500 граммов). Кладем в похлебку и туда же вливаем 200 миллилитров сливок. Далее кипятим, пробуем на соль, добавляем перец. Довариваем до готовности, постоянно помешивая.

БЛИЦИНТЕРВЬЮ

Павел Семенов: Суровые погодные условия нужны, чтобы проверить себя

Поймать организатора крупного мероприятия — дело непростое. Ловим руководителя межклубного объединения «Южная Русь» и бессменного организатора фестиваля Павла Семенова, когда он забегает в палатку сбросить промокший плащ.

Что-то погодка не балует сегодня…

С одной стороны, да. Но она дала проверить свои навыки выживания и снаряжение. Это неплохо, ведь в последние годы развелось много «летних викингов». Мы занимаемся реконструкцией, то есть воссозданием быта людей, которые жили под открытым небом. Даже тот самый легендарный «длинный дом» викингов — это по сути своей сарай, в котором вместе с людьми могли жить козы, овцы и лошади. И большую часть времени люди проводили вне его. Мне вот сейчас, например, абсолютно комфортно.

Да и в бой ходить не жарко...

Мероприятия, которые прошли в режиме абсолютно благоприятных погодных условий, со временем перестают запоминаться. Но все, кто давно ездит к нам, помнят «Русборг-2008», когда четыре дня стеной шел дождь. Настоящая «мокрая война».

Кстати, насчет боев: есть какие-то изменения по сравнению с предыдущими годами?

Стало больше стрелков, несмотря на то что мы повысили уровень допусков по безопасности. Порадовало большое число участников — как старых друзей, так и новичков «Русборга».

А что остается, напротив, традиционным?

Главное, что «Русборг» был и остается фестивалем друзей. Меня порадовало, что люди не сидели по своим лагерям, а ходили в гости к соседям, общались, пели песни.

Активностей хватило на всех: групповые бои и поединки на всевозможных макетах оружия. Кто-то пробовал себя в гончарном деле и ткачестве, другие соревновались в приготовлении средневековых яств. Занятие по душе, надеюсь, нашел каждый участник. Как у нас шутят — получился фестиваль здорового человека.

Читайте также: Для цыган этот год станет трижды юбилейным

Подкасты