Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

«Убийцы малочисленных»: почему в России умирают языки и грозит ли русскому исчезновение

Общество
«Убийцы малочисленных»: почему в России умирают языки и грозит ли русскому исчезновение
Фото: minvr.gov.ru

Согласно данным Фонда сохранения и изучения родных языков народов России, народы нашей страны говорят примерно на 150 языках. Однако за последние 200 лет Россия потеряла 20 редких языков, а еще 25 — находятся на грани исчезновения. В том, почему погибают языки, возможно ли их уберечь и может ли русский язык исчезнуть в ближайшие столетия, в День филолога, который празднуется 25 мая, разбиралась «Вечерняя Москва».

Почему умирают

Проректор по науке Государственного института русского языка имени Пушкина Михаил Осадчий рассказывает, что языки малых народов России умирают просто потому, что ими перестают пользоваться. Так, человек при выборе системы общения всегда руководствуется практическими соображениями: разговаривает на том языке, на котором удобно и выгодно.

— Здесь нет никакой идеологии, злого умысла, плана. Как говорится, убийцами малочисленных языков являются сами их носители. Они начинают молчать: дома переходят на более удобный язык, а своим родным начинают пользоваться меньше и меньше, их дети меньше слышат этот язык. А потом — поколение за поколением, и язык умирает, — говорит эксперт.

Профессор Института русского языка Российской академии наук Анатолий Баранов также рассказывает, что потеря малых языков в стране связана с их бесперспективностью в использовании, а также с вымиранием народов и их ассимиляцией с другими, более крупными.

— Попадая в другое иноязычное окружение, становясь его частью, они понимают, что говорить на родном языке у них нет перспектив. Более социально значимый язык дает больше преимуществ для детей, для юношей, для тех, кто учится, кто рассчитывает на карьеру, — говорит Баранов.

Специалисты Института языкознания Российской академии наук назвали среди причин умирания языков стремление родителей защитить детей от реальной опасности. Например, во время Великой Отечественной войны, когда немецкие и финские войска оккупировали Ленинградскую область, жившие там народ водь, ижорцы и ингерманландские финны были увезены в Финляндию и вернулись оттуда только после окончания войны.

— После этого в водских семьях перестали говорить с детьми по-водски, чтобы те случайно не заговорили по-водски на улице и всю семью не обвинили бы в шпионаже в пользу Финляндии. В то время это была вполне реальная угроза. В результате сегодня среди води никто из родившихся после войны не владеет водским языком, — рассказали специалисты.

Также, по мнению ученых, причинами исчезновения редких языков является то, что носители менее распространенных языков, как правило, выучивают языки более престижные и распространенные, с которыми связаны получение образования, хорошо оплачиваемая работа, продвижение по службе, и становятся двуязычными. По их словам, иногда родители решают воспитывать детей на языке большинства просто потому, что считают, что именно этот язык будет важен детям в будущем, а этнический язык этому усвоению будет только мешать.

— Иногда дети усваивают этнический язык в семье, но отказываются от него, пойдя в школу. Когда-то в школах и школах-интернатах по всему миру ученикам запрещали говорить на своем родном языке. Считалось, что это делается, чтобы дети быстрее усвоили язык большинства. Для детей это было большой психологической травмой, которую они запоминали на всю жизнь. После этого многие отказывались говорить на своем языке, окончив школу, и принимали решение не передавать этнический язык своим детям, вспоминая свои школьные годы, — говорят специалисты.

Сегодня в школах большинства стран нет таких запретов, но механизм языкового сдвига в группах носителей редких языков запущен, а чтобы остановить его, требуются специальные усилия.

Спасают?

В России в детских садах и младших школах дети могут получать образование на 24 языках коренных народов, говорит Осадчий. Это позволяет спасти уникальные языки от исчезновения. Однако система, по словам эксперта, выстроена нерационально.

Как говорит Осадчий, в младшей школе дети учатся с упором на родной язык, а русский задвигается на второй план «с расчетом на то, что они все равно его освоят, ведь живут в России». Но именно в младшей школе дети способны с легкостью изучить любой язык, а когда становятся немного старше, это уже выходит проблематичнее.

— Если в детском возрасте не освоить русский язык должным образом, то во взрослом возрасте человек не избавится от проблем с акцентом, ошибок, которые будет делать всю жизнь. А значит, у него будут проблемы, начиная с ЕГЭ и заканчивая карьерными перспективами, — говорит Осадчий.

Как рассказали специалисты Института языкознания, детские сады или даже ясли с полным погружением в язык, которые называются языковыми гнездами, показывают себя самым действенным методом сохранения и оживления редких языков. По их словам, ребенок с легкостью усваивает и язык большинства от родителей, и язык своих предков в языковом гнезде.

— В нашей стране успешным примером организации языкового гнезда является карельское языковое гнездо в селе Велдозеро (Республика Карелия), — отмечают специалисты.

Ученые говорят, что для сохранения знаний, полученных в таких дошкольных учреждениях, очень важно, чтобы в школе были уроки редкого языка, усвоенного детьми, была преемственность обучения. Они отмечают, что сегодня отличной площадкой для использования и даже для изучения редких языков становится и интернет.

По словам специалистов института, для сохранения языков также необходимо разъяснять всем от мала до велика ценность языкового многообразия. По мнению ученых, многоязычие — это достояние страны и ее граждан, да и всего человечества.

— Знакомство с языками и культурами страны стоит начинать с детского сада и продолжать на протяжении всего школьного обучения и за его пределами. Необходимо объяснять, как важен язык для нашего видения и понимания мира, рассказывать, что усвоение каждого нового языка — это получение нового взгляда на мир и новых жизненных перспектив. Разъяснять преимущества многоязычия в сравнении с одноязычием чрезвычайно важно, так как это позволит родителям учеников не бояться «лишней» нагрузки, говоря с детьми дома не на языке школы, — отметили в институте.

Специалисты добавили, что с ребенком до 3–5 лет достаточно просто говорить дома на родном языке, чтобы он без всяких усилий начал на нем общаться, и не ждать, что родному языку научат в школе. По их мнению, государственный язык необходимо изучать не вместо редких языков, а вместе с ними.

Кроме того, сегодня существует еще один метод сохранения языка. Он называется «мастер — ученик» и заключается в том, что молодой или средних лет человек начинает интенсивно общаться с пожилым носителем редкого языка, помогая ему по хозяйству, участвуя во всех его делах и обучаясь у него языку.

— Таким образом, язык усваивается представителем более молодого поколения, а дальше его дело — обучить языку других. Для поддержки и ревитализации (восстановление, оживление — прим. «ВМ») языка необходимы, с одной стороны, горячее желание, а с другой — знания и умения, чтобы усилия не пропали даром, — отметили специалисты института.

Затормозить исчезновение языков, конечно, позволяет, по словам Баранова, языковая политика государства. Однако шанса на вечное поддержание жизни языков малых народов нет.

— Если, например, требуется, чтобы чиновники сдавали экзамен на соответствующем языке коренного народа данного субъекта Российской Федерации, то это, конечно, поддерживает в какой-то мере соответствующий язык. Но это мера паллиативная. С течением времени так это все и помрет, — сказал ученый.

По его словам, редких и уникальных языков в стране не останется уже через два–три поколения. Он уверен, что они «обречены и иллюзий по поводу их спасения не стоит испытывать».

— И эта не злая воля. Так устроена экономическая жизнь в современном мире. Это совершенно естественный процесс, — говорит Баранов.

Также он отмечает, что жизнь многих стоящих на грани исчезновения систем общения поддерживают люди, которые объединены национальной идеей и передачей своих знаний из поколения в поколение.

— Люди, которые изучают, например, якутский и живут там, считают, что нужно сделать все, чтобы сохранить свой язык. И если они говорят на этом языке, он остается. Однако, независимо от того, как вы говорите дома, социальная жизнь берет свое: школа, университет, работа — общение на русском языке, — добавляет ученый.

Судьба русского

В ближайшие 100–200 лет задумываться о судьбе русского языка как исчезающего точно не стоит, говорит Осадчий. Он слишком крупный. Сегодня на нем говорят свыше 200 миллионов человек по всему миру, хотя это меньше количества, наблюдавшегося в советское время: тогда русскоговорящих было более 300 миллионов граждан.

— Тем более есть страны, в которых русский является государственным. В совокупности это очень большая популяция. И такой крупный язык в перспективе на 100–200 лет исчезнуть не может, — говорит эксперт.

По его словам, тревожным сигналом для русского языка является качество его контента. Как говорит Осадчий, в последнее время российские ученые все реже издают свои труды на русском, а все чаще — на английском. Конечно, при публикации на последнем языке повышаются шансы на большее количество прочтений, цитируемости. Однако это влияет на качество контента языка: он перестает быть языком науки.

— Ученых трудно винить в таком выборе. Они руководствуются прозрачным и логичным в своем выборе. Но так или иначе это очень сильно вредит нашему языку, который утрачивает статус языка науки. А это очень важно — быть резервным языком знаний, — говорит Осадчий.

Он добавляет, что в вопросе конкурентоспособности языков важно не количество их носителей, а качество контента.

Баранов также отмечает, что об исчезновении русского пока говорить не приходится. Ни политическая, ни экономическая, ни социальная ситуация не позволяют сегодня переживать о его жизнеспособности в ближайшие столетия. Однако это может поменяться.

— На Дальнем Востоке усиление китайского экономического влияния привело к тому, что китайский начинает функционировать в некоторых областях. Например, в бизнесе, — заключает Баранов.

Читайте также: Москва готова: как пройдет сдача ЕГЭ и ГИА в столице в 2021 году

Подкасты