Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Спектакль о знакомстве Достоевского с его героями показали в Театре Наций

Общество
Спектакль о знакомстве Достоевского с его героями показали в Театре Наций
Слева направо: Дмитрий Журавлев в роли Максимова, Илья Исаев в роли Достоевского, Марина Лебедева в роли Анны, Инна Сухорецкая в роли Матрены / Фото: Пресс-служба Театра Наций

Новом пространстве Театра Наций играют премьерные показы спектакля «Осень в Петербурге» режиссера Никиты Кобелева по одноименному роману нобелевского лауреата Джона Максвелла Кутзее о Достоевском.

Где грань между вымыслом и реальностью? Как расставить по полочкам промозглый воздух крыш и кладбищ Санкт-Петербурга, чужое обожание, собственные искушения, отчаянную безрезультатность перемен? Отчего Федор Михайлович Достоевский сумел создать свой роман «Бесы» и героя Ставрогина таким, что им любуются до сих пор?

Вопросов с ответами, которые не всегда просто дать текстом, много. И визуальные образы спектакля способны прояснить неочевидное, пусть и не открывая истину, но хотя бы промывая зрителям глаза на пути в ее поиске.

По сюжету писатель Федор Михайлович Достоевский (Илья Исаев) возвращается в Петербург из-за рубежа, чтобы понять, почему и как погиб его пасынок. В городе он узнает людей, которые сошли, точнее войдут, на страницы его книг — квартирную хозяйку Анну (Марина Лебедева), ее дочку Матрену (Инна Сухорецкая), опасного Сергея Нечаева (Алексей Сергеев) и других.

В романе «Осень в Петербурге» Джон Максвелл Кутзее смешал реальные факты из биографии Федора Михайловича с вымышленными ситуациями, встречами и мотивами. В итоге получился мир, где вопросы, рассматриваемые Достоевским в его книгах, начинают звучать по-новому, легче, но не менее глубоко.

А постановка Никиты Кобелева, хоть и сознательно втиснутая в рамки квадратов и прямоугольников «стенки» на заднем плане, раздвигает границы в еще более новые пространства. Казалось бы, артисты просто проговаривают свой текст, обращаясь то ли к себе, то ли к залу, порой будто книжными иллюстрациями изображая описанную ситуацию. Но воображение дорисовывает остальное. И вот зритель уже наблюдает за посещением Федором Достоевским полицейского участка, за вечерним свиданием в маленькой комнатушке, за печатным станком, вокруг которого собрались люди, что неизбежно переврут его слова...

Эта работа — итог режиссерской лаборатории Театра Наций, завершившей цикл мероприятий, приуроченных к 200-летию Федора Михайловича. Ее посчитали лучшей из семи режиссерских работ. Всего на проект прислали 150 заявок.

Пока смотришь «Осень в Петербурге», понимаешь, что каждому человеку не хватает умения принимать и понимать другого, что любое творчество требует платить по счетам, что по-настоящему ценное едва ли можно купить за деньги, ибо оно требует в уплату души. Спектакль яркий и эмоциональный, хоть внешне и сдержанный.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Никита Кобелев, режиссер:

— Мы с художницей Наной Абдрашитовой строим нашу работу на игре двух потоков — речевого и визуального, их взаимодействии и расслоении, на границе между комментарием и реконструкцией. Для нас вообще важна территория «между». Нам интересно проследить, как текст становится чем-то осязаемым, как возникают Ставрогин, Верховенский и начинают жить своей жизнью. И, наоборот, как жизнь самого автора, становится текстом.

Подкасты