Главное
Карта событий
Смотреть карту

Блогер Дмитрий Пучков: Стране нужен суверенный интернет

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Блогер Дмитрий Пучков: Стране нужен суверенный интернет
Дмитрий «Гоблин» Пучков занимает последовательную патриотическую позицию и активно противостоит русофобии и антисоветизму, насаждаемому Западом / Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

«Вечерняя Москва» продолжает рубрику «сVои люди», в которой дает слово тем, для кого слова «патриотизм» и «Родина» не пустой звук. Тем, кто остается с Россией и не планирует уезжать из страны, чтобы из-за границы поливать ее грязью. У нас в гостях — давно известный своей патриотической позицией блогер Дмитрий Пучков, больше известный сетевой аудитории под прозвищем Гоблин.

— Сейчас уже понятно, что наши «партнеры» сделали ставку на возникновение центробежных течений в стране в условиях спецоперации. Собственно, это озвучил в своем нашумевшем интервью экс-президент Польши пан Валенса. Как вы считаете, почему же эта ставка не сработала?

— В любом государстве всегда действуют как силы центростремительные, объединяющие, так и центробежные, разъединяющие, часто действующие в интересах его геополитических противников, а иногда и откровенных врагов.

Принцип «разделяй и властвуй» известен еще со времен Древнего Рима. Ничего нового в тезисах, озвученных Валенсой, нет. Почему этот план не удалось реализовать? Да потому что сейчас центростремительные силы в нашем государстве куда сильнее. А вот в «благословенные 90-е», когда у нас на полную катушку работали всякие «Голоса Америки»*, «Свободные Европы»*, «Радио Свободы»* (все признаны в РФ иноагентами. — «ВМ») и прочие Савики Шустеры, ситуация была иной.

Да, сейчас они не на коне и у них пока ничего не получается. Но не надо тешить себя иллюзиями, что все это закончилось. Как у Высоцкого: «Ты их в дверь — они в окно». Так что эти поползновения и дальше будут продолжаться: Соединенные Штаты и весь Запад в целом продолжат спонсировать всех, кто хочет развала России и кто этому хоть как-то может способствовать. Расслабляться пока рано — нам нужно быть готовыми к их возвращению.

— Некоторые ура-патриоты пеняют нашим властям, что они не начали спецоперацию еще восемь лет назад. Я знаю, что вы с самого начала поддерживали ДНР и ЛНР, собирали гуманитарную помощь и т.д., то есть являетесь человеком, глубоко погруженным в тему. Как вы считаете, почему спецоперацию начали только в 2022 году?

— Мне не кажется, что наша власть представляет собой какой-то единый организм. Думаю, там есть разные группировки, которые хотят разного. Одни настроены патриотично и делают все возможное, чтобы у нас была могучая страна, могучая промышленность и т.д. А у других уже все хорошо, деньги у них давным-давно за границей, и с нашей страной они себя не очень-то ассоциируют. Так что и внутри власти, как мне кажется, идет борьба. Тем, кто не следит за ситуацией, думаю, будет интересно, что украинские ТЭЦ, например, заточены под уголь Донбасса. И все восемь лет они этот уголь получали. То есть, несмотря на развязанную Украиной войну, на обстрелы, его продавали.

Но я уверен, что попытки решить все деньгами, договориться, как явно хотелось бы части нашего бизнеса и прочих элит, абсолютно бесполезны. Я, конечно, не владею всей полнотой информации о том, как у нас обстоят дела с промышленностью и что у нас с войсками. Но, думаю, конкретные причины для того, чтобы ждать восемь лет, были. И были они весьма весомыми.

А то, что боевые действия начались в феврале, — это была вынужденная мера. Нас, по сути, заставили их начать. То есть тут США свою задачу выполнили — они втянули нас в боевые действия и тем самым стараются замедлить наше развитие. Но мы, надеюсь, справимся.

— Сейчас мы наблюдаем удивительную консолидацию общества — правые и левые, националисты и интернационалисты — все объединились вокруг российского флага. Многие из тех, кто еще недавно готовы были вцепиться друг другу в горло в ближайшей подворотне, сражаются плечом к плечу на фронтах. Как вы можете объяснить это явление?

— Бывает, что в лесу начинается пожар. Тогда зверям становится не до того, чтобы есть друг друга, и они вместе бегут от огня. Есть другой пример — водопой. Многие считают, что там звери соблюдают какое-то «водное перемирие». Но это не так. В воде сидят крокодилы, которые не прочь закусить какой-нибудь зазевавшейся антилопой. Сухопутные хищники тоже не прочь там съесть, например, зебру. Так и у людей. Думаю, что это объединение — временное. Я не понимаю, как коммунист может сплотиться с нацистом, ни в теории, ни на практике.

— Давайте немного поговорим о культуре. Сейчас многие «испуганные патриоты» и «ситуационные пацифисты» из числа наших деятелей культуры, покинувшие страну после начала спецоперации, начинают возвращаться домой. Как вы считаете, как нам надо себя с ними вести?

— Думаю, что тут каждый должен решать для себя сам. Я никакие песни Макаревича или, боже упаси, Гребенщикова не слушал и слушать не буду. Никогда не покупал их диски и лишь однажды очень давно ходил на один концерт «Машины времени». Мне с этими персонажами все было понятно изначально. Однако их концерты проходят. И мне хочется задать резонный вопрос: А кто же туда тогда ходит? На самом деле, к сожалению, я уверен, что вести себя с этими деятелями будут так же, как вели до всем известных событий. Из серии «ну и что, что он не согласен со спецоперацией, зато у него песни хорошие».

Если людей не воспитывать, они эту известную субстанцию с лопаты будут уплетать за обе щеки и нахваливать. Вот вернется какой-нибудь условный Галкин, и увидите сами, сколько побежит к нему на концерт. Это происходит из-за полного отсутствия у многих людей моральных ориентиров. Я думаю так: считаешь, что эти персонажи оскорбляют твою Родину и тебя вместе с ней? Значит, не ходи на их концерты, не покупай пластинки. Вот и все. Мы же живем при капитализме, а значит, нужно бить по самому больному — по кошельку.

Блогер Дмитрий Пучков: Стране нужен суверенный интернет Фото: Валентин Егоршин/ТАСС

— Сейчас мы можем потихоньку наблюдать начало «культурной реновации». Тех людей, которые годами сидели на бюджетной игле и при этом не прошли «проверку спецоперацией», начинают «отодвигать» от управления сферой культуры — я говорю про худруков разных модных театров, кинодеятелей и т.д. Как вы думаете, до какого момента необходимо продолжать эту «реновацию»?

— Необходимо воспитывать детей так, чтобы из них выросло новое поколение нормальных деятелей культуры. И не только культуры, кстати. А взрослых, состоявшихся людей мы уже, к сожалению, не перевоспитаем. Так что можно отстранять людей от руководства учреждениями культуры. Но где взять других — вот в чем вопрос. Можно ли заставить имеющиеся кадры делать то, что сегодня нужно государству? Конечно, можно — при Советском Союзе же как-то справлялись. Но пока никаких особых предпосылок к этому я не вижу.

— А как быть с остальными сферами нашей жизни — от госаппарата до бизнеса? Нужна ли там такая же «реновация»? Или, быть может, она ведется, только не все это замечают?

— Пока я этого, к сожалению, не вижу. Мне кажется, сам вопрос — это такие фантомные боли по нашему советскому прошлому, когда надлежащим образом воспитанные и образованные люди больше заботились об общем благе, чем о своем собственном.

Они действовали так, как нам бы сейчас хотелось, чтобы работали и бизнес-структуры, и госаппарат. Но этого, увы, в необходимых масштабах не происходит. И если внутри госаппарата эта работа хоть как-то ведется — там можно людей отбирать и направлять их в нужное государству русло, то в бизнесе все обстоит намного хуже.

— В последнее время все чаще говорят о необходимости создания «суверенного интернета» по аналогии с Китаем. С политической точки зрения это, без сомнения, оправданно — особенно если посмотреть на технологии всех без исключения «цветных революций» последнего десятилетия. Да и после начала спецоперации именно сеть стала площадкой для самой настоящей информационной войны против России. Но традиционно интернет позиционировался как некая «территория свободы». Нужна ли нам, по вашему мнению, такая «суверенная сеть»?

— Конечно же, нужна, и тут сомнений никаких быть не может. У нас есть хороший пример, Китайская Народная Республика. Опять же, есть у кого перенять опыт. Посудите сами: в стране ведь работают российские телеканалы. Ряд из них — государственные. Но у нас на ТВ нет филиала «Радио Свободы», «Дойче Велле», «Голоса Америки» (все признаны в России иноагентами. — «ВМ»), CNN и прочих рупоров Запада, условно, на первой кнопке. А интернет у нас вдруг стал «территорией свободы», и там этого добра пруд пруди. Вопрос только один: для кого эта «свобода» и какие цели она преследует? По-моему, тут все понятно. Потому что по западным лекалам свобода — это русофобия и антисоветчина. И направлена эта «свобода» на одно: разжигание внутренних конфликтов и в итоге ликвидацию территориальной целостности страны. Никаких других задач у этого вала сетевой русофобии нет. Повторюсь — посмотрите на Китай. Там не только сеть, там все суверенное — и свой гугл, и свой инстаграм* (соцсеть запрещена в России. — «ВМ»). А нам долгое время это было не нужно.

Пока гром не грянет — мужик не перекрестится. Начались боевые действия, и мы спохватились: оказывается, в ютьюбе против нас ведут пропаганду, а фейсбук* (запрещенная в России соцсеть. — «ВМ») размещает экстремистские материалы. Только там все это было всегда. А спецоперация просто обнажила этот нарыв.

Ну не 20 же лет нам надо, чтобы построить свой аналог ютьюба. Но делать это надо. А иначе будет, как в Белоруссии с «Нехтой»: сидят два балбеса в Польше под руководством кураторов из ЦРУ, по щелчку пальцев которых на улицы Минска выходят 20 тысяч человек. Мне кажется, такие «проекты» нашей стране абсолютно не нужны. И «суверенный интернет» — «лекарство» против них. Правда, заниматься его созданием надо было начинать еще в 90-е, на заре интернета. Но лучше поздно, чем никогда.

— Как вы считаете, почему большинство из стран бывшего СССР заняли откровенно выжидательную позицию?

— Как некогда задал риторический вопрос небезызвестный Збигнев Бжезинский: «Если деньги вашей элиты лежат в американских банках — может быть, это не ваша элита?» Я с ним согласен. Если у нас на планете кругом небывалая свобода, а деньги можно выводить хоть в Швейцарию, хоть в США, хоть в Англию, то понятно, что в случае необходимости владельцев этих средств возьмут за ухо и заставят делать то, что нужно условному Западу. Именно так и произошло с элитами в постсоветских республиках.

Потому что, как показала недавняя история, в любой момент деньги могут отнять. Элитам дается выбор: или занимаешь антироссийскую позицию, или лишаешься капиталов. Можно ли с этим бороться? Да, конечно. Но для этого властям нужно принять волевое решение и запретить выводить деньги в офшоры.

— Что вы хотели бы пожелать нашим парням на передке?

— Здоровья, удачи и главное — чтобы все вернулись домой.

ДОСЬЕ

Дмитрий Пучков родился 2 августа 1961 года в Кировограде (Украинская ССР). Русский писатель, публицист, переводчик, блогер и разработчик компьютерных игр. Служил в Советской армии. С 1992 по 1998 год работал в Ленинградской милиции на разных должностях, тогда и получил прозвище Гоблин. Живет в городе Санкт-Петербурге. Был членом Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации (2012– 2015). Занимает патриотическую позицию, неоднократно развенчивал в своих роликах различные либеральные мифы.

С 2014 года помогал ополченцам на Донбассе, занимался сбором и отправкой гуманитарных грузов. В 2022 году поддержал начало специальной военной операции на территории Украины. Считаем своим долгом противостоять русофобии и антисоветизму, уравнивая эти понятия.

Подкасты
Эксклюзивы