Главное
Карта событий
Смотреть карту

Покорение страха. Чем привлекают людей экстремальные виды спорта

Спорт
В последнее время среди московской молодежи стали очень популярны экстремальные виды спорта. Одни прыгают с парашютом, другие лезут на скалы, третьи носятся по заснеженным горным склонам на досках… Корреспонденты «ВМ» решили выяснить, что движет этими адреналинщиками, ради чего они тратят все свое свободное время и подчас большие деньги. А заодно испытать себя, сыграв роль начинающего спортсмена-экстремала.

В столице и ближайших ее окрестностях имеется довольно много специально оборудованных мест, где ждут начинающих спортсменов-экстремалов.

СВОБОДНОЕ ПАДЕНИЕ

Анна Федорова с аэродрома Волосово

Совсем недавно я освоила свое новое хобби — прыжки с парашютом. Первый полет с высоты 800 метров, мне кажется, отпечатался в памяти навечно, а точнее, тот ужас, который я испытала.

— Бояться, кричать и вспоминать нецензурную лексику, когда тебя выталкивают из самолета, — это вполне нормально. Было бы как раз ненормально, если бы было наоборот, — заранее настраивает на позитив наш тренер Андрей Андриянов.

Мы, группа из нескольких добровольцев, слушаем его внимательно и с восторгом ждем момента, когда же нас запустят уже на борт самолета.

Однако прежде, чем нас допустят до прыжка, нужно пройти шестичасовое обучение.

Инструктаж дается очень детальный, чтобы парашютист знал, как действовать, если вдруг ветер снесет в полете к деревьям или будет волочить по полю лицом к земле. Затем — медосмотр.

Каждый подписывает бумаги: в случае смерти спортсмена аэродром ответственности не несет.

В общем, протягивая деньги кассиру, я думала, что это сумасшествие — заплатить за собственную смерть, ну или как минимум за преждевременную седину в волосах.

Однако назад дороги нет! Уже время одеваться, позорно драпать не для меня. В полном обмундировании наша команда двинулась к взлетной полосе.

В ногах дрожь, каждый шаг в сторону самолета дается с трудом.

— Больше всего мы волнуемся за девушек, — позже скажет тренер. — Парни-то сильные, справятся. А вот девушек может, не дай бог, понести куда-нибудь. Они ломают ноги, потому что скорость приземления очень большая, а ноги слабые. — А пока он не стал пугать меня перспективой сломанных ног и перекрестил всех нас.

Самолет с шумом взлетел, поднимаясь все выше и выше.

Сердце билось со скоростью мотора. Тренер пытался отвлечь нас потрясающим видом из окна, который запомнился мне так отчетливо, словно он был последним в моей жизни: золотистое небо без единого облачка, солнце уже потихоньку приближалось к горизонту...

Загорается лампочка, разрывая приятное созерцание пейзажа. Время отсоединяться (так парашютисты называют сам прыжок)! Я вцепилась в поручни около открытой двери. Наверное, мое лицо выражало такой ужас, как будто в меня прицелились из ружья в упор.

И я очень благодарна тренеру, что не дал нам ни секунды подумать и засомневаться. Он просто подтолкнул к выходу, и я с воплем вывалилась из самолета.

Первые три секунды полета были просто адом! Мной словно выстрелили вниз, и я с воплем неслась в землю, забыв о кольце и парашюте.

Но инстинкт самосохранения берет верх. И вот я уже дергаю кольцо. Все вокруг останавливается, и я, забытая, остаюсь в подвешенном состоянии в небе.

Однако ближе к земле скорость снова становится ощутимой. При приземлении главное — быть внимательным, сгруппироваться и вспомнить инструктаж, иначе можно подвернуть лодыжку. Когда мои ноги коснулись земли, я готова была целовать ее.

Рядом приземляется, подвернув ногу, еще одна спортсменка. Но, улыбаясь, она встает и собирает снаряжение.

— Уже 20 лет прыгаю, — говорит мне Марина Минашкина. — Такие травмы здесь — дело обычное. Поначалу муж, видя мои синяки, умолял оставить это хобби, но потом смирился. А страшно прыгать всегда, если у вас все в порядке с психикой. Трусов среди парашютистов нет, трус на такое просто не отважится.

ПОСКАКАЛИ!

Анна Федорова с подмосковной трассы Bysic Zone   

Валерий Уткин с друзьями решил попробовать свои силы в прыжках на велосипеде bmx. Купил велосипед, нашел трассу в южном Подмосковье под названием Bysic Zone и отправился покорять свои страхи.

— Тренировки начались с того, что учитель провел небольшой инструктаж о том, как управлять велосипедом в полете. Потом мы научились быстро проезжать трассы без трамплинов, затем прыгать с велосипедом на месте. Следующим этапом стали непосредственно прыжки через трамплины и препятствия.

— Тренер ехал за мной по пятам по крутой трассе, и я не мог куда-то свернуть или остановиться, — рассказывает Валерий. — Волей-неволей приходилось перепрыгивать препятствия, чтобы в меня не врезались сзади. От страха сжималось сердце, потели ладони, в ушах застыл какой-то гудящий звук… Казалось, что я мчал по лесу с бешеной скоростью, что мой тренер — круглый идиот. Разве он не видит, что я сейчас расшибусь? Но спустя некоторое время тело начинает двигаться само, а в голове пусто. Момент... И я уже приземлился. Как я это сделал? Эмоции переполняют, в голове пульсирует кровь. Если я падал, то вставал и пробовал снова. Самое приятное чувство на земле — когда начинает получаться то, во что ты вкладываешь огромные усилия. Это настоящая победа над собой.

А вот что говорит опытный спортсмен Яков Аустер, не раз побеждавший в европейских соревнованиях и фестивалях:

— Знаете, это как полет во сне: ты чувствуешь, что можешь это сделать, и просто отрываешься от земли. Иногда это называют состоянием потока. Ты умом можешь все понимать, но пока тело не окажется в гонке, все не так, и даже нет желания ехать. А вот на финише первого заезда открывается второе дыхание, мозг и сердце уже в твоем распоряжении и не дают поблажек мышцам. Вот теперь ты уже рвешься на трассу.

НАД ПРОПАСТЬЮ

Петр Моренко со скалодрома Bigwall

Я отправился на скалодром Bigwall, чтобы попробовать себя в роли альпиниста и прочувствовать то, что ощущает человек, штурмующий высоту. Подо мной десять метров — я приплющен к стене страхом высоты. Руки-ноги ноют, хотя это был только первый подъем. Впереди самое сложное — прыжок вниз. Нужно довериться автоматической страховке и просто разжать руки. Внизу меня ждет инструктор. Вцепившись пальцами в бугры на стене, я оглядываюсь на него, ища поддержки. Он стоит в темных очках и смотрит прямо перед собой.

«Ну вот доберусь до тебя!» — в сердцах восклицаю я. На секунду даже удается забыть о страхе. Однако взгляд вниз сыграл не ту роль, что я задумывал. Еще одно доказательство, что кроме синих матов и этого канатика никакой страховки нет. Вспомнить все: инструктор рассказывал о некоторых случаях. Парень поднялся за своей девушкой и насильно ее оторвал от стены под визг и смех. Потом радость и еще подъем. Недавно приходила на скалодром влюбленная парочка. Лет около 60. Седовласые решили не упускать ничего в этой жизни и запросто преодолели испытание. Чаще всего приходят молодые ребята и мужчины, которым не хватает адреналина. Как меня уверял инструктор, я буду не первым, кто заставляет себя отцепиться.

Понеслась! Выпрямляю ноги и медленно-медленно начинаю руками отталкиваться от стены. На счет «три» распрямляются пальцы. Я жду резкого спуска, но меня ожидает чудо. Плавно опускаюсь вдоль стены. Вот мат, я выпрямляю ноги и приземляюсь на то, что кажется мне самым устойчивым полом в мире.

Я опять смотрю на разноцветные выступы стены. Самый верх выглядит удивительно близко. И я снова переживаю свой первый подъем на стену.

Перевожу дух на лавочке, сбрасываю с себя ботинки. Они сделаны на несколько размеров меньше, чтобы пальцы ног были все время сжаты.

Оказывается, я не покорил даже трассу самой первой сложности, но все же чувствую себя победителем. Видимо, это состояние после преодоления себя и своего страха и есть то, за что любят этот спорт.

СКВОЗЬ СНЕГ

Сергей Рыжков с базы Сорочаны, Дмитровский район 

Если стоять на вершине трассы, сноубордисты кажутся несущимися вниз скользящими точками. Как они умудряются мчаться на бешеных скоростях, резко поворачивать, при этом не падать? И что их заставляет рисковать своим здоровьем?

— Все твои проблемы уходят на задний план, — говорит инструктор по сноуборду Андрей Терещенко. — Когда ты летишь с горы, ощущаешь свое единение с природой. Только ты и спуск, и больше ничего. Полная свобода от всего, ото всех... Однажды это чувство так опьянило Андрея, что все свободные деньги стали уходить на оборудование, услуги подъемников в горнолыжном центре и, конечно, на поездки в горы.

— Увлечение недешевое, — говорит Андрей.— В 40 тысяч рублей обойдется только минимальный комплект формы. Плюс аренда подъемника — от 30 рублей за подъем в будни и100 в выходные. Обычно, чтобы накататься вдоволь, достаточно 15 подъемов.

Но настоящих поклонников этого вида спорта траты не пугают.

— В спорт люди приходят за результатами: в зал — накачаться, натанцы— за грацией и красотой, сюда же люди приходят именно из-за атмосферы, ими движет жажда свободы, полета.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Надежда Карпова, психолог-реабилитолог:

- Я думаю, что причины тяги к экстриму нужно искать в детстве. В этом периоде большинство из нас тянет на приключения, желание получить адреналин, но далеко не все переносят эту потребность во взрослую жизнь. Чаще всего экстримом увлекаются либо те, кто, будучи маленькими, были очень гиперактивны, либо те, кому, наоборот, не хватило адреналина в детстве. Также туда могут пойти те, кому хочется завоевать внимание окружающих или же кто бежит от своих проблем. В некоторых случаях это полезно. Гораздо лучше, когда человек выпускает свои негативные эмоции в спорте, а не на окружающий мир.

Подкасты