Звезда сериала «Ольга» рассказал подробности нового сезона
Фото: ТАСС / Вячеслав Прокофьев

Звезда сериала «Ольга» рассказал подробности нового сезона

Звезды

31 августа на телеканале ТНТ вышел четвертый сезон популярного сериала «Ольга». Василий Кортуков слегка приоткрыл тайну, рассказав, что ждет зрителей в новом сезоне.

— Василий, какие новости, какие перемены в жизни героев «Ольги»?

— Ольга уйдет в отрыв, и теперь мой герой Юрген будет ее спасать — вот главная новость. В жизни моего персонажа тоже кое-что случится: попадет в сети рабства, будет куриц отмачивать в марганцовке и заделывать на гриле.

— А как вы вообще оцениваете свою работу в «Ольге»?

— На пятерку. Это мой любимый сериал, моя жизнь. Потому что там все ей соответствует: мой двор, мой отец... Мы снимаем Северное Чертаново, а я играю свои Люберцы. Нарядили меня в рубашку, пиджак. Идет женщина, смотрит на меня и говорит: «Наконец-то дедушку переодели — нормально выглядеть стал»…

— Вы ярко выраженный комедийный актер. Когда вы решили, что ваша задача — смешить людей? Расскажите, как поступили в Школу-студию МХАТ?

— Я долго поступал в разные театральные вузы, но никто не хотел меня брать. И вдруг в двадцать один год в Школе-студии МХАТ я прям зацепился. Поступал туда с рассказом Василия Шукшина, и взяли меня как комедийного актера. На четвертом курсе стал сниматься в кино. Сыграл в детском фильме «После дождичка в четверг». Когда получил диплом, ушел в армию на полтора года. Считал это долгом перед страной.

— Что вам дала служба?

— Она дала мне Чернобыль. В 1986 году, после взрыва, в воинскую часть, где я служил, прибыл сержант сверхсрочник из Ансамбля песни и пляски Прибалтийского военного округа — у них не было конферансье. Меня приказом командования направили с ними в Чернобыль. Была возможность отлежаться в санчасти, будто я заболел. Но я решил, что поеду, и две недели провел там. Однажды, когда мы ехали в пазике, встретили замечательную бабушку, которая голосовала на дороге. Едем, и она рассказывает: «Что вы, ребятки, у нас фонило уже лет пять как. Мы по два урожая огурцов-помидоров собирали — так все росло, такая была красота!» А потом она предлагает: «Расплатиться мне нечем — возьмите две банки огурцов и помидоров». Мы, конечно, отказались. Иногда спрашивают, далеко ли я был от реактора. Точно не скажу, но вертолеты, которые сбрасывали что-то, видел. Еще узнал, что автобус, на котором мы тогда ездили, дешевле было сжечь, чем отмыть от радиации. А я вот до сих пор жив... Сегодня, когда смотрю некоторые сериалы про эту катастрофу, мне смешно. Потому что, в отличие от актеров, которые в них играют, я там был.

— Вам крайне важна достоверность роли?

— Конечно. Если я играю, должен до конца понимать своего персонажа — кто он, почему и куда ходит, даже как пьет… У меня была история, когда я одолжил другу денег, и мы после съемок встретились, чтобы он мне их отдал, так он не хотел отдавать: решил, что я в запое, а я просто был в образе. Мне вообще иногда сложно бывает выходить из роли. Пьяного сыграть, в принципе, можно — физикой, пластикой. Но попробуйте сыграть так, чтобы это состояние было в глазах. Вот в «Ольге» я очень правильно сыграл, с полным погружением — это была серьезная работа.

— Как вы относитесь к алкоголю? Как думаете, почему люди пьют?

— Не знаю... Я своего персонажа пытался создать по образу отца. У него четыре раза была белая горячка. И я всегда говорю, мой герой — отрицательный. Пить — это нехорошо.

Звезда сериала «Ольга» рассказал подробности нового сезонаФото: Кадр из сериала «Ольга», 2016, Good Story Media

— Наверное, все понимают, что пить — это нехорошо. Но почему делают?

— Постараюсь ответить… Есть некая радость в этом, эйфория, этакое «эге-гей!» И особое удовольствие в похмелье. Когда человек доходит до магазина, берет бутылку, приносит домой, а иногда не доносит и на ходу начинает употреблять. В этот момент кажется, что «жизнь продолжается». Но это все неправда, ребята! Иногда алкоголь приводит к трагедии... Это обманка огромная!

— После армии вы устроились в театр «Современник-2», которым руководил Михаил Ефремов, затем попали в театр Владимира Алексеевича Клименко (Клима). А потом…

— Ушел в никуда!

— Почему это произошло? Как вы могли уйти из профессии?

— Это был 93-й год. Вы не представляете, что тогда творилось. Просто мне и моей гражданской жене очень кушать хотелось, понимаете? Я же мужик — должен зарабатывать на семью. А помимо того, что я окончил Школу-студию МХАТ, актерский факультет, я еще и плотник — умею обращаться с топором, со стамеской. И я ушел плотничать. Решил, что на месяц, но оказалось — на 17 лет.

— Как потом было возвра­щаться?

— Непросто. Помню, в 2007 году я иду, уже будучи начальником мебельного производства, к себе на работу — на Васильевском острове в Питере. Иду и думаю — не пойду в цех, пойду прямо к начальству и подам заявление об уходе. Они удивились, сказали: «Василий Петрович, как так?» — Я говорю: «Пойду, в актеры вернусь!» И вернулся. Было сложно, потому что обо мне забыли. Но я правильно поступил, что не пытался в Питере это сделать, а поехал сразу в Москву. И тут через моих замечательных друзей — Мишу Ефремова, Никиту Высоцкого, Нелли Неведину — наладил взаимоотношения. И теперь я популярный актер.

— А как вам работалось плотником?

— Я репетировал. Какой-то текст играл, читал, сочинял.

— Прямо в процессе?

— Да. «Если больно — к небу подними глаза, два озера души, две–три слезы, что их переполняли, вдруг исчезнут, а на душе вдруг тишь да гладь, а в небе — божья благодать». Сочинял стихи. Есть притча, по которой я живу. Что Господь выдал каждому по таланту, и один человек свой талант зарыл, второй — пропил, а третий — приумножил. Вот я — третий. То, что мне отпущено Богом, я пытаюсь приумножить. На самом деле таланта у меня не так много. Мне дано чуть-чуть, но я каждый раз пытаюсь делать больше для себя, для зрителей. Вот и все.

— А как вам удобнее работать с режиссерами?

— В «Горько», например, была серьезная работа. В какой-то момент режиссер Жора Крыжовников, он же Андрей Николаевич Першин, мне говорил: «Василий Петрович, сыграй что-нибудь сам». И я играл. Я из тех актеров, которым необходимы пространство, импровизация, заход в роль. Мне неинтересно говорить только выученный текст. Я люблю, когда что-то возникает внутри, будто рождается — это удивительно и здорово. Так было с песней, которую поет мой персонаж в «Горько-2». А еще я считаю, что у предмета, вынесенного на сцену или в кадр, должна быть судьба. И в «Горько» есть момент, где герой Яна Цапника подходит, когда мой персонаж точает блесну, и говорит: «Что ты там точишь? Займись делом! Это же ерунда, блесна!» И потом ко мне подходит Андрей и говорит: «Василий Петрович, я эту сцену вырежу. Вы хорошо играете, смешно, но она не влияет на процесс». И мы играем другую сцену, где уже приходит Робак, а я опять беру ту же блесну, точаю ее, и его персонаж спрашивает: «Что такое, что вы делаете?» Я говорю: «Да вот, занимаюсь блеснами ручной работы». Он рассматривает ее и говорит: «Это же искусство!» И тут Першин бежит к нам с плейбека, прибегает и спрашивает: «Василий Петрович, вы сознательно это сделали? Тогда я оставляю эти две сцены!» Отношение к этой блесне, разная ее оценка — вот что создает судьбу предмета, смысл. И мы с Андреем Николаевичем игрались в такие игры.

— В чем секрет успешности этого режиссера?

— Жора Крыжовников понимает комедию — это сложно, но он умеет. Дар у него такой. Проще снять драму, трагедию, а чтобы снять комедию — это надо все собрать. Например, темные очки, часть образа моего героя — Андрей Николаевич ящик этих очков привез, а не две–три пары. И мы все мерили, и он смотрел — подходят или нет. Горжусь тем, что я снимался у него.

— А в целом как вы на экране себя воспринимаете?

— По-разному. Мне не очень нравится, как я сыграл в фильме «Огни большой деревни» — на четверочку. Там персонаж получился, а не живой человек. В «Горько» вот уже судьба есть. Когда я приставал к сценаристу и спрашивал, почему я в очках, а он не знал, я сам придумал реплику, которая дала мне очень много. Мой персонаж устал смотреть на жизнь и закрылся очками — а это уже судьба.

— Что происходит в вашей жизни сейчас?

— Сейчас играю в театре. Двадцать пять лет не выходил на сцену, а 29 августа мы играем антрепризный спектакль «Любовь и прочее вранье». Было безумно страшно вернуться, но меня поддержали мои партнеры: Юлия Меньшова, Саша Никитин, Ваня Колесников. Говорят: «Василий Петрович, давай, зажигай!» Вот зажигаем.

— У вас активная творческая жизнь, а что за ее пределами? Хобби, досуг, близкие…

Я влюблен в женщину, которая гораздо моложе меня, напрочь влюблен. Моя дочь учится в Институте современного искусства. Стараюсь ей помочь, финансово поддержать. Но она не совсем меня понимает, тут есть сложности, скрывать не стану.

Досье

Василий Кортуков родился в 1960 году в Подмосковье. Кинодебютом стала роль царского шута в картине «После дождичка в четверг». В его фильмографии такие фильмы, как «Дежа вю», «Брызги шампанского», «И возвращается ветер», «По прямой», сериалы «Тайны следствия», «Улицы разбитых фонарей», «Татьянин день», «Литейный», «Москва. Три вокзала» и множество других. Многие знают его по кинокомедии «Горько!» и телесериалу «Ольга».

Читайте также: Звезда сериала «Ольга» Василий Кортуков рассказал о проблемах с алкоголем

Google newsGoogle newsGoogle news