Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Эксперименты на животных: ученые спорят, есть ли счастье

Технологии
Двадцать лет назад ушел из жизни всемирно известный ученый Джон Кэлхун, он прославился яркими опытами по исследованию социальных сообществ мышей и крыс, а предметом его исследований были проблемы поведения в социуме. До сих пор результаты его опытов будоражат широкую общественность и служат предостережением. Ведь ученый был уверен: нет никаких причин, которые помешали бы повториться в человеческом обществе тому, что он увидел в «райском» мышином социуме. Об этом — наша рубрика «Генетика».

Изучая мышиные сообщества, ученые пришли к поразительным результатам. Идеальные условия губительны для жизни. Живому существу необходимы сложности.

Знаменитые опыты Кэлхуна носили название «Вселенная-25» — по числу попыток создать идеальный мышиный мир. Но всякий раз эксперименты оборачивались неудачей и мышиный рай очень быстро становился адом. В свое время эксперимент взбудоражил общественность. Но что думают о нем сегодня? Об этом «ВМ» рассказала этолог Жанна Резникова.

- Жанна Ильинична, как вы думаете, исследования Кэлхуна - это серьезно?
Это серьезные и продолжительные экспериментальные исследования. Свои первые опыты с пятью беременными самками крыс, помещенными в “крысиный город будущего” Кэлхаун проводил во дворе своего соседа еще в 1947! А работы экологов на эту тему появились еще в 20-е годы. Не нов был и метод создания “города грызунов”, вспомним популярную книжку Питера Кроукрофта “Артур, Билл и другие” о мышином городе.

- Почему же сверхпопулярным стал именно он?

Интерес был вызван простыми объяснениями аналогий между крахом популяций грызунов, и проблемами, с которыми может столкнуться человечество при перенаселении. Мыши Кэлхуна стали столь же нарицательными как собаки Павлова и голуби Скиннера. На основе работ Кэлхуна писались научно-фантастические и детские книжки, снимались фильмы, рисовались комиксы. В 1973 году с Кэлхуном даже встречался Папа Павел VI, советуясь, видимо, как окормлять свою паству в свете результатов, полученных на мышах.

- Можем ли мы вынести уроки из «мышиного рая»?

К сожалению, популярность сыграла злую шутку с автором: историю и результаты опытов исказили так, что исследования превратилось в информационный шум. Взять хотя бы то, что огромное количество СМИ упоминают концепцию “поведенческой раковины” (так перевели слово “sink”), в то время как сам Кэлхун объяснял, что речь идет о “клоаке”, “логове порока”. Что уж говорить об изложении самих результатов...
Современные ученые давно пришли к выводу о том, что люди справляются с проблемами значительно лучше мышей. Мы вполне себе выживем, если не перестанем пользоваться мозгами. Однако несмотря ни на что крысы и мыши Кэлхуна служат нам предостережением.

Долгое время вы занимаетесь исследованиями муравьев. Можно ли на основании изучения муравьиного общества делать выводы о человеческом социуме?

У муравьев «секса нет», поэтому, казалось бы, сравнивать муравьиные и человеческие социумы некорректно. Тем не менее профессиональная организация труда муравьев весьма напоминает человеческую.

Что вы имеете в виду?

У рыжих лесных муравьев, в семье разделение труда основано на профессиональной специализации. Это хорошо изучено сотрудниками нашей лаборатории Татьяной Новгородовой и Иваном Яковлевым.
Муравьиные солдаты и охранники должны бросаться на врага и не раздумывая жертвовать собой, а муравьи - “пастухи”, которые собирают сладкие выделения тлей, должны проявлять осторожность по отношению к опасности и деликатность по отношению к своим зеленым коровкам. Тем более ценный ресурс для семьи представляет интеллектуальная элита муравьиной семьи – разведчики, которые ищут новые источники пищи и сообщают о них сородичам. Они в меру храбры, в меру осторожны, и лучше других запоминают дорогу и отмечают разные изменения в окружающей обстановке. Интересно отметить, что муравьи работают малыми коллективами, члены которых знают друг друга, оптимальное число в такой группе, как и у нас, в среднем, семь.

А правда ли, что вам удалось доказать математические способности муравьев?

Это действительно так. Еще в конце 80-х мы с известным специалистом по теории информации Борисом Рябко придумали эксперимент, в котором муравьи для того, чтобы передать своим сородичам информацию о постоянно меняющихся координатах кормушки должны были не только использовать числа, но даже и совершать простейшие арифметические операции в своем муравьином уме. После публикаций наших исследований зарубежные журналисты даже написали, что наши муравьи обогнали американских пятиклассников. Хотя, конечно, в то, что муравьи умеют считать “сознательно” – трудно поверить. По сравнению с нами у муравьев другие масштабы и другие пропорции интеллектуальных достижений.

Столько лет занимаясь этологией, вы смогли ответить на вопрос, что такое счастье?

Я к понятию счастья подхожу как профессиональный этолог, а не как философ. Счастье — это не сверхидеальные условия. Оно достигается, когда совпадают когнитивная, социальная и поведенческая специализации. Такая гармония возможна далеко не всегда, так как социальная специализация определяется не только интеллектуальными и поведенческими свойствами особи, но и нуждами социума. Иными словами, счастье – это когда ты на своем месте и полностью реализован, что редко бывает как у людей, так и у животных.

СПРАВКА

Жанна Резникова — профессор, доктор биологических наук, заведующая лабораторией поведенческой экологии Института систематики и экологии животных СО РАН. Изучает способности муравьев к счету. 

ЧЕЛОВЕК НЕ МЫШЬ, И СРАВНЕНИЯ ЗДЕСЬ НЕУМЕСТНЫ 

Доктор биологических наук и известный писатель Александр Марков считает, что эксперимент над мышами едва ли можно переносить на человечество.

— Не спорю, если мышь от какого-то яда сдохла, то и человеку, скорее всего, от этого яда будет нехорошо. Но если мы проделали эксперимент над мышиным обществом, то говорить на его основании, что точно также получится с людьми - нельзя. У нас разная система коммуникаций, разные способы общения и устройства семьи. К тому же, в эксперименте Кэлхуна много степеней свободы и что именно повлияло на конечный результат - понять трудно. Для чистого эксперимента нужен контроль. Экспериментатор должен был бы сделать два совершенно идентичных полигона, отличающиеся лишь по одному параметру и если бы выявилось различие,  тогда можно было бы сказать: этот параметр повлиял так-то и так-то.

Отчего мыши перестали размножаться - сказать трудно. Есть мнение, что "охоту отбило" близкородственное скрещивание. Изначально мышей было всего четыре пары, а к моменту окончания эксперимента их стало больше двух тысяч. Это интересная версия, но, как показывает практика, родство не отбивает желание спариваться. В лабораториях всего мира содержатся линии, где все мыши генетически идентичны, как монозиготные близнецы. И при этом проблем с размножением не происходит.
Естественный отбор миллиарды лет поддерживал у всех живых существ стремление размножаться изо всех сил при любых обстоятельствах. И если в редких случаях животное отказывалось от размножения, то делалось это для того чтобы увеличить свои шансы размножиться потом или повысить шансы размножиться родственникам. Еще один вариант - возможно, в эксперименте репродуктивные желания самцов подавила теснота, стресс – присутствие доминантных самцов. Например, известно, что если молодой самец орангутана слышит крик взрослого матерого самца – у него снижается выработка половых гормонов. Но на людей это обстоятельство трудно распространимо. У нас нет территориального инстинкта.

Один из интересных выводов эксперимента состоял в том, что выживают самые общительные особи. И в это я поверить могу. Сейчас очень популярно изучение макиавеллевского или политического интеллекта животных. Это теория о том, что особи, которые хорошо ориентируются в межличностных отношениях и хорошо просчитывают реакцию сородичей – получают репродуктивное преимущество. Выживает не просто умнейший, выживает интриган. Это мало относится к мышам. В конце концов политический интеллект замечен у обезьян и ворон. Они могут не хуже человека плести интриги, строить каверзы, вызывать гнев своего «правителя» и даже направлять его в нужное русло. В то, что социальное общение помогает выжить - я верю.

БЛОГЕРЫ: РАЙ РУХНУЛ ИЗ-ЗА НЕДОСТАТКА ТВОРЧЕСТВА

● ● ●

Нельзя отождествлять результаты психологического опыта над популяцией мышей и человеческим обществом: психология их несравнима.

● ● ●

В социуме мышей отсутствует фактор эмиграции и его нужно добавить. И тогда возникнет фактор конкуренции, а с ним и стимулы сопротивления.

● ● ●

То же самое мы наблюдаем в Европе, где повышение соцблаг привело к вырождению европейцев. Только Европа — не куб Кэлхуна, и пустые места здесь занимают люди других цивилизаций.

● ● ●

Кэлхун искал ответ на проблему перенаселенности, которая для многих была причиной социальной несправедливости. В 60-х годах ХX века в США прошла волна протестов послевоенной молодежи. Это было первое поколение, выросшее в государстве процветания. Не случайно тогда появились первые хиппи.

● ● ●

Главный фактор краха мышиного рая не кровосмешение, а отсутствие творческих задач, кои в естественных условиях нужно решать регулярно.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ОПЫТЫ

■ В 1954 году основоположник мировой трансплантологии В. П. Демихов создал около 20 собак с двумя головами путем пересаживания головы щенка на шею взрослой особи. Обе головы отлично функционировали, но животные умирали.

■ Мнение о том, что животные занимаются сексом только для размножения опроверг в 1953 году американский нейробиолог Джеймс Олдс. Он вживил крысе электрод, который при нажатии на кнопку доставлял ей удовольствие. Рядом с этой кнопкой была и кнопка выдачи еды. Крыса умерла от голода, все время нажимая кнопку, доставляющую ей удовольствие.

■ Французский биолог Дидье Дезор в 1989 году сделал открытие: в обществе крыс существует строгая иерархия. Ученый поместил шесть крыс в ящик, из которого был один выход — через бассейн, у которого стояла еда. Но за едой плавали две крысы, две другие забирали ее, пятая сама добывала себе пищу, а шестая питалась отбросами. Причем независимо от того, кто помещался в клетку — шесть эксплуататоров или автономов, во всех случаях было такое деление.

КАК РАЙ ГРЫЗУНОВ ПРЕВРАТИЛСЯ В АД

Сам Кэлхун утверждал, что его опыт по контролю за популяцией мышей «Вселенная-25» моделирует будущее состояние человеческого общества на перенаселенной планете.

В первой фазе эксперимента он поместил четыре пары здоровых грызунов в бак, обеспечив их всем необходимым: едой, чистотой и отсутствием хищников. И через 104 дня появилось первое потомство.

Во второй фазе — золотом веке мышиного рая, родители любили друг друга, заботились о малышах, и каждые 55 дней их численность удваивалась.

Третья фаза — начиная с 315-го дня опыта — темпы роста численности мышей снизились, а колония переполнилась социально неиспользованными особями. «Неудачники», особенно молодые особи, исключались из общественной жизни. Они собирались в центре бака, безучастные к происходящему вокруг. В идеальных условиях грызуны стали жить вместо 776 дней на 200 больше. Скоро матери стали нападать на детей, а среди самцов стал наблюдаться нарциссизм. В результате рождаемость упала, а смертность возросла.

Эксперименты на животных: ученые спорят, есть ли счастье Фото: «Вечерняя Москва»

Четвертая фаза — стадия смерти. Ее символом стало появление группы самцов, которых Кэлхун назвал «красивые». Они не дрались за территорию и за самок. Процветал каннибализм, а самки отказывались от детенышей, убивая их. Через 18 месяцев рост мышиной вселенной прекратился, а еще через месяц смертность достигла 100 процентов. И хотя ученый повторял опыт, результат был один: за взрывом сексуальной активности мышей следовали апатия и самоуничтожение.

Анализируя причины появления «красивых» грызунов, Кэлхун провел аналогию с человеком, пояснив, что его естественная судьба — жизнь в условиях напряжения. А выбравшие легкость бытия мыши превратились в «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции. Он провел параллели с современными мужчинами, поддерживающими физиологическую жизнь, но умирающими духом. А отказ от борьбы и принятия вызовов — это, по Кэлхуну, смерть духа, за которой неизбежно следует вторая смерть — теперь уже тела.

Подкасты