Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Продавцы пустоты: чем опасны метавселенные и NFT

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Технологии
Продавцы пустоты: чем опасны метавселенные и NFT
Фото: Minecraft

Жизнь в виртуале кипит и пенится. В том числе и финансовая: по итогам ушедшего года, продажи нарисованной на компьютере недвижимости превысили 500 миллионов вполне реальных долларов. Стоит ли вкладываться в земельные участки и постройки, состоящие лишь из цифровых кодов, и что за новый прекрасный мир нам всем готовят воротилы IT-индустрии? Разбираемся вместе с «Вечерней Москвой».

Рекорд года по продаже безвоздушного пространства населению поставили метавселенные — так называют виртуальные пространства, где люди через свои аватары могут взаимодействовать друг с другом и разными объектами, а также обустраивать цифровую местность под себя. Самый, наверное, понятный пример метавселенной — это практически любая компьютерная игра (например, всем известный «Майнкрафт»).

В сети подобных виртуальных миров сейчас — вагон и тележка. И практически каждый предлагает покупку рисованых предметов, делающих игру интереснее, за вполне реальные деньги. Но озвученные выше 500 миллионов «зеленых» — это средства, вырученные игровыми компаниями исключительно за земельные участки и здания в МВ. Всякие шлемы ужаса, скорострельные базуки и модные прикиды для виртуальных человечков в эту калькуляцию не входят.

Рекорд 2021-го, конечно, не состоялся бы без громкого заявления владельца Facebook Марка Цукерберга, сообщившего осенью, что переименовывает сеть в Meta, потому что собирается создавать на основе ее и других подконтрольных платформ МВ. По его словам, там пользователи смогут перемещаться в другие кибермиры, покупать и продавать товары, работать, жить и отдыхать (с помощью аватаров и контента в виде голограмм, конечно). Сейчас над созданием его МВ корпят 10 тысяч сотрудников. Если верить рекламным роликам, в итоге должен получиться целый искусственный мир, не сильно отличный от нашего — прокачка гарнитур для иллюзии тоже в смете.

Что касается упомянутой 500-миллионной горы денег, то не стоит думать, что ее вывалили в альтернативные МВ-платформы исключительно пользователи. Так, компания Tokens.com, вложившая в кибернедвижимость 16 миллионов долларов, планирует проводить там виртуальные модные мероприятия и открывать розничные магазины. А Sotheby’s создал своего клона в МВ Decentraland, разместив там галерею с цифровыми объектами на продажу. Концерты, презентации и рейв-вечеринки на территории МВ тоже давно уже реальность.

Собственно, на реальных покупателей всяких виртуальных нишяков и рассчитан весь ажиотаж. Ну и на арендаторов, конечно, потому что безвоздушное пространство внутри монитора придумали уже не только продавать, но и сдавать в аренду.

И здесь начинается самое интересное. Потому что все эти покупки уж очень сильно напоминают схему по продаже участков на Луне или билетов на пятигорский Провал. Судите сами. Покупки в МВ, как правило, строятся на технологии NFT (non-fungible token) — уникального цифрового ключа (токена) на блокчейне, который вроде как нельзя пока ни подменить, ни уничтожить, ни сфальсифицировать. Схема проста. Скажем, вы художник и хотите продать цифровой оригинал своей акварели «Ромашки в сосновом бору» (ну или построенный в МВ киберзамок). Вы сканируете «Ромашки», превращая их в файл, идете на спецплатформу, конвертируете ваш файл в этот уникальный токен (не бесплатно, разумеется), а потом выставляете его на площадке по продаже. Регистрация на большинстве из них бесплатна, но нигде не забыли про всевозможные комиссии. Впрочем, если покупатель, насладившись зрелищем соснового бора, захочет перепродать NFT-«Ромашки» третьему лицу, художник получит 10% роялти.

Продавцы пустоты: чем опасны метавселенные и NFT Фото: Zuma\TASS

И все вроде бы красиво. Вот только покупатель приобретает не реальное произведение, и даже не файл с изображением. Он получает сертификат уникальности цифрового объекта, а по-простому, обычную ссылку на сторонний сайт. При этом все остальные пользователи могут по-прежнему любоваться вашими «Ромашками» в сети, копировать их, распечатывать и вешать на стену. Покупатель приобретает лишь эфемерную гарантию того, что его назовут владельцем неких киберцветочков. При этом никаких исключительных прав такое владение не несет.

Вы особо даже не можете распоряжаться этим цифровым товаром — например, закрыть его от всех в подвале, чтобы любоваться в одиночку. Более того, если в серверную упадет метеорит и сайт, на который ведет ссылка, умрет или провайдера заставят его уничтожить, вместе с ним, скорее всего, канет в Лету и она. Странная какая-то собственность...

Например, в прошлом году гендиректор Twitter’а Джек Дорси продал на аукционе NFT свой первый твит. Фраза «Просто настраиваю свой твиттер» ушла с молотка за 2,9 миллиона долларов. Что получил покупатель? Лишь сомнительную гордость от покупки. Видеть купленную запись могут по-прежнему все, удалить ее нельзя, так как аккаунт все еще принадлежит Дорси, да и спроси сейчас кого о личности владельца — его имя вспомнят разве что самые махровые техногики.

Еще пример. Популярная гифка Nyan Cat (помните летящего по небу кота, оставляющего после себя радужный след под веселую музычку?) была продана создателем в виде NFT за 590 тысяч долларов. И что? Кота этого по-прежнему можно лицезреть в интернете в изобилии.

А теперь представьте. Я, будучи нуворишем, вкладываюсь в создание и раскрутку NFT-платформы. Но продавцы идут вяло. Тогда я превращаю в NFT-лот купленные когда-то на Арбате «Ромашки» и сам у себя под другим ником «покупаю» их по бешеной цене. Денег-то полно, чего ж не купить у хорошего человека? Параллельно создаю шум в прессе и соцсетях, и художники, видя такое дело, валят ко мне на платформу валом. Спустя пару месяцев под третьим аккаунтом можно еще раз перекупить у себя те же цветочки по еще большей цене — продавцы, видя реальные примеры прибыли из воздуха, регистрируются уже со скоростью пулемета.

Покупатели, подстегиваемые всеобщим хайпом (про выгоду NFT-cделок трубят каждый день), тоже не дремлют. Особенно те, кто проспал тему с биткоином — уж в этот вагон, думают они, мы должны успеть! И платят мне смиренно комиссию то за одно, то за другое…(Для отмывания денег, кстати, схема тоже рабочая).

К слову, как показывает практика, на последующую перепродажу могут рассчитывать в основном или нашумевшие NFT-лоты вроде вирусных роликов и интернет-мемов, или созданные известными авторами. Правда, случаются такие перепродажи не так уж и часто. Что уж говорить про рядовые лоты.

С недвижимостью и виртуальными землями — тоже вопросы. Нет никакой гарантии, что именно купленный вами кусок киберсуши можно будет потом перепродать или сдать выгодно в аренду. В конце концов, МВ бесконечна, и суши там насоздавать можно сколько угодно. Не стоит забывать и о том, что все озвученные миллионы были сведены нами к долларам для удобства — большинство киберсделок происходит в криптовалютах, и еще надо найти страну, которая разрешит превратить биткоин или эфир в реальные деньги…

— NFT-технология основана на блокчейне и считается достаточно устойчивой, — объясняет Дмитрий Галов, эксперт по безопасности «Лаборатории Касперского». — И если на серверную упадет метеорит или весь интернет отключится на время, тот же биткоин не потеряет жизнеспособность. В любой момент можно гарантированно установить, у какого из пользователей сколько денег и какие транзакции он проводил. С NFT то же самое, потому что это логичное продолжение истории с криптовалютой, просто не в разрезе виртуальных денег, а в разрезе виртуальных предметов. Разумеется, всегда найдутся негодяи, готовые сделать из этого мыльный пузырь. Но чисто технологически это очень грамотная и продуманная вещь. Просто сейчас мы видим ажиотаж, люди скупают кибервещи за бешеные деньги — потому что круто, модно или они надеются на этом разбогатеть, перепродав потом втридорога. Но это исключительно вопрос спроса и предложения. Перепродать что-то вы сможете лишь в том случае, если к этому будет интерес.

Кстати, по мнению Галова, в прекрасный новый МВ-мир перейдут все те же варианты мошенничества, что имеем мы сейчас в интернете. Разве что нюансов добавится. Например, блокировка шлема виртуальной реальности с требованием выкупа. Или разрушение возведенной постройки. Но все эти выпады решаемы. Даже недавняя нашумевшая новость об изнасилованном в МВ женском аватаре.

Продавцы пустоты: чем опасны метавселенные и NFT Вселенная «Майнкрафт» давно уже смешалась с несколькими реальностями. Так выглядит памятник Ленину, стоявший какое-то время в Красноярске / Фото: Артем Ленц/ТАСС

— Различные версии кибербуллинга существуют давно, в том числе и в играх, — говорит эксперт. — И все это решается элементарной модерацией, когда вас сажают в виртуальную тюрьму, не дают играть какое-то время, блокируют на всех серверах или вообще удаляют вашего персонажа. Внутриигровое общение тоже активно сейчас модерируется: администрация следит, чтобы не было оскорблений и притеснений-ущемлений.

К слову, после упомянутой новости Цукерберг заявил о включении в МВ функции безопасности — минимальном расстоянии между персонажами в 1,2 метра, которое будет запускаться автоматически.

Но вообще проблем с МВ, если в нее однажды превратят весь интернет (а именно это нам и обещают), ожидается немало. От банальной зависимости и дезориентации до вещей более страшных.

— Давно подсчитано: для того чтобы производить все необходимое для всех жителей Земли, столько народа не надо, — объясняет историк науки Сергей Александров. — Более того, с развитием автоматизации число людей, которые нужны для функционирования промышленности, будет уменьшаться. Куда девать остальных? МВ позволяет решить эту проблему «гуманно». Схема такая. Каждому человеку по факту его существования выплачивается некий базовый доход, который позволит ему не умереть с голоду. Для удовлетворения всех остальных нематериальных потребностей у него будет МВ, из которой при должном развитии IT-технологий и графики ему не захочется особо и выходить.

Конечно, определенная часть населения выберет реал, но большая уйдет в более интересный виртуал. А поскольку она от жизни будет, по сути, отсоединена, вероятность того, что она размножится, тоже резко уменьшится. В итоге без всякого геноцида, массовых убийств и эпидемий через 30–40 лет население начнет плавно снижаться до нужных кому-то величин. Очень не хотелось бы, чтобы история планеты пошла именно по этому сценарию. Но вероятность его отнюдь не нулевая.

КСТАТИ

Барбадос планирует открыть цифровое посольство в МВ Decentraland в 2022 году (ведутся переговоры и с другими МВ). Оно будет выдавать пользователям электронные «визы» и помогать перемещаться между мирами с помощью «телепортов».

ПЕРФОРМАНС СО СМЫСЛОМ

В 2021 году блокчейн-компания приобрела у картинной галереи в Нью-Йорке копию (одну из 500) рисунка-трафарета Бэнкси под названием Morons («Дебилы»). Работу, которая высмеивает коллекционеров, тратящих дикие деньги на предметы искусства, приобрели за 95 тысяч долларов и, конвертировав в NFT, тут же сожгли в прямом эфире. Ее NFT-вариант был продан с аукциона за 400 тысяч долларов.

Подкасты