Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Автор

Александр Яковлев
В Центральном Доме художника — выставка шести московских художников — В. Тенеты, Н. Третьякова, А. Лысенко, Е. Ненастиной, Н. Замахиной, В. Кирилова. Творчество В. Тенеты москвичам известно: она постоянный участник выставок в ЦДХ. Ее «врубелевские» полотна — это загадочный мир сказочных героев, таинственных пейзажей, замков, дымчатого воздуха, мягких, прозрачных складок.А вот с пейзажной живописью Н. Третьякова, отмеченного в 1999 г. дипломом Американского биографического института, москвичи пока мало знакомы. Третьяков умеет почти осязаемо передать фактуру изображаемых предметов: гранитный валун у него на солнце искрится всеми блестками, ель в закатном солнце «горит», лепестки яблоневого цвета светятся, как тончайший фарфор.[i]Выставка продлится до 20 августа.[/i]
[b]Кондиционеры уверенно входят в быт москвичей. Во всяком случае, владельцы элитных квартир тратят немалые деньги, чтобы над их окнами появились эти, похожие на скворечники, ящики.[/b] Московские «домушники» уже вычислили: если над окном квартиры красуется кондиционер, значит, ее хозяин состоятельный человек и к его квартире стоит подбирать ключи — найдется чем поживиться.Но дело, понятно, не столько в «домушниках» сколько в том, что кондиционеры, смонтированные на стенах домов самым примитивным образом, уродуют архитектурный облик Москвы. Понятно, что большинство столичных зданий строилось в те времена, когда самих кондиционеров и в помине не было и архитекторы не задумывались над тем, как вписать их в архитектуру дома. Но и сегодня зодчие как строили дома, так и строят, не предлагая никаких архитектурных решений для размещения кондиционеров на фасадах домов. Поэтому размещают эти охладительные устройства, не считаясь ни с требованиями геометрии, ни с архитектурным дизайном, вкривь и вкось, как сумеет незадачливый мастер. Дома оказываются опутанными проводами и шлангами. Смонтированные таким непритязательным образом кондиционеры уродуют внешний облик зданий, и сами дома, на стенах которых много кондиционеров, напоминают колонии ласточкиных гнезд.Видимо, пришло время, когда архитектурным, строительным и инженерным службам стоит задуматься, что делать с кондиционерами. Нельзя же, в самом деле, мириться с тем, что фасады домов превращаются в скопления птичьих жилищ. Кондиционеры нужно органично вписать в архитектуру столицы, а строителям — заранее предусматривать места на стенах домов, где можно было бы размещать кондиционеры, а затем удобно и быстро их обслуживать.Есть и другой вариант решения «кондиционерной проблемы». Созданы и успешно функционируют комнатные кондиционеры. Они не занимают много места на стенах, а главное — хорошо и безотказно выполняют свою функцию охлаждения воздуха в помещениях. Их можно «спрятать» в специальных шкафах, тумбах, изготовить в виде отопительных батарей и т. п. — одним словом, вписать в существующий дизайн помещений.Зачем лепить скворечники на стенах домов, когда охладительные аппараты можно разместить внутри зданий?
[b]На улице подошла женщина, усталым голосом спросила: «Будьте добры, не подскажете, как найти Мосэнерго?» Подсказал, поблагодарила и пожаловалась: «С дочкой разъехались. Теперь мотаюсь по всему городу в поисках коммунальных учреждений, ведь все платежи надо переоформлять.[/b]Раньше как было хорошо — пришел в ЖЭК и все в одном месте сделал. А теперь? Коммунальные платежи — отдельно, за газ — отдельно, за тепло — отдельно, за электричество — отдельно, за телефон — отдельно… Господи, все ноги избила…» Я сочувственно выслушал женщину и вспомнил свою эпопею с платежами.В мае 2001 года платежи за горячую воду и тепло у ЖЭКов отняли и передали Мосгортеплу. По своей наивности я полагал, что всю информацию обо мне как о плательщике (включая и сведения о моих льготах) передали в Мосгортепло. Не тут-то было. Через год из этого учреждения пришло уведомление, что я задолжал – ни много ни мало — без копеек почти 500 рублей. Плательщик я аккуратный, естественно, возник вопрос: «Откуда долги?» Звоню, пытаюсь выяснить по телефону, в ответ короткое и безапелляционное: «Мы по телефону справок не даем, приходите», — и трубку на рычаг.Пошел, собрав все квитанции. От моего места жительства – не менее двух-трех километров. Не без труда нашел отделение Мосгортепла. Оно расположено в подъезде жилого дома, для обслуживания клиентов не приспособлено. Не очень большая, но все же очередь, в основном из пожилых женщин, многим из которых далеко за семьдесят. Все толкутся у стола, загораживающего вход в служебные комнаты. Бухгалтеры (насчитал 6 человек, сколько на самом деле — узнать трудно) принимают посетителей у этого стола: сами стоят, и старушки тоже стоят. Разговор одновременно ведется с четырьмя-пятью посетителями: шум, слышно плохо, бабушки не могут внятно объяснить свои вопросы, бухгалтеры нервничают, клиенты тоже — гвалт. Вышли вместе с бабусей, опирающейся на палку. «Гоняют, гоняют, всю жизнь гоняют. Кричат. А что я понимаю? Старик помер. А у внуков мои бумаги не берут. Велят самой идти», — и старушка, сгорбившись, поковыляла к автобусу.Действительно, раньше все коммунальные платежи я делал в нашем ДЭЗе. Штат бухгалтерии насчитывал человек 5—6. Они отслеживали все платежи за все виды коммунальных услуг в микрорайоне, где проживало как минимум 30—40 тысяч человек. Никаких компьютеров не было. И справлялись.Теперь каждая коммунальная служба собирает платежи самостоятельно: Мосгаз — сам, Мосгортепло — само, МГТС — сама, за вывез мусора, обеспечение холодной водой, содержание дворов — ЖЭКи, за обслуживание лифтов — Мослифт и т. д. В каждой из служб бухгалтеров на каждом участке человек по 8—10, итого — вместо прежнего одного по 7—8 нынешних. Такое резкое увеличение бухгалтерских штатов не обеспечено квалифицированными кадрами, поэтому по одним и тем же платежам приходится обращаться по два-три раза, и каждый раз бухгалтер пересчитывает твои квитанции заново. Отсюда очереди, перебранки, крики, нервы, низкая культура работников коммунальных служб, в итоге — плохая собираемость платежей и весьма нелестное мнение москвичей об этих службах.Все коммунальные службы разбросаны по городу. Чтобы их обойти, приходится потратить несколько дней. Учитывая, что ЖКХ в последние годы подвергается непрерывным реформам, которые на деле выливаются то в разделение одних служб, то в их обратное соединение, обходить их приходится не менее двух раз в год. Сколько тратится рабочего времени у работающих, сколько здоровья и сил у пенсионеров! Какие огромные расходы тратит государство на эти бесконечные переформирования! Как эта нервотрепка отражается на настроении москвичей! Может быть, все-таки кто-нибудь из наделенных властью задумается над этой перестроечной вакханалией и остановит ее?[b]От редакции[/b]: [i]Как сообщили «ВМ» в столичной администрации, уже в этом году в каждом районе столицы будут созданы единые расчетные центры для оплаты коммунальных услуг. Все разновидности таких платежей будут суммированы в единой квитанции. Может быть, хотя бы здесь москвичи смогут обойтись без нервотрепки![/i]
[b]6 мая москвичи стали очевидцами пыльной бури. Клубы пыли были настолько плотными, что скрыли высотные здания Московского госуниверситета на Воробьевых горах, президиума Академии наук на Ленинском проспекте, церкви Новодевичьего монастыря, Большую спортивную арену в Лужниках. Как могла возникнуть пыльная буря в Москве?[/b]Если разобраться, то ничего удивительного. Один из основных ее источников — московские газоны, которые, казалось бы, призваны спасать город от таких происшествий. Типичная картина московских газонов — раздавленная автомобильными колесами закаменелая земля, “зеленый ковер” из лопухов и лебеды. А уж сколько мусора на газонах! Битое стекло, кирпич, обломки бетона, шифера, куски арматуры, бутылки и банки из-под пива и т.д. и т.п.Когда в редких случаях газоны подстригают, то над косилкой и рабочим клубится облако пыли, потому что земляная основа газонов — комья сухой земли, кучи прошлогодней листвы, неубранные пни и обломки деревьев.Вызывает недоумение “технология” возделывания газонов. Главное орудие разбивки газонов — бульдозер на гусеничном ходу. Применяется он, естественно, там, где есть более-менее широкое пространство для его маневров.Тракторист срезает лопатой неровности земли, затем ею же разравнивает газонную землю, оставляя при этом камни, битый кирпич, обломки железа, бетона. Землю на газоны нередко привозят с городских свалок, ничуть не заботясь о ее предварительной очистке. О том, чтобы землю ровно разгрести граблями, а затем прикатать катком — можно лишь прочесть в руководствах по возделыванию газонов. Одна из примечательных технологий уборки газонов — заметание дворниками мусора с тротуаров на газоны.Неудивительно, что та часть газонов, которая непосредственно соприкасается с тротуарами, — это сплошной слой песка, твердых отходов топлива от городских ТЭЦ, пропитанных раствором соли.При такой, с позволения сказать, “технологии” уборки газоны приходят в негодность буквально через год-два, хотя наверное, могли бы служить лет 5–6.Газон требует регулярного (не менее одного раза в 2–3 года) ремонта. По логике, старую, изношенную и зараженную всякими отходами землю полагается убирать, а на ее место насыпать новую, чистую и здоровую. В Москве, увы, эта логика никак не приживается.На старые слои земли насыпают новые, так что через 7–8 лет газоны напоминают подушки, возвышающиеся над бордюрами сантиметров на 30–40. Во время дождей эти подушки размываются потоками воды, грязь стекает на дороги, откуда автомобили растаскивают ее по всему городу. Газон из средства защиты от грязи превращается в ее источник. Вот вам и секрет происхождения пыльной бури.А ведь газоны могли бы действительно облагородить нашу жизнь. Здоровые, густые, ухоженные газоны — это и экология, и красота, и привлекательность города.Но сами собой красивые газоны не появятся. Для этого нужна большая, непрерывная и настойчивая работа властей — от издания соответствующих законов и инструкций до методичного контроля за их исполнением. Тогда, глядишь, в Москве не будут возникать пыльные бури.
Говорят, что в Москве количество частных автомобилей перевалило уже за два миллиона. Это очень высокая нагрузка на такой огромный город. Владельцы машин, пытаясь как-то пристроить своих «коней», придумали и с разрешения властей города понастроили тысячи самодельных гаражей (так называемые «ракушки»), заняв под них пустыри, потеснив детские игровые и спортивные площадки, втиснув их между зелеными насаждениями во дворах, заняв немалую долю проезжей части дорог.Экологи бьют тревогу по поводу загрязнения воздуха столицы выхлопными газами автомобилей. Но «ракушки» еще больше усугубляют эту обстановку: растаптывают все живое — траву, деревья, кустарники. Они безобразят облик города, превращая его в скопище каких-то сараев и сараюшек. «Ракушки» служат пристанищем «бомжей», которые, забиваясь в щели между ними, устраивают для себя жилье, оставляя после себя кучи мусора.Что делать? Как быть? Мне представляется, что для решения этого наболевшего вопроса должны быть применены оперативные и стратегические меры. Начну со стратегических. Правительство Москвы их уже нашло: каждый новый дом в элитном исполнении сдается с подземными гаражами. Но, видимо, нужно идти дальше: независимо от элитности обеспечивать каждый новый дом подземным гаражом. На местах открытых автостоянок, а также железных и кирпичных самодельных гаражей из облегченных конструкций возводить многоэтажные стационарные гаражи, отвечающие всем требованиям архитектуры, дизайна, инженерно-технического и санитарно-эпидемиологического обеспечения.В оперативном плане можно рассмотреть вариант, найденный самими владельцами автомашин: строить гаражи в откосах железнодорожных и открытых метропутей, как это, например, сделано в районе станции метро «Филевский парк». Но только не такие примитивные и грубые, а отвечающие всем современным нормам.Видимо, следует ужесточить и административные меры: установить порядок, при котором покупатель не может приобрести автомобиль, если у него нет места в стационарном гараже. Нужно запретить отводить под «ракушки» такие места, как набережные, лесопарковые зоны, зеленые участки во дворах, тротуары, детские и спортивные площадки, проезжие части улиц. У них свое хозяйственное и социальное назначение, перечеркивать которое никто не имеет права.Думается, что для исполнения предлагаемых решений финансовые и материальные средства можно найти. Во-первых, деньги есть у населения, в том числе у владельцев автомашин. Пусть объединяются в кооперативы и строят нормальные гаражи. Второй реальный источник финансирования — частные инвесторы: предложить им строить частные гаражи и сдавать в аренду по сходной цене места в них. Можно объединить эти два варианта и строить гаражи на товарищеской основе. Наконец, часть денег можно найти и в бюджете столицы: город строит гаражи и продает желающим по расчетным ценам. Ведь таким способом строится значительная часть жилья.Словом, от «ракушек» можно избавиться. Надо только проявить находчивость, приложить ум, старание и настойчивость.[i][b]Уважаемый профессор Александр Яковлев![/b]Вашу идею об облагораживании нашей жизни в Москве поддерживаю и хочу предложить поднять вопрос об удобствах на остановках городского транспорта, особенно для пенсионеров, инвалидов. К сожалению, наши трамваи, автобусы, троллейбусы спроектированы так, что ступеньки входа довольно высоки для стариков, не говоря о колясочниках, для тех нужны особые устройства.Предлагаю на остановках, особенно для трамваев, сделать платформы высотой 15—20 см, чтобы они были вровень с первой ступенькой транспорта.Эти платформы высотой можно сделать из плит перекрытия пятиэтажек, которые сейчас ломают.Зачем перемалывать плиты в щебень? Лучше из них сделать платформы на остановках. Я писал об этом префекту СЗАО В. А. Козлову, в Гордуму уже давно! Но…[/i][b]С уважением, Н. БОРИСОВ, инвалид II гр., участник Великой Отечественной войны, 83 года[/b]
Подкасты