Автор

Николай Адамов

«Королева спорта» на запасном стадионе

[b][i]«ВМ» опубликовала материалы о начавшемся 29 июля чемпионате России одновременно со специализированной спортивной газетой «Спорт-Экспресс».Но, признаться, озадачил скороспелый анализ крупнейших соревнований, который дало самое скоростное спортивное издание: «Третьеразрядный чемпионат»… [/i][/b]Все, мол, лучшие спортсмены уже включены в сборную страны, готовящуюся к чемпионату Европы, отбирались на Кубках Европы, на Играх доброй воли, а здесь выступали запасные, в надежде попасть в резерв сборной.Если рассмотреть результаты легкоатлетических многоборий, проведенных в первые два дня чемпионата, то, в чем-то газета права. Чемпионки мира многоборки Ирина Белова и Светлана Москалец не выступали: первая, удовлетворенная результатом, показанным на Играх доброй воли, вторая — из-за серьезной операции на травмированной ноге. В их отсутствие одна из сильнейших многоборок страны Татьяна Блохина, лишь с весны приступившая к тренировкам после рождения сына, сумела занять второе место, уступив лишь Дине Корицкой, единственной из участниц взявшей весьма средний рубеж 6000 очков. Хотя Татьяну, имевшую в активе результат за 6700, больше волновало, как режутся зубки у ее первенца, которому ко дню старта исполнился ровно год и совсем не дававшему маме выспаться перед соревнованиями… Конечно, жара, встречный ветер, но результаты многоборок ,как и многоборцев, отставали от мирового уровня более, чем на 1000 очков. Для того, чтобы было понятней, скажу, что мировые лидеры здесь победили бы даже без одного вида программы многоборья! В десятиборье только ростовчанину Роману Разбейко удалось набрать больше семи с половиной тысяч очков. Участник Кубка Европы Николай Шерин из Московской области хотел обойти его «лихим наскоком», но, получив на последней дистанции — 1500 м — тепловой удар, еле добрался до финиша и в итоге «сполз» на 3-е место.К счастью, сам чемпионат не съехал в колею, проложенную неудачными выступлениями многоборцев.Вот как оценила его наша прославленная бегунья Ирина Привалова, уже вошедшая в сборную страны для участия в чемпионате Европы: — Лидерам сезона, показавшим высокие результаты, позволено готовиться к европейскому чемпионату по индивидуальному графику. Я показала 11,04 сек. на 100 м — один из лучших результатов в мире и потому решила вместо выступления здесь уделить больше времени тренировочной подготовке. Но я не согласна с тем, что кто-то называет чемпионат страны третьеразрядными стартами.Если судить по результатам в спринте, — продолжает Ирина — в котором я как-никак разбираюсь, то и москвичка Оксана Экк-Дьяченко и Галина Мальчугина на стометровке, а особенно Светлана Гончаренко на 200 метрах имеют неплохие шансы для успешного выступления на чемпионате Европы, особенно в эстафетной команде. На 400-метровке Оля Котлярова выступила выше всякой похвалы — она вошла в мировую элиту бегуний. И в барьерном беге — обнадеживающая картина: прибавила Ира Коротя из Московской области. В отличие от девушек, ребята показали не такой уж высокий результат, но то, что они втроем — Сергей Ветров, Сергей Манаков и Дмитрий Рейх — почти одновременно навалились на финишную ленточку, говорит о том, что и на 110 м с барьерами их соперничество может привести к росту результата.Заслуженный тренер СССР Зоя Евсеевна Петрова, воспитавшая не один десяток заслуженных мастеров в спринте, не вполне согласна: — Что это за спринт, если мужчины на 200-метровке не выбегают из 21 секунды? Да и на 100 метров в Европе бегут порезвей.Алексей Малюков, чемпион СССР в метании молота, недавно вернувшийся с тренерской работы со сборной Кувейта: — В молоте вопросов нет, первые номера уже отобрались, но и Сергей Кирмасов метнул на мировом уровне. Как и Ольга Кузенкова, которая, на мой взгляд, демонстрирует технику лучше, чем у мужчин. Радует рост второго призера — 20-летнего Алексея Загорного. Но в толкании ядра, как мужчины, так и женщины, опустились до рубежа 19 м. В метании диска наш именитый Ляхов тоже снизил уровень результатов — второй раз в сезоне уступает Боричевскому.Вот мнение олимпийского чемпиона 1980 года начальника армейской команды Николая Сидорова: — Если брать выступление армейских спортсменов, то оно — на хорошем уровне. Несмотря на то, что я лично получил «разгон» от начальства за неудачное выступление на традиционном весеннем «смотре» — эстафете «Вечерняя Москва».На этом чемпионате у нас стали чемпионами: в барьерном беге Ирина Коротя, в беге на 200 м — Светлана Гончаренко, в прыжках тройным — Василий Соков и Татьяна Лебедева, метатель Сергей Кирмасов. Они показали результаты, позволяющие им надеяться на победу и в чемпионате Европы.Но во многих видах даже победители могут ехать в Будапешт просто пассажирами. Особенно это касается бега на длинные дистанции.Правда, один из призов — в беге на 1500 м — обрел достойного хозяина: А. Задорожный вырвал победу у москвича В. Шабунина буквально в финишных клетках. И результат хорош — 3 мин. 37,71 сек.Из-за отсутствия средств чемпионат страны — главные наши соревнования сезона — проводился на запасном стадионе — Северном ядре. За аренду главной арены администрация стадиона запросила полтора миллиона рублей. Удручающее зрелище, когда пробираешься к месту проведения соревнований через «торговую толкучку», раскинувшуюся по всему зеленому оазису Лужников, — вот кто теперь хозяева на этом «острове здоровья»! Куда только уходят деньги, собираемые с торговли?! Валентин Балахничев, президент Федерации легкой атлетики России, подвел итог соревнований: — В целом чемпионат России удался. Был показан ряд результатов, достойный участников чемпионата Европы. Это и открытие чемпионата Оля Котлярова и метательница молота Оля Кузенкова. Хорошо выглядели прыгуны: в длину 5 человек преодолели рубеж 8 метров, а результат приморца А. Мусихина просто хорош — 8,17 м. Кажется, сдвинулись дела и у прыгунов в высоту — Алексей Крысин добрался до 2 м 30 см.На чемпионате было отобрано 70 членов сборной страны, кроме явных лидеров сезона, которым место в сборной было уже зарезервировано прежде, для участия в чемпионате Европы в Будапеште.

Его оружие – копье

[i]Когда с мамой пробирался в стотысячной толпе к олимпийскому стадиону «Лужники», он потрясенно спросил: «Неужели все эти люди идут посмотреть на моего папу?».Когда через пару часов его отец [b]Александр Макаров [/b]вместе с чемпионом Дайнисом Кулой из советской Латвии поднялся на олимпийский пьедестал и в честь победителей в метании копья заиграл гимн Советского Союза и весь стадион встал — выбора для младшего Макарова уже не было: «Буду, как папа». Вернувшись домой, он попросил отца сделать ему копье (отец выточил деревянное, только обмотку сделал, как у настоящего), и Саша по примеру юного Маяковского «разил им все окружающее»… В шестом классе отец определил его в московское спортивное училище, куда Сергей без колебаний перебрался из Подольска.После окончания школы он в 17 лет стал мастером спорта и вошел в сборную страны, сначала юношескую, потом — юниорскую.[/i]Отец — уроженец былинного русского города Касимова. Выходец из крестьянской семьи, не зная, куда девать распиравшие его силы, еще в школьные годы занимался всеми подворачивающимися под руку видами спорта. Он был чемпионом техникума и в гребле, и в коньках, и в боксе. Определился Александр, когда его повезли выступать за техникум на всесоюзные соревнования и там он неожиданно для всех и для себя стал чемпионом в метании копья.Отец делал все по-крестьянски основательно. Вслед за олимпийским чемпионом Янисом Лусисом он решает обустроить личную жизнь и женится на ленинградской копьеметательнице Людмиле Холодилиной. В послеолимпийский год у них рождается сын Сергей. Дочь родится после его третьей Олимпиады, куда Александр наконец попадет и добьется высшего для себя достижения. Две предыдущие Олимпиады Александр Макаров пропустил из-за тяжелейших травм локтя, будучи одним из серьезных претендентов и тогда на олимпийские медали. Травмы получал из-за того, что развитие силы опережало его техническую подготовку — в Касимове некому было серьезно научить, а переучиваться всегда сложнее. У копьеметателей есть такая побасенка: «Если не умеешь метать — заболит локоть; если плохо метаешь — плечо; спина — когда на правильном пути; болят ноги — когда ты что-то умеешь; а ничего не болит у мастера». Александр стал далеко метать, еще не умея… Выбирать Сергею было, пожалуй, не из чего. Отец и мать — спортсмены-профессионалы, образец для подражания, а потом — и его тренеры.Детские игрушки — профессиональные инструменты. Младшая сестренка пошла по тому же пути — сейчас она уже «чемпионит» в юношеском спорте.Это как в театральных или в цирковых династиях: дети при родителях — на гастролях или сборах. Вместе с запахом пеленок в воспоминания детства входит запах арены или кулис.Сергей повторял путь отца без его ошибок. В спортивном училище он получил нужную физическую и профессиональную подготовку — был в известной мере застрахован от травм, преследовавших его отца, хотя в юниорском возрасте он повредил-таки локоть. Видимо, это фамильное, сидит в подсознании — давануть что есть силы, до последнего, хоть метать следует не одной рукой… Залечив травму, Сергей тут же отправил копье за отметку 80 метров — гроссмейстерский рубеж (в 20 лет, как и отец). Только его 80 метров будут весомее. У старшего поколения копье стало перелетать поле, представляя опасность для находящихся на стадионе, и в снаряде сместили центр тяжести, чтобы он «нырял» пораньше. Так что 5—6 метров — долой… С тех пор Сергей — в сборной страны уже лет 5, хотя ему всего-то 25. Рекордсмен и уже неоднократный чемпион России.Сергей женился рано, естественно (для него), на копьеметательнице — жизнь вне сектора была для него «терра инкогнито». В 22 у него уже была дочка Катя. И черт его дернул поехать в Париж на международные соревнования, которые в спорте ничего в общем-то не решали. Но для него решили все.Там он встретился с Оксаной из Волгограда, которая была замужем за его другом-соперником Володей Овчинниковым, тоже метала копье и тоже имела ребенка. И все. В одночасье поломалась налаженная, казалось, семейная жизнь в двух семьях сразу. В спорте, как и в театральном мире, — все на виду: кто-то еще только собрался затеять роман, а за кулисами уже обсуждаются подробности. Сергей поступил как мужчина — сразу разрубил «гордиев узел», не дал даже возникнуть кривотолкам. Оксану он привел в «школу Макаровых» — к отцутренеру, ее сына забрал к себе.Вообще от таких, как ее первый муж, не уходят — русский богатырь, монолит… Но тут шекспировские страсти: Сергей — вылитый Ромео, даже внешне (если бы тот дожил до 25 лет) — по какой-то прихоти судьбы, смуглый, черноволосый, кудрявый (это с касимовскими славянскими корнями) — похож и на микельанджеловского Давида. Копьеметатели не самые могучие атлеты, но физически развиты совершенно. Оксана и Сергей подходят друг другу — высокие, стройные, смуглявенькие — и всегда вместе. Шекспировская драма продолжается — «треугольник» не разбит, первый муж тренируется в том же секторе и продолжает любить, похоже, не только дочь… Перейдя «в Макаровы», Оксана расцвела. Вместе с Сергеем они стали чемпионами и рекордсменами страны, вместе выигрывают международные соревнования, вместе были и на Олимпиаде в Атланте. Но, как и для старшего Макарова, первый блин вышел комом. Оксана «сдала экзамен» для участия в финальных соревнованиях с первой же попытки, но судья«дальтоник» поднял не тот флажок якобы по ошибке. Вы помните, как американские судьи помогали своим.Оксана, не понимая, в чем дело, «запорола» оставшиеся попытки. Сергей же, глядя на нее, желая перестраховаться, вложил всю силу в предварительный бросок, и к финалу не восстановился… [b]— Что, Сергей, думается о предстоящей Олимпиаде? [/b]— Олимпиада есть Олимпиада. Для нас с Оксаной — смысл жизни. Ждать осталось недолго. Главное — не получить травму. Вот недавно выпал из борьбы основной претендент — чех, хотя он и Железный.[b]— Да, травмы в вашем спорте воспринимаются как неизбежное зло. Только и слышишь: этот, мол, «порвался»… [/b]— Опасный вид… И не только в результате сверхнапряжения при выполнении броска. В Нью-Йорке на Играх доброй воли, видимо, в целях «техники безопасности» крутили ролик, где снят несчастный случай — копье попало в стоявшего в поле участника: вошло в спину, наконечник вышел из груди. Стоял против солнца, недоглядел увернуться.[b]— В народе эту трагедию уже осмыслили, даже стишок сочинили: [i]Этим броском завершался финал, В поле, считай, победитель стоял… Только пронзило копье его вдруг: — Метко метает спортсмен Чингачгук! [/i][/b]— И без «страшилок» неприятно… Травмы для нас — бич… А пока победитель Игр доброй воли в Нью-Йорке Сергей Макаров уже выиграл международные соревнования в Салониках, в Греции, с лучшим результатом сезона. Готовится к чемпионату Европы. Метает, как и отец, под 90 метров. (Напомню, копье у сына — пикирующее, в отличие от «планера» времен отца.) Выигрывает поочередно у основных соперников — вот и в Йоханнесбурге, в Южной Африке. Привыкает к Ю1жному полушарию — Олимпиада будет в Сиднее.

Повелитель диска

[i]— А, дядя Коля! — Сергей представляет меня своим молодым коллегам на трибуне «Лужников». — Это главный герой из фильма «Чингачгук — Большой Змей». Томагавки знаете как метает?! Как-то из окна дачи со второго этажа метнул в дерево перед моим родителем — попугать хотел. Топорик перед носом-то и воткнулся… Меня на руках в детстве носил — как-то отцу с лодки передавал, чуть не утопил… Ребята сдержанно смеются.Трудно представить сейчас, что этого двухметрового, стодвадцатикилограммового гиганта можно было перебрасывать из рук в руки. В разговоре Сергея действительность переплетается с мифотворчеством. Я и вправду когда-то снимался в фильме об индейцах.Но в массовке — физически развитых десятиборцев любили приглашать в подобные боевики. Но остальное… Любит Сергей розыгрыши. Считает себя знатоком кино — отец его, тогда еще действующий спортсмен Владимир Ляхов, снялся в игровом эпизоде знаменитого фильма «Спорт, спорт, спорт», и в этот же фильм вошли и документальные кадры о легкоатлетическом матче СССР — США, отснятые им как участником любительской кинокамерой.Сергей, еще с «советских времен» один из сильнейших дискоболов страны, был неоднократным чемпионом, победителем международных соревнований в серии «Гран-при», обладателем Кубка Европы, призер мировых и европейский первенств. Ему недавно исполнилось 30 — возраст для метателя по нынешним временам самого расцвета. Правда, в спорте он очень давно — еще в 16 лет он выигрывал юношеские чемпионаты Москвы в… легкоатлетических многоборьях. В 18 лет он стал мастером спорта в метании диска, превзойдя 60-метровый рубеж — кстати, и сейчас такой результат может принести звание чемпиона России. В 22 года он уже был чемпионом СССР.[/i][b]— Сергей, ты уже более 10 лет в сборной страны, что предполагает выступления на пределе возможностей. Обычно после нескольких лет такого напряжения накапливается нервная усталость. Не чувствуешь ли ты, что лучшие времена уже позади, тем более что в этом году тебя не взяли в сборную на чемпионат Европы? [/b]— На чемпионат Европы я должен был ехать, в сборную попадал, уступив на первенстве страны лишь старому конкуренту, у которого всегда выигрывал. И даже результаты этого сезона у нас — на равных. Нас не взяли обоих, заранее забронировав место тому, кого даже освободили от чемпионата страны. Диск — капризный снаряд, на полет которого влияют и погодные условия. Легкий встречный ветер превращает его в планер. В Америку, в Калифорнию специально приезжают за результатом — постоянный бриз с океана улучшал достижения метателей на несколько метров… А насчет возраста… По нашим, ляховским меркам — я молодой.Отец ушел из спорта непобежденным рекордсменом страны в 40 лет.Результаты, которых я добивался в начале сезона, были достаточными, чтобы выиграть Кубок Европы.[b]— Но предположим, что расчет тренеров сборной верен — появились молодые, более сильные метатели. Уходить тебе, наверное, обидно — неоднократный чемпион страны, обладатель Кубка Европы, на Кубке мира — в призерах, участник Олимпийских игр. Сделал достаточно? [/b]— Соперники основные, считай, мои ровесники. Пусть сначала достигнут моих результатов — я один из всех наших метал за 66 метров. А на Олимпиаде в Атланте я не попал даже в финал — цель осталась нереализованной. Отцу, правда, не выпало и этого — он «пролетел» мимо семи Олимпиад.В 1956 году, где чемпионом стал великий Ортер (кстати, его ровесник), отец все-таки был слишком молод — тогда молодость у нас считалась недостатком. В Рим отец не поехал из-за некстати прооперированного аппендицита.В Мехико — тогда тоже экономили на авиабилетах, посылали только за медалями. А в Мюнхен в 1972 году отца не взяли из-за «воспитательных» соображений — ушел из семьи. На предолимпийском сборе, на тренировке, он попал диском в голову прыгунье в высоту Галине Филатовой. Диск — смертоносный снаряд, использовался в античные времена как оружие. То ли своеобразное понимание чувства долга, то ли ощущение вины перед искалеченной девушкой — не берусь судить, — но он не оставил ее в беде, выхаживал, ухаживал — в конце концов с ней и остался. Травма, слава богу, не оставила следа, а моя «мачеха» прыгала еще потом на Олимпиаде в Монреале, куда не попал отец. У меня появились две сестренки.Юля уже чемпионка мира среди юниорок, была со мной на Олимпиаде, прыгала сейчас и на чемпионате Европы. А Саша еще в девицах прыгает — ей всего 16, но котируется высоко.Для тогдашнего руководства сборной эта драма дала в руки козырь — поставить на место излишне независимого, неудобного спортсмена — он всегда говорил в глаза, что думал. И в Монреаль его не взяли по возрастному цензу, из экономии. Сорок лет в нашем виде — не возраст. Великий Ортер, начавший побеждать в 19 лет, ушел после четвертой своей золотой Олимпиады из спорта, но вернулся через 12 лет и выиграл бы, я уверен, Московскую олимпиаду — на чемпионате США он метнул дальше, чем московский чемпион, — но тогдашние политические «разборки» не пустили сборную США в Москву.[b]— Значит, Сергей, ничего страшного, спад результатов ожидаемый, все — впереди? [/b]— Я в год Олимпиады побил семейный рекорд (и рекорд России) — 66.78, но продолжаю набирать силу — жму лежа 232,5 кг и приседаю 270 кг — уже «достал» отца, хотя эти результаты он показал в более старшем возрасте. Но нельзя же быть постоянно на пределе. Ортер, наверное, потому и выигрывал, что между Олимпиадами 4 года его было не видно и не слышно.[b]— Этот результат, если бы был показан именно на Олимпиаде, принес бы медаль. Почему этого не случилось? [/b]— Жизнь — не такая гладкая дорога. Спорт требует полной самоотдачи, но жизнь продолжается, причем часто полностью меняются ориентиры. Раньше спортсмен, попадая в сборную, мог на определенное время не задумываться о материальной стороне жизни. Мы решаем сиюминутные материальные проблемы, участвуя в коммерческих стартах. Но теперь надо думать и о будущем. Я вложил все накопления в одно дело, но оказалось друг-партнер проиграл все в казино и брать с него теперь нечего. Это давит на психику, отвлекает. А я только перегнал машину — люблю спортивные модели иномарок, — теперь еще в долги влез. У меня есть подруга, с которой я собирался строить семью, казалось, нашли друг друга.Но когда я месяцами на сборах, возникает ее первый муж, она вспоминает, что и у отца ее ребенка какие-то права — это не напрягает? Все эти переплетения, уходы-приходы идут на таком уровне, что может закончиться даже трагедией. Я человек взрывной. Спортсмен, как и человек искусства, должен быть над прозой жизни, иначе будет одна графомания.[b]— Но ты сильный, жесткий человек, лидер. Ты не подчинился диктату тренера-отца, тренируешься самостоятельно (двум медведям в одной берлоге трудно ужиться). Я думаю, личные проблемы можно было решать более прагматично, даже отодвинуть на время, определив приоритеты. Женщин много — Олимпиада, тем более на стыке тысячелетия — одна! [/b]— Я однолюб. Могу уйти, но думать о ней буду, мысли будут все равно заняты ею.[b]— Я недавно смотрел передачу «Спорт и секс», которую ведет одна из самых красивых в спорте — Иоланда Чен. Проблемы, о которых ты сейчас говорил, в ее изложении решаются предельно просто.[/b]— Смотрел, смотрел… В роли экспертов в сексе выступают знаменитые Светлана Мастеркова, Елена Вяльбе… Такие фигуры в спорте — образец для подражания начинающим спортсменам, вообще для детей и подростков. А тут — посиделки тертых шлюшек… [b]— Ладно, это и глубоко и в сторону. Дело твоей жизни — спорт, он тебе никогда не надоест, и ты будешь в нем, пока будут силы? [/b]— Это семейное дело. У меня не только сестры, отец, моя мама (Лидия Шмакова — известная пятиборка 60-х годов) — спортсмены. Наша династия, пожалуй, уникальная: 3 поколения спортсменов под одной фамилией — такого, пожалуй, больше нет. Дед — Сергей Тихонович — заслуженный мастер спорта, был многократным чемпионом СССР во всех, практически во всех метаниях и чемпионом страны по боксу. Да и его отец — кузнец — был известным в своей слободе кулачным бойцом.Так что спорт для нас — не только увлечение, профессия или что-то вроде того, это способ и стиль жизни.[b]— Ты говоришь: в спорте — твоя жизнь. Но там тоже есть вершины, после которых можно успокоиться, заниматься личной жизнью, делом, которое будет кормить после спорта, — годы идут… Уйти на пару лет в своего рода «шаолинский монастырь», забыть обо всех волнениях суетной жизни и готовить себя к Олимпиаде-2000 или к достижению сказочного рубежа, к примеру 75 метров в метании диска… [/b]— А за тем рубежом открывается новый рубеж. Собственно, так и живешь, как фронтовик, пусть сравнение слишком яркое. А что, ходим под флагом, защищаем честь страны, все время на передовой — а в это время наших девушек уводит кто-нибудь другой.[b]— Ну а дальше что? [/b]— Все то же. Пока сила есть, я еще пометаю. Есть еще профессиональные шоу, «бои гладиаторов», экзотические метания, например бревна или 100-килограммового камня, куда меня уже приглашали. Сила — это дар природы и капитал.

Елена Карпухина: взлеты и падения

[i][b]Я познакомился с ней лет 30 назад на спортивных сборах. Мы жили рядом в двухэтажных дачах пансионата в Серебряном бору и готовились к соревнованиям — легкоатлеты к своим, художественные гимнастки — к своим. И мы напропалую ухаживали за красавицами-гимнастками — они и сейчас, а тогда особенно считались символами женственности. Кроме красоты, которая у них была вроде бы обязательным условием, они были удивительно контактны, раскованны и — утонченны. Лена Карпухина держалась как-то особняком. Несмотря на то, что все девушки были одинаково молоды и занимались спортом профессионально (все были уже как минимум мастерами), чувствовалось, что для других, кроме спорта, существует и все остальное, что они не собираются пропускать то, что несет с собой юность. Лена же выглядела среди них… отличницей, у которой, помимо обязательных школьных занятий, были, к примеру, уроки в музыкальной школе и, скажем, подготовительные курсы в университете.[/b][/i]Даже мышление у нее было своеобразное. Кто-то сказал, что будет дождь — тучи низко стоят. Она задумчиво промолвила: «А я люблю, когда тучи низко над землей. Как потолок — и я чувствую себя уютно, как в своей комнате». Я не удивился, когда узнал, что она пишет стихи… Абсолютной чемпионкой мира, то есть победительницей во всех упражнениях художественной гимнастики, Лена Карпухина стала в 16 лет.Больше чемпионкой мира она уже не была. На всесоюзных и международных соревнованиях побеждала неоднократно, но повторить свой первый главный успех, как в год, когда ее впервые повезли за рубеж, она так и не смогла. В 22 года ушла из спорта — в художественной гимнастике это был не возраст… На следующий год она родила дочку Надю. На этом светлая яркая полоса в ее жизни надолго закончилась.Через 3 месяца после рождения дочки она рассталась с мужем, за которого вышла случайно, подчинившись воле этого доморощенного Растиньяка, который хотел «покорить столицу» при помощи славы и денег своей знаменитой жены. Дочь не знает, как выглядит ее отец — что можно запомнить в 3 месяца, а больше его она не видела.Наверное, Лену не раз подводила ее детская доверчивость и невероятная открытость. В день нашего повторного знакомства (о первом она и не помнит) она мне столько рассказала о своей жизни, предупреждая, правда, что «это не для печати», сколько не рассказывают и закадычному другу.Подводила ее и перманентная влюбленность — она все время была в кого-то влюблена. В первую учительницу, в педагога балетного кружка, в первого своего тренера Тамару Лисициан, как потом в ее сестру Марию — своего «взрослого» тренера.Лена даже в своих стихах подчеркивала потребность в создании кумира для себя. Так ее кумирами безоговорочно стали первые чемпионки мира по художественной гимнастике Людмила Савинкова и Татьяна Кравченко, которые тренировались в одном зале с ней. И все время она расплачивалась за свою открытость, доверчивость. Та, кого она считала подругой, не оказала элементарной помощи на первенстве страны. Наставница, у которой она стала тренироваться после сестер Лисициан, получив за успех Лены звание заслуженного тренера России, «забыла» подать документы на присвоение своей ученице звания заслуженного мастера спорта. И спокойно предложила Елене, которая как верующая христианка считала аборт убийством, избавиться от будущего ребенка, который «мешал» ей готовиться к очередному чемпионату мира. Потом, когда уже Лена с тренером работала рядом в своих родных и единственных «Крыльях Советов», едва выжив после рискованной и запоздалой операции, она обнаружила, что ее «любимый» тренер за время ее долгого лечения успела приписать всех учениц Карпухиной себе и отдавать их назад не собирается. Прямодушная Елена не смогла мириться с такой бесцеремонностью и ушла из родного клуба.Последствия операции, усиленные нахлынувшей депрессией, сказывались долго. К тому же через год, когда она оказалась в другом городе, снова была на грани гибели из-за вовремя необнаруженного гнойного аппендицита.Повторную операцию из-за последствий того перитонита она перенесет через 13 лет.Эта черная полоса, казалось, прошла. Человек, вошедший в ее жизнь, боготворил ее. Тому свидетельство и его рисунки — он бесчисленное множество раз рисовал ее портреты.Письма и записки к ней… Их любовная идиллия закончилась трагедией.Вознося свою любимую на пьедестал, он сам же потом и мучился подчеркиваемым им самим неравенством. Он не мог реализовать себя на избранном пути в творчестве, и оголенные, предельно натянутые струны его души однажды не выдержали. Он воспринимал мир более причудливым и фантастическим, чем Елена, и в период депрессии сделал неожиданный шаг… Но резанная, чиненная, леченная Елена Карпухина не утратила вкуса и любви к жизни, осталась такой же открытой, трогательно-доверчивой и по-прежнему считает себя счастливой. Наверное, потому что она продолжает любить людей и встречаются ей на пути люди, отвечающие на ее вселенскую любовь.Она выросла в атмосфере любви, хотя и родилась в… тюрьме. Это было в 1951 году, еще при Сталине, когда могли посадить и за собранные на колхозном поле колоски, и за сорванную в теплице пару огурцов, и за опоздание на работу… Лена не говорит, почему за решеткой оказалась ее мама, считает это «испытаньем Божьим». Отца своего она не знала, а вот к отчиму, давшему ей свою фамилию, Лена на всю жизнь сохранила благодарное чувство. Мама, бабушка, тетя Соня — эти три женщины со всех сторон окружали ее любовью. К маме она испытывает прямо-таки благоговейное чувство — ей, получившей от арестантских харчей рахит, до 4 лет забавлявшей свое колченогостью соседей, мама полностью выправила ножки ежедневным массажем и специальной гимнастикой. Может быть, от этих ежедневных упражнений, когда мама невольно разработала ей невероятную гибкость, и проявился ее талант к гимнастике. В 3—4 года она восхищала всех модными тогда «акробатическими этюдами». Она запросто садилась на шпагат, делала мостик, потом — колечко: лежа на животе, доставала носками затылок. А из этого положения, не отрывая груди от пола, кувыркалась вперед, ставя ноги перед лицом, и потом поднималась на ноги. Успех на всевозможных самодеятельных эстрадных площадках у четырехлетней крохи был невероятным. Когда-то домашнее музыкально-танцевальное образование родные посчитали недостаточным, Лену отдали в балетную студию, в Дом культуры. Она настолько на лету все схватывала, что педагоги всерьез стали интересоваться возможностью передать Лену в балетную студию при Большом театре. Но там посчитали, что из этого пухленького утенка лебедя не сделать. И тут соседка, работавшая во Дворце «Крылья Советов», посоветовала отдать Лену в секцию художественной гимнастики, которую вела Тамара Лисициан: «Чем не твой балет?!».11-летняя Лена на вопрос тренера, что она умеет делать, прямо в пальто и ботинках сделала мостик и села на шпагат. Через 5 лет ежедневных занятий, когда ей приходилось ездить из подмосковной Тайнинской до метро «Белорусская», она станет чемпионкой мира… Наверное, перенесенные ею самой тяжелые страдания развили в ней христианскую любовь к больным, увечным, особенно к детям.Лена работала в Институте ревматологии инструктором лечебной физкультуры и испытывала счастье, когда ее больные избавлялись от мучительных болей, от неподвижности. Потом, параллельно с занятиями в школе дочери, Елена стала заниматься с детьми в специнтернате для сирот. Может быть, она не реализовала свой богатейший спортивный опыт, как тренер, потому что слишком хотела помочь всем страждущим.В 1989 году ей присвоили давно заработанное ею звание заслуженного мастера спорта и стали выплачивать спортивную пенсию. Ее пригласили в спортивно-эстрадную группу «Звезды спорта», в которую входили ветераны спорта, обладающие, кроме спортивного, еще и артистическим талантом. Лена по специфике своего вида спорта должна быть изначально музыкальна и уметь танцевать. Могла играть на гитаре и петь — это фамильное. Она прекрасно лепила, ее статуэтки делали потом в фарфоре. Лена учредит приз Карпухиной и вручает свои статуэтки на соревнованиях по художественной гимнастике. В этом году она вручила его победительнице на Всемирных Юношеских играх.В группу «Звезды спорта» ее пригласили как исполнительницу своих песен. За время своих выступлений она записала целую кассету с профессиональной обработкой своей музыки… Я встретил ее недавно на Горбатом мостике возле Белого дома. Лена читала шахтерам свои стихи о красном флаге, под которым выступала сборная СССР. Я напросился проводить ее домой. Она рассказала, что это не первое ее выступление на подобных мероприятиях. Течение, которого она придерживается, можно назвать христианским коммунизмом. Ее убеждения не могли поколебать ни перегибы сталинского строя, ни трудное детство, ни борьба за существование, которую она вела как мать-одиночка, ни жуткие жилищные условия, когда она, чемпионка мира, вынуждена была жить долгие годы с дочкой в коммунальной квартире. Мэр столицы не принимаемой ее душой «новой России» Юрий Михайлович Лужков быстро и просто решил ее жилищную проблему после единичного обращения к нему чемпионки мира. Она зачислила его в сообщество хороших людей.Кому как, а мне мила ее вера в возможность объединения хороших людей, которые способны преобразовать жизнь к лучшему.[b]Фото из личного архива Елены Карпухиной [/b]

Иоланда… Красота или рекорды?

Когда я ее впервые увидел, подумал: таких не бывает… Потрясающе красивая девочка, еще ребенок — густая челка, тяжелые смоляные волосы за плечами, невозможно тоненькая — куколка Барби. А еще подумал: возраст все испортит.Она, как комета, то появлялась, то выпадала из поля моего зрения.В очередной раз она появилась на моем небосклоне вместе с кометой Галлея. Я встретил ее в вечернем Сочи, в зыбком свете фонарей, в той праздничной атмосфере, когда и знакомое кажется нереальным. Она или не она? Лишь когда девушка свернула к спортивному пансионату, удостоверился, что это все-таки она!..Лет еще через десять на тартановом газоне манежа я увидел стремительно приближающуюся знакомую фигурку девочки-эльфа. Темные кудряшки рассыпались по ее плечам, встряхиваясь в такт ее упругим отскокам. Годы совершенно ничего не изменили — та же юная красавица с беззащитно распахнутыми глазами.Она уже была звездой мирового класса, рекордсменкой, чемпионкой. И было ей уже за 30.Потом я увидел ее… на обложке журнала «Плейбой». Автор материала рассказывал, как он охотился за поразившей его воображение экзотической спортсменкой, чтобы уговорить ее сняться.Потом в телевизионной передаче «Добрый вечер…» Игорь Угольников восхищался ее красотой, а Иоланда делилась секретами ее неизменности.С детства она занималась прыжками — не просто была попрыгуньей-стрекозой из Страны цветов — тренировалась в спортивной школе по легкой атлетике. Отец ей дал музыкальное имя Иоланда, передал звенящую фамилию — Чен и… наследственную прыгучесть — он в свое время был известным прыгуном в длину и тройным. В 17 лет его дочь выступала на уровне мастеров, потом вошла в сборную страны, прыгала за 7 метров. Ее время пришлось на Олимпиаду в Америке, куда наших спортсменов не послали из политических соображений, на следующую Олимпиаду она не попала из-за интриг внутри сборной, потом была тяжелая травма, операция. К этому времени женщин уравняли в правах с мужчинами в тройном прыжке, и все прыгуньи рванули туда — в прыжках в длину дальше совершенствоваться можно было, лишь преодолевая природные возможности — через новые травмы, перегрузки, а здесь, в новом виде, во всяком случае поначалу, открывались широкие перспективы без особого ущерба для своих физических данных. Иоланда тоже побывала и в чемпионках, и в рекордсменках мира в этом новом виде спорта.Но разве мы приходим смотреть женскую легкую атлетику только для того, чтобы следить за ростом рекордов?! Специалисты — да, они отметят, что с результатом 7 метров 20 сантиметров Иоланда Чен могла претендовать на медаль в олимпийском Сеуле, что ее результат 15 метров 3 сантиметра был мировым рекордом в тройном прыжке. А мне что за дело, сколько она прыгает! Все равно мужчины прыгают на метр-полтора дальше, поэтому их прыжки смотрятся эффектнее, впечатляюще.Приводит нас в сектор, где выступают женщины, потребность прикосновения к красоте. Прыгуньи в длину — просто загляденье. И естественный отбор, и специфические упражнения создают идеальные женские пропорции. И пусть дальность ее прыжка уступает результатам Джекки Джойнер или Галины Чистяковой, а техника прыжка не так отточена, как у Татьяны Талышевой или у Хайке Дрехслер, но сердце трепещет, когда в секторе появляется точеная фигурка Иоланды. Когда она, перебирая руками, как игрушка-обезьянка по ниточке, встряхивая «конской гривой» роскошных волос, несется к прыжковой яме и, преодолевая земное притяжение, как-то неправильно зависает в воздухе… Ее латиноамериканский (испанский, итальянский, полинезийский) тип красоты понятен и близок каждому. Она заденет за живое и жителя нашего стонационального отечества, оттачивавшего свой вкус на «Кавказской пленнице», и обитателей самой густонаселенной территории Земли от Ирана до Китая; свое в ней найдут и индейцы, и индусы. И даже «афроамериканцы» разделят свои симпатии между нефритовой статуэткой Флоренс Гриффит-Джойнер и бронзовой фигуркой чернокудрой Иоланды Чен.Что в сравнении с этим метры, сантиметры, уже сейчас ее спортивные подруги не помнят: она ли первой в мире превзошла 15-метровый рубеж в тройном? И остался ли ее результат — 15 м 03 см — мировым рекордом до сих пор? У меня лично только сострадание вызывает тот факт, что ее хрупкие плечи выдерживали нагрузку в 210 килограммов и что с этой штангой она приседала на скамейку. Чтобы быть красивой, надо страдать — да! Но когда достигаешь вершины — все дальнейшее движение — только вниз. Можно попробовать приучить свой организм и к 220 кг, и больше.Но уже позвоночник не выдерживает, и с приступом травматического радикулита ее прямо с соревнований, из сектора, увозят на карете «скорой помощи». Не выдерживают и другие слабые места — рвутся сухожилия — ткани связок меняют на искусственные, лавсановые. Дальше что — для достижения результатов — «вместо сердца — пламенный мотор»?! А красота — вечная категория… Она не ушла из сектора — она вернулась туда ведущей спортивных телепрограмм. Ее точеную фигурку в элегантных костюмах можно сейчас видеть на крупнейших соревнованиях, например, финале Гран-при, у телекамер. Она сразу после финиша соревнований берет интервью у Хайке Дрехслер, которая пережила ее в спорте — все еще прыгает. Ее приглашают в жюри кинофестиваля спортивных фильмов — просто присутствовать.Но у нее забирают, а потом и вообще закрывают телепередачу «Дистанция», где она непринужденно беседовала с подругами — великими спортсменками, своим стилем общения делая их простыми и доступными для рядового телезрителя. Ей поручили делать рискованную передачу «Спорт и секс», где можно легко соскользнуть в пошлость. Что положено Елене Ханге, вряд ли подойдет ей. Теряется имидж одной из самых загадочных, прекрасных и экзотических фигур в современном спорте.В тесном спортивном мире, где все тайное быстро становится явным, никто из пользующихся заслуженной славой сердцеедов не мог похвастаться успехом у нее. Репутация Иоланды безупречна — она принимает только предложения «руки и сердца». Ее избранники — красавцы, как на подбор. Но, видно, не вполне понимали они счастье, которое им доставалось. Иначе держали бы ее руками и зубами. Настоящей цены себе, похоже, и она не знает. Ее мама складывала листочки со стихами, которые ей присылали пачками, в коробочку, перевязывая их розовой ленточкой.Недавно видел ее на тренировке снова в манеже ЦСКА. Иоланда вернулась? Или она никуда не уходила… [b]Фото Playboy[/b]

Боль золота

[b][i]Я только что переехал в Минск, поступил в институт и стал регулярно тренироваться. Как новопосвященный помнил наизусть имена всех ведущих спортсменов, хотя мой горизонт ограничивался в основном белорусскими звездами. Шел 1967-й, год Спартакиады народов СССР, которая по масштабу и значению могла считаться внутренними Олимпийскими играми.[/i][/b][i]Посему и интерес к предшествовавшей ей Спартакиаде республики был особый — мы, начинающие спортсмены, не сомневались, что в самом престижном виде легкой атлетики — спринте — победит минчанин.Однако чемпионом белорусской Спартакиады стал никому не известный бегун из Гомеля Владислав Сапея. Обиженные за своих минских кумиров, мы невысоко оценивали его шансы на Спартакиаде народов СССР. Что такое 10,5 секунды Сапеи? Даже не мастерский результат, а там предполагалось выступление заслуженных мастеров спорта, призеров чемпионата Европы… [/i]Опередив четверых заслуженных мастеров, победителем Спартакиады народов СССР стал [b]Владислав Сапея.[/b] Это была и сенсация, и нежданная головная боль для тренеров сборной, составлявших команду для участия в Кубке Европы. По условиям в каждом виде должен был выступать только один спортсмен — как доверить право представлять страну кандидату в мастера, который даже на всесоюзных соревнованиях появился впервые?! Тренеры не стали рисковать, устроили дополнительные испытания для победителя, по положению уже завоевавшего место в сборной. И он опять опередил всех именитых, сбросив со своего результата аж 0,2 секунды. К мастеру спорта, пусть и новоиспеченному, все вопросы были сняты… И он стал обладателем Кубка Европы! В следующем олимпийском году познавший вкус побед Сапея не уступает никому. Заслуженные мастера жаждали реванша, ведь ставкой была поездка в олимпийский Мехико, но Владислав не оставляет никаких шансов, сначала повторив рекорд страны, потом побив его. И как! На Мемориале братьев Знаменских, крупнейших тогда наших международных соревнованиях, он становится совладельцем мирового рекорда, заодно опередив бежавшего с ним серебряного призера предыдущих Олимпийских игр. На чемпионате СССР Владислав Сапея — бесспорный лидер: снова мировой рекорд и — никого рядом.Близилась «вековая мечта» наших спринтеров. Был у нас чемпион Европы Николай Каракулов в 50-е годы, но об олимпийском золоте даже не мечталось... Я поставил на победу Сапеи в Мехико ящик коньяка — мои товарищи, впечатленные только что установленным на чемпионате США новым мировым рекордом (прежний рубеж преодолели сразу трое), моей уверенности не разделяли. Но Сапея же с той Спартакиады не проигрывал ни одного старта… Я проспорил. На экране телевизора я увидел не того длинноногого крепыша, который стремительно загребал под себя метры дистанции, а... Бедра Владислава были туго спеленуты бинтами — по всей поверхности. Бежал он как связанный, хотя секунды показал практически те же, что всего год назад. Но это было не первенство Белоруссии… Меньше чем за год пройдя от кандидата в мастера до рекордсмена мира, он, будучи уже реальным претендентом на олимпийское «золото», продолжал тренироваться в том же жесточайшем режиме. Но даже его выдающиеся возможности имели предел. Мышцы не резиновые, порвались. На Олимпиаде он пытался сделать запредельное — бежал, когда и ходить без боли не получалось… Он пытался вернуться на следующий год. Секундам, которые он показывал, цены бы не было еще за год до той Олимпиады. Но он уже вывел спринт на новый уровень, разрушил барьер недоступности в сознании своих последователей, а сам удержаться на этом уровне уже не мог. Травмы были слишком серьезными.Другой подобной судьбы в спринте да и, пожалуй, в спорте не было.Это — как взрыв сверхновой звезды, когда за кратчайший срок она достигает предельной яркости, а потом так же стремительно угасает.На карьеру ему было отпущено два года. От новичка до элиты мирового спорта.В семнадцать с небольшим, когда в спринте (это спорт молодых) уже добиваются заметных успехов, он приехал из городка Вилейки поступать в Гомельский областной пединститут. Он и сам не знал, кто он — борец или легкоатлет. Крепкий физкультурник. Через год его забрали в армию, где он целых 3 года бегал только в сапогах. Отслужив, вернулся в институт. Без сапог бегать стало легче, и преподаватели физкультурного факультета подсказали Сапее, кто он. Через пару лет он уже был чемпионом Белоруссии… Москвичом он станет уже в ранге сильнейшего в Европе, женившись на черноглазой Наташе, тоже победительнице той памятной Спартакиады, начнет тренироваться у тренера Леонида Бартенева — заслуженного мастера спорта и заслуженного тренера СССР. Из дочки Оли они с женой вырастят мастера спорта, чемпионку СССР (дальше Оля не захочет оставаться в большом спорте: папин характер — сразу все или ничего).Сапея работал с дочкой сам, тренером он стал тоже отменным, что случается далеко не всегда: классному спортсмену хватает и своей «жизни» в спорте. Владислав подготовил более двух десятков мастеров спорта, да каких! И не просто они слетались к нему, как к бывшей звезде, — сам находил.…Николай Сидоров, например, прыгал в высоту весьма неплохо, о смене специализации не задумывался. Но Сапея увидел его новые, иные возможности — в длинных ногах: меньше шагов на дистанции — выше результат. Он привел этого самого высокорослого нашего спринтера к олимпийскому «золоту». Другой его воспитанник, знаменитый чемпион мира и Европы, — Андрей Федорив бегает до сих пор, хотя ему уже 35 лет.Сейчас Владиславу Сапее работать стало значительно труднее, и его опыт, уникальное знание спринтерского бега оказываются невостребованными. Не первый год заслуженный тренер СССР ходит с палочкой. (А ему — едва за 50). Те сверхнагрузки, которые он перенес, врываясь в элиту мирового спорта, не обошлись даром. Суставные диски в коленных чашечках стерты почти «на нет», травмирован тазобедренный сустав; каждый шаг причиняет боль. Нужна операция на суставах, да наши медики не дают гарантии, а в Израиле и США такая гарантия стоит десятки тысяч долларов. Где их взять — даже первой нашей суперзвезде в самом престижном виде легкой атлетики?! ...С начала лета до самых заморозков Владислав Сапея живет в своем деревянном доме под Москвой. Выросший в белорусской Пуще, он — страстный грибник и охотник. Пришлось обделить себя и этим: много ли пройдешь по лесу на больных ногах? На одну его страсть болячки не повлияли: еще в армии он стал классным поваром и сейчас дома много и с удовольствием кулинарит. Хранит в памяти все домашние рецепты: соления, копчения. Это традиция. Передается в их роду от прадедов.

Человек команды

[i][b]Леонид Владимирович Бартенев[/b], мне казалось, был всегда. Импозантный, непременно элегантно одетый, в замшевом сюртуке или в куртке тончайшей кожи, он выглядел, как английский джентльмен.Холодная, невозмутимая манера держаться, бесстрастное лицо и то, что он был старшим тренером сборной страны по спринту еще тогда, когда я только начинал интересоваться спортом, укрепляло во мнении: этот человек из той плеяды маститых наставников, которые в послевоенные годы вывели нашу легкую атлетику на мировую арену.Не так давно на соревнованиях ветеранов я с удивлением обнаружил Бартенева среди 60-летних — по моему разумению, ему должно быть уже за 70.[/i][b]— Леонид Владимирович, вы стали старшим тренером сборной, когда эту должность доверяли лишь после долгого пути кандидата по тренерской лестнице. Надо было пройти обязательные ступени. Вас же взяли, что называется, прямо с беговой дорожки… [/b]— Мне в 1961 году было лишь 28. Я только что завоевал очередные медали чемпионата страны — лет 8 подряд без них с дорожки не уходил. Раз 10— 12 (надо подсчитать) был чемпионом СССР в спринте, эстафетном беге. Но вызвали в Госкомспорт, сказали — есть мнение… [b]— Уходить не хотелось? [/b]— Я был в лучшей форме — еще мог показывать рекордные секунды на обеих коротких дистанциях. Но в то же время — около десятка лет выступлений на пределе, 2 бронзовые медали европейских чемпионатов, титул серебряного призера двух Олимпиад. Большего, когда тебе под 30, тогда достичь не представлялось возможным. Согласился, но думал: еще побегаю. В роли играющего тренера.[b]— Не получилось? [/b]— На таком уровне совмещение невозможно. Хотя зиму я еще тренировался, не сбавляя оборотов. Но на весеннее первенство страны уже не вышел.[b]— На ваше назначение повлияло, наверное, и дворянское происхождение? Фамилия старинная, в лермонтовском окружении встречается.[/b]— Шутка, разумеется… Да и тогда это вряд ли могло помочь, скорее наоборот. А генеалогию свою знаю слабовато — рос без родителей. Отец пропал до войны — был крупным военачальником, 4 шпалы в петлицах. Думаю, попал под репрессии: много негативного слышал от него о Сталине. А маму замучили немцы в 42-м. За то, что муж был красным командиром.Вырастила меня бабушка по маме, которая потом уже рассказывала, что дед мой был царским генералом. Он сумел скрыть этот факт биографии, когда остался в Полтаве в годы исхода Белой армии. Позже от родственников отца слышал, что род наш восходит к великому Менделееву. И дед мой по отцу был профессором Томского университета еще до революции.[b]— Я думал, вы коренной москвич… [/b]— Житель столицы с тех пор, как перешел на тренерскую работу. А так вырос на Украине, школьные годы захватила оккупация. В Полтаве начал и спортом заниматься.[b]— И все-таки за что такая честь? Тогда стать тренером сборной раньше 40 лет было делом неслыханным.[/b]— Везунчик, наверное. Смотрели популярный английский фильм «О, счастливчик!»? Его герой сразу располагал к себе. И в моей жизни улыбок судьбы было немало. Как начал заниматься спортом еще в седьмом классе, так сразу стал выигрывать областные соревнования и в легкой атлетике, и в фехтовании, и в командных видах спорта — в футболе, баскетболе.Директор нашей школы Кондрацкий был очень расположен ко мне — подкармливал к соревнованиям из казенных школьных денег. Футбольный тренер (Чернышов его фамилия), он же председатель городского спорткомитета, вовремя подсказал, что в легкой атлетике я добьюсь большего, и направил к тренеру Юрию Стешину. Хотя и в его команде я был очень на месте.Он же, Чернышов, официально утвердил меня, еще школьника, заместителем директора детской спортивной школы, чтобы я мог получать зарплату и завершить образование, — бабушкиной пенсии не хватало. А я тогда еще паспорт не получил. Потом меня чуть ли не силком перетащили в Киев мои будущие наставники Зоя Александровна и Зосима Петрович Синицкие.[b]— Так и докатились до сборной? [/b]— Я попал в нее в 21 год. Бежал в день рождения в Лондоне на матче, и надо же было такому случиться, что мое совершеннолетие (по британским стандартам) было отмечено королевой Великобритании. Я получил от нее поздравления, которые были опубликованы в английских газетах, от ее имени мне вручили именинный пирог.И в год своего дебюта я сразу стал бронзовым призером Европы. Повезло, бежал в эстафете с такими мастерами, как Борис Токарев, Владимир Сухарев, Юрий Коновалов.С ними я стал и мировым рекордсменом, и серебряным призером Олимпиады в Мельбурне.Я и потом больше побеждал в команде. Там значение имеют не только физические качества, но и техника, тактика, в общем, и голова. На Олимпийских играх в Риме сильнее нас были не только немцы, у которых появился новый мировой рекордсмен, бежавший на 3 десятых быстрее нашего рекорда страны, но и — традиционно — американцы. Но мы их сумели переиграть — я специально стартовал при приеме эстафеты чуть раньше, американец Норман среагировал на это — и его не смог догнать в «коридоре» передающий. Мы и потом неоднократно выигрывали у «штатников», занимавших верхние строчки в индивидуальном рейтинге.Что же касается везения, то Фортуна и спину не раз показывала: мне, например, дважды не утверждали рекорд страны. Один раз не поверили своим глазам итальянцы, когда я в Генуе в дождь, по лужам пробежал 100 м за 10,2 секунды — на всякий случай прибавили одну десятую. В другой — из-за расхождения в показаниях секундомеров в Киеве, хотя на двух из них — это запечатлено и на фотоснимке в газете — был рекорд страны.[b]— Как восприняли назначение товарищи по сборной, которые вдруг стали вашими учениками? [/b]— Потом признавались — с опаской, боялись, что буду гонять «под себя». А у меня тренировочные нагрузки были раза в полтора выше, чем у кого бы то ни было. Я их озадачил «индивидуальным подходом», сам стал приспосабливаться к привычной для них системе тренировок, естественно, внося и свои коррективы. Я готовил сборную страны, начиная с Олимпиады в Токио до Олимпийских игр в Сеуле — шесть Олимпиад. Тренировались у меня мои товарищи — серебряные призеры Римской Олимпиады, готовил в сборной чемпионку Московской Олимпиады Ирину Назарову. Более ста мастеров спорта вышли, что называется, из моих рук, в том числе и немало — международного класса. Владислав Сапея, например, попал ко мне кандидатом в мастера. А стал мировым рекордсменом, обладателем Кубка Европы.Тренировался у меня и сын Дима — неоднократный чемпион страны.[b]— А как к вам, молодому специалисту, отнеслись в руководстве сборной, где все были «заслуженные».[/b]— Мне сразу предоставили свободу действий. Более того, при формировании первой в моей жизни олимпийской сборной последнее слово осталось за мной.Мне пришлось взять на себя ответственность и пойти против решения руководства сборной, имевшего намерение поставить в Токио в женском спринте наших заслуженных мастеров, которые, как я считал, свой потенциал исчерпали. И действительность доказала, что мои «протеже» — молодые бегуньи — были подготовлены лучше. С той поры я стал работать и с женской сборной.[b]— У вас в женской сборной подбирались все время просто писаные красавицы. Достаточно вспомнить Надежду Колесникову, Ингрид Баркане, Наталью Чистякову, которые в олимпийском Мехико признавались победительницами конкурсов красоты среди участниц Олимпиады. Или вашу же ученицу Галину Бухарину, на которую просто посмотреть собирались поклонники. Вы формировали команду по критерию красоты? [/b]— Легкая атлетика, особенно спринтерский бег, формирует прекрасную фигуру. А тренировать очаровательных девушек — я человек эмоциональный — гораздо приятнее. Наверное, поэтому и результат быстрее приходит. А взаимная симпатия приводит и к более сильным чувствам.[b]— У спортсменов, как у артистов, браки часто непрочные… [/b]— И женятся они чаще на своих. Это естественно: с кем больше времени проводишь, из тех и выбираешь. И распадаются семьи по тем же причинам. Когда месяцами не бывают дома и ездят на сборы порознь.У меня после того, как я «сменил амплуа», перешел на «домашнюю» работу — сейчас я директор динамовского спортклуба «Атлет», — тоже пристрастия сменились с кругом общения. Моя теперешняя супруга Галина — врач, к спорту прямого отношения не имеет.Сыну Саше 11 лет, он уже тренируется в том же спринте у Веры Анисимовой, которую мне довелось одно время готовить в сборной.[b]— В чем суть вашей теперешней работы? [/b]— Цель — возродить школу легкой атлетики «Динамо», которое было сильнейшим легкоатлетическим обществом Москвы и страны. Задача архисложная — у нас нет сейчас своего легкоатлетического манежа, недостает денег. Осталось лишь главное — люди, занимающиеся фанатично. И в этом году уже есть прекрасный показатель — второе место на традиционной легкоатлетической эстафете по Садовому кольцу на приз «Вечерней Москвы».

Игорь Ромишевский: На шайбу, как на амбразуру

[i]Он не был вратарем — он был атакующим защитником, причем весьма результативным.С ним — дважды олимпийским чемпионом и четырехкратным чемпионом мира и Европы, популярнейшим хоккеистом 60—70-х годов, вице-президентом Всероссийского клуба юных хоккеистов «Золотая шайба» — и напросился на разговор наш корреспондент. Это было благословенное время, когда почти в каждом дворе стояла хоккейная коробка, когда хоккейных вестей даже степенные старушки ждали с тем же нетерпением, что и прогноз погоды, а в дни чемпионатов мира улицы пустели. Тогда, в эпоху безоговорочного запрета несанкционированных акций, в студенческих городках могли вдруг разом собраться тысячные толпы молодых людей, праздновавших очередную победу сборной СССР. А неграмотным (в отличие от древних греков) считался не только тот, кто не умел читать и плавать, но и не разбиравшийся в хоккее, не знавший таких имен, как Бобров, Рагулин, Старшинов, Фирсов, братья Майоровы, Харламов… Список всенародно любимых мастеров клюшки и конька любой болельщик мог тогда продолжать до бесконечности, и далеко не последнее место в нем занимал Игорь Ромишевский, о котором мудрый наставник не проигрывавших добрый десяток лет подряд наших хоккеистов Анатолий Тарасов тогда говорил: «…этот чемпионат мира мы выиграли не в последнюю очередь благодаря самоотверженности Ромишевского, раз за разом подставлявшего себя под летящую со скоростью гоночного автомобиля шайбу, закрывавшего своим телом последний рубеж — ворота нашей команды».[/i][b]— Игорь Анатольевич, поделитесь секретом, как удалось снискать славу защитника, которому удавалось «брать на грудь» больно кусающуюся шайбу, играть не только клюшкой, но и помогать голкиперу.[/b]— Я просто успевал просчитать направление броска нападающих и подставить себя. Это качество ценилось. Усиливалась позиция вратаря, возникал как бы еще один оборонительный рубеж. Поэтому меня нередко выпускали, когда команда играла в меньшинстве. Я все время ходил в синяках: тогда ведь доспехи были не такими мощными, как сейчас, фетр, фибра — вот и все.[b]— Я как раз из того поколения, что во все глаза смотрело на вас. Вы представляли нашу страну, по вашим успехам судили о преимуществах нашего тогдашнего образа жизни.[/b]— Так сложилось, что мы были в хоккее безоговорочно сильнее всех. Плюс зрелищность, доступность этого вида спорта… Наши выступления обсуждались на правительственном уровне, и установки давались только на победу. Об ином не шло и речи.[b]— Конечно, при таком внимании сверху можно было выигрывать. И квартиры, и машины вам были обеспечены… [/b]— Сейчас наши хоккеисты получают несравненно больше. Но мы и играли не за деньги, об этом не думалось, когда надевали майки сборной. Мы были горды тем, что представляли великую страну, и старались вести себя соответственно.[b]— Теперь в сборной тоже немало высококлассных хоккеистов: Буре, Могильный, Федоров… Не зря же они нарасхват в НХЛ! [/b]— Профессионалы настроены по-другому, у них другие приоритеты. Контракт с клубом — выше интересов сборной страны, из которой они уехали. Мы же подпитывались соками родной земли. И резервы были — из клубов, которые, в свою очередь, брали из детских спортшкол, дворовых команд ребятишек, просеиваемых через турниры «Золотой шайбы». Я не зря упомянул этот, тогда всесоюзный, клуб юных хоккеистов — именно там нашли суперзвезду 70-х Александра Мальцева, вратаря Мышкина, Ларионова, Фетисова, Макарова… Играл там, кстати, и Павел Буре.Это была идея Анатолия Владимировича Тарасова — создать подобный резерв для нашего хоккея, охватывающего сетью всю страну.Он был бессменным президентом клуба до самой кончины и знал, что это высокая задача. Потому и стал заниматься «Золотой шайбой» в зените тренерской славы, с 1965 года.[b]— Вы теперь вице-президент этого клуба. Как пришли в «Золотую шайбу»? [/b]— Не сразу. Ведь хоккеем мой кругозор не ограничивался. Я окончил технический институт по специальности электросчетная техника, защитил кандидатскую. По моим разработкам тогда создавали измерительные комплексы для исследования динамических усилий в спорте. Использовалось мое изобретение — клюшка и коньки с тензоотдатчиками. Потом по конкурсу занял освободившееся место завкафедрой Московского физикотехнического института. Не говоря о том, что, когда еще играл в сборной, был членом ЦК ВЛКСМ. Позднее работал на различных тренерских должностях, выходил на лед в команде ветеранов вместе со своими прежними товарищами по сборной.Центральный штаб «Золотая шайба» был создан на гребне успехов нашей сборной. Дворовые команды взял под контроль ЦК ВЛКСМ, который через газеты «Комсомольская правда» и «Пионерская правда» обратился с призывом создавать повсюду хоккейные дворовые площадки, привлекать детей для участия в новом всесоюзном турнире. Так «Золотая шайба» стала неиссякаемым источником, наполняющим резервы отечественного хоккея.Когда Союз развалился, перестал существовать комсомол, под сурдинку забыли и о «Золотой шайбе».И лишь в 1994 году благодаря хлопотам все того же Тарасова правление клуба решило восстановить прерванную традицию. Учредителями Всероссийского клуба юных хоккеистов стали Госкомспорт, Федерация хоккея, Олимпийский комитет России, Международный комитет спортивных организаций, Министерство образования, Государственный комитет по делам молодежи — всего 13 организаций. После того как ушел из жизни Анатолий Владимирович, в 1995 году президентом клуба единогласно избрали его постоянного помощника и заместителя, бывшего ответственного работника ЦК ВЛКСМ Анатолия Ефименко. Рагулин, Старшинов и я стали вице-президентами.[b]— С тех пор прошло 4 всероссийских турнира «Золотой шайбы». Уже можно судить об уровне. Когда, по-вашему, они были лучше организованы — тогда или теперь? [/b]— Надо отметить, что за дело возрождения детского спорта, в нашем случае — хоккея, взялись серьезно. В Москве этот процесс идет под непосредственным вниманием вице-мэра Валерия Шанцева. В нынешнем сезоне, например, должны построить крытые хоккейные площадки в 10 административных округах. Но все-таки — что такое 10 катков на десятимиллионную Москву? В американском городке Освего, близ Нью-Йорка, куда мы регулярно ездим на международный турнир памяти Тарасова, — 3 катка на 40 тысяч населения.У нас же многие старые хоккейные площадки, как вы сами можете наблюдать, заставлены ракушками гаражей. Выкурить самозахватчиков — дело хлопотное. Когда-то в обязанности каждого жэка входило заливать и поддерживать в рабочем состоянии несколько катков. Теперь же того энтузиазма нет.Раньше и «Золотой шайбе» уделяли побольше внимания — в каждом обкоме, горкоме комсомола были персонально ответственные за это люди. Я как бывший член ЦК ВЛКСМ знаю это не понаслышке.[b]— Какие ныне задачи у «Золотой шайбы»? [/b]— В этом году состоятся Всероссийские соревнования юных хоккеистов, посвященные 80-летию со дня рождения Анатолия Тарасова. 1-й этап пройдет по месту жительства среди дворовых и школьных команд. Потом будут разыгрываться первенства областей и республик. В финал выйдут по 16 лучших команд страны: младшие (10—12-летние) — в Перми и постарше (1984—1985 годов рождения) — в Саратове. Турнир уже стал международным — в нем играют детские команды Белоруссии, Канады, США. Кроме того, с 10 по 20 февраля в городе Освего (США) в очередной раз состоится турнир памяти нашего великого хоккейного педагога.

Леонид Бартенев: «Мы побеждали наперебой»

[i][b]72-й раз Садовое кольцо превратится в круг огромного стадиона, а жильцы смотрящих на магистраль домов станут обладателями счастливых билетов на его трибуны, «не сходя с дивана». Такого количества зрителей не собирает ни один стадион мира. [/b]О выступлениях одного из фаворитов эстафеты на приз газеты «Вечерняя Москва», многократного ее победителя, рассказывает директор динамовского спортивного клуба «Атлет», заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, серебряный призер двух Олимпийских игр [b]Леонид Бартенев: [/b][/i]— Во всех эстафетах «Вечерней Москвы» Садовое кольцо становилось местом выяснения отношений: кто сильнее в столице — ЦСКА или «Динамо». Мы побеждали наперебой, с 60-х годов, правда, чаще — ЦСКА. Выступали все сильнейшие бегуны. Это был своего рода экзамен после весенних тренировочных сборов. Этапы здесь разной протяженности, и мы в «Динамо» готовились к эстафете в разных местах. Бегуны на длинные дистанции вместе с Павлом Деминым и Владимиром Окороковым — в горах Туркмении, я с бегунами на короткие отрезки — в Абхазии. Перед «Вечеркой» проводились отборочные соревнования: кандидатов на 30 мест было так много, что не попавших в основной состав мы выставляли во второй команде, которая тоже частенько бежала в лидирующей группе. Накануне всегда проводили разведку боем на дистанции, участники до соревнований пробегали свои этапы по Садовому, изучали рельеф местности, качество дорожного покрытия, повороты — неожиданностей быть не должно.Первомайский праздник участники проводили на нашей базе в Новогорске. Еще раз уточняли маршрут по карте, проверяли тактическую готовность. И мы настолько успешно выступали, что потом на отрезках, где традиционно отличались наши прославленные мастера, организаторы разыгрывали призы их имени. Так, на Садовом кольце есть этапы чемпионов Европы в беге Евгении Сеченовой, Александры Чудиной, Николая Караулова… Бегали здесь мои товарищи по «серебряной» олимпийской эстафетной команде: динамовец Владимир Сухарев и армеец Борис Токарев. Мои ученики-олимпийцы — Владислав Сапея и Надежда Колесникова, Галина Бухарина и Ирина Назарова. Мои дети — Дима, чемпион страны, и Катя, которая сейчас выступает за МГУ. Она студентка 5-го курса факультета журналистики и не исключено, что когда-нибудь напишет в газете «Вечерняя Москва» о своих впечатлениях.Сам я так ни разу и не пробежал «Вечерку» — выступал за сборную Украины и в Москву перебрался, лишь когда стал главным тренером сборной СССР. Но готовлю к стартам динамовскую команду уже 30 лет. Сейчас я возглавляю спортивный клуб «Атлет», базовую организацию московских динамовских легкоатлетов.«Динамо» переживает нелучшие времена — нуждается в ремонте покрытие летнего стадиона, традиционно последние 8 лет не хватает денег.Мы даже не смогли собрать команду для выступлений на «Вечерке» в 1992—1993 годах. Такая ситуация не только у нас. И если раньше на победу имели шансы сразу несколько спортивных организаций, то теперь достаточно денег для подготовки разве что у московского «Луча». Как следствие, там лучшие спортсмены, они вне конкуренции.

72-Я ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКАЯ ЭСТАФЕТА ПО САДОВОМУ КОЛЬЦУ НА ПРИЗЫ ГАЗЕТЫ “ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА”, 99

[i]Главный тренер Вооруженных Сил по легкой атлетике, начальник команды ЦСКА, олимпийский чемпион 1980 года [b]Николай Сидоров: [/b][/i]— Сам я бегал эту эстафету 4 раза. Выступал на «Вечерке» и в год своей Олимпиады. Мой этап был десятым, 300-метровый отрезок в районе Курского вокзала. Не раз выигрывал его и получал один из именных призов.Условия за годы проведения эстафеты значительно изменились. Еще 30 лет назад спортсмены бегали по гаревым дорожкам стадионов, их закаленным мышцам было все равно где напрягаться — на земляном грунте или асфальте Садового кольца. Теперь же выбежать на проезжую часть улицы спортсмену высокого класса чуть ли не так же травмоопасно, как и неосторожному пешеходу.О жизни речь не идет, кости тоже целыми останутся, но мышцы воспитаны в другом режиме нагрузок!..Знать бы, за что рискуешь спортивной формой… Эстафета «Вечерняя Москва» — замечательная традиция. Все московские спортсмены считали за честь пробежать один из этапов «Вечерки». Но когда спорт финансировался из госбюджета и все получали примерно равную долю, такие состязания были своего рода экзаменом: на профессионализм, на умение вложить средства с максимально выгодной отдачей. Побеждал спортивный принцип: кто лучше готовил спортсменов, тот и выигрывал. Мы, например, выигрывали «Вечерку» 24 раза.Теперь экономический принцип стал еще нагляднее: у кого более мощные спонсоры или кто ближе к госбюджету, тот имеет больше средств для проведения сборов, организации тренировочного процесса, подготовки и материального стимулирования спортсменов. В этом свете и надо рассматривать победы последних лет на Садовом профсоюзных команд.Вооруженные Силы не относятся сейчас к приоритетам для вложения бюджетных средств. Неудивительно, что недавний лидер советского спорта занял в прошлом году на «Вечерке» лишь 4-е место. Вот и сейчас мы сомневаемся: стоит ли выставлять команду, заранее обреченную на поражение?

72-Я ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКАЯ ЭСТАФЕТА ПО САДОВОМУ КОЛЬЦУ НА ПРИЗЫ ГАЗЕТЫ “ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА” ,99

[i][b]Наталья Васильевна ПЕТУХОВА [/b]— заслуженный мастер спорта, как принято говорить, «ровесница Октября», со времени первой для советских атлетов Олимпиады работает в системе Госкомспорта. Сейчас — в Российской федерации легкой атлетики. Трехкратная чемпионка и рекордсменка СССР, шестикратный призер всесоюзных чемпионатов, она 15 раз выступала за «Спартак» в эстафете по Садовому кольцу.[/i][b]— Когда же вы начали бегать нашу эстафету? [/b]— В 1934 году, еще школьницей.Я уже тогда выходила на «первые роли» в стране. От старта на Садовом настроение осталось на весь сезон — он был удачным для меня. У нас тогда была примета: хорошо пробежал «Вечерку» — будешь успешно выступать и на стадионе.[b]— Сейчас, кажется, наоборот — многие ведущие спортсмены опасаются в прохладную майскую погоду на жестком асфальте получить травму и потому стараются избежать стартов 2 мая...[/b]— В наше время, когда не было зимних манежей, после полугодового перерыва межсезонья все просто рвались выступить на этих состязаниях. Ни один ведущий спортсмен не пропускал эстафеты «Вечерняя Москва», здесь выступали братья Знаменские, Мария Шаманова, Галина Турова, Евгения Сеченова, Николай Каракулов, Александра Чудина —прославленные чемпионы страны и Европы, поглядеть на которых собирались толпы «именных» болельщиков, «фанатов», как сейчас говорят, этих звезд. Бежал Иван Антушев, многократный чемпион СССР, шесть раз простреленный в одном бою на Финской, но доживший, слава богу, до сегодняшних 95 лет.Григорий Потемин, с которого Вера Мухина лепила фигуру рабочего для монумента, который стоит возле ВВЦ. Леонид Пугачевский, в будущем один из руководителей нашей легкой атлетики. «Враг народа» чемпион СССР Гвоздовер, чьи победы в чемпионатах страны вымарывали из справочников после того, как его репрессировали. Какие разыгрывались дуэли, среди постоянно бежавших на «своих» этапах! Пугачевский — Максимов, Денисов постоянно сражался против одного из Знаменских на Крымском мосту… У меня же был свой привычный отрезок — от Павелецкого вокзала и еще потом — по Каретному валу.Менялись этапы, менялось их количество: сейчас их 30 против наших 17. Менялась и дистанция. Мы начинали по троллейбусному маршруту «Аннушки». Потом старт перенесли к Парку культуры и, наконец, к площади Маяковского.В легкоатлетической эстафете выступали не только бегуны, но и теннисисты, лыжники, футболисты… Стартовал и знаменитый Николай Петрович Старостин, который потом устраивал для нас приемы в своем спартаковском кабинете… Бегали и другие спартаковские футболисты. Так я познакомилась и с будущим мужем, вратарем спартаковской команды Анатолием Акимовым.[b]— Круг друзей широк… Можно сказать, что вас подружила «Вечерка»? [/b]— Именно. Тогда легче знакомились, запросто ходили друг к другу в гости, причем пересекались разные виды спорта, что сейчас бывает нечасто. А «Вечерка» была прекрасным поводом встретиться весенним днем и потом продолжить праздник.Мы, ветераны спорта, уже переставшие выступать, и в дальнейшем 2 мая любили встречаться у места старта эстафеты, у памятника Маяковскому. Конечно, многих уже не стало, не вернулись с войны — большое количество спортсменов с первых дней ушли в действующую армию, записались в знаменитую бригаду ОМСБОН, действовавшую в тылу врага. Погибли Федор Долгов, тот самый Григорий Потемин, не вернулись домой военные врачи Знаменские… [b]— Эстафета — командный вид. Тем не менее попробуйте вспомнить о своих личных «победах».[/b]— В голове немало таких эпизодов: я ведь больше десятка лет была одной из сильнейших бегуний в стране. Любители спорта моего поколения могут вспомнить репортажи, которые транслировались на весь Союз. Вот, например, как Вадим Синявский прокомментировал однажды мое участие: «Когда команда «Динамо» сократила разрыв, быстроногая Наталья Петухова из команды «Спартак» восстановила прежнее положение». Я была достаточно популярна, в 1937 году меня даже изобразили на первой советской спортивной марке.[b]— Как-то отмечались ваши заслуги перед спортом? [/b]— За участие в эстафете «Вечерки» в юбилейные для нее годы вручали почетные грамоты, награждали памятными значками. После окончания пробега команду-победительницу принимали в редакции вашей газеты. Были на таких встречах и инициаторы эстафеты — Герман Колодный, Владимир Пахомов, который занимается ею и теперь, обязательно встречал нас главный редактор Семен Индурский.В свое время неоднократно накоротке встречались с Василием Сталиным, который был тогда главным судьей этих соревнований. Он нередко сопровождал караван бегунов в своем автомобиле.[b]— Об участии сына Сталина в проведении эстафеты я, признаться, наслышан от многих. Говорят, он иногда круто вмешивался в ее процесс? [/b]— Имеете в виду случай, когда ему показалось, что команда ЦСКА нарушила правила и он приказал тут же устроить перебежку? Чтоб вернуть судей и участников на этапы, ушел не один час. Но когда ЦСКА выиграл повторно, говорить уже было не о чем… Я лично про Василия Иосифовича плохого сказать не могу. Наоборот, за то, что он помог моему мужу, когда у того развился туберкулезный процесс, — достал редкие лекарства, которые мне не смог раздобыть известный поэт Самуил Маршак (сын его страдал той же болезнью), устроил в санаторий, а потом вообще перевел к себе. Я младшему Сталину благодарна и очень обязана.[b]— У вас были знакомства и в литературной элите? [/b]— Маршак был другом Льва Кассиля, написавшего книгу «Вратарь республики», по которой в дальнейшем поставили знаменитый фильм «Вратарь». Прототипом главного героя — вратаря Кандидова — был мой муж Анатолий Акимов, который 20 лет защищал ворота «Спартака» и сборной страны.За победу в одном из первых международных матчей советской команды Толе тогда даже дали орден «Знак почета» — а ему было всего-то 20 лет. Через Кассиля знакомились и с его друзьями — мы бывали у него довольно часто.[b]— Удался ли писателю образ героя, похож он на вашего супруга? [/b]— Анатолий был популярен и считался неотразимым. Но ухаживал за мной 5 лет, прежде чем я дала согласие выйти за него замуж, — мне казалось, что он не в моем плане. Прожили счастливо четыре десятка лет.[b]— Давайте вернемся в наше время. Какие у вас теперь взаимоотношения с «Вечеркой»? [/b]— Я до сих пор работаю в Федерации легкой атлетики, последние 3 года — бесплатно, ставки сократили: режим экономии. Занимаюсь ветеранами спорта — у нас одно время по линии Российской ассоциации ветеранов выставлялись команды для участия в эстафете «Вечерняя Москва». Поддерживаем добрые отношения с вашим старейшиной Владимиром Пахомовым и главным редактором Юрием Казариным. Последнему — особая благодарность за то, что он бесплатно подписывает наших ветеранов на «Вечерку».[b]НА ФОТО:[/b][i]Чудо-бег Натальи Петуховой[/i]

За эстафетой на колесах

[i]Первыми на трассу ушли автобусы: синий — с журналистами, а я запрыгнул в красный, где ехали ветераны спорта. «Икарус» был заполнен, и мне досталось место рядом с известной в прошлом многоборкой, 18-кратной чемпионкой СССР, заслуженным мастером спорта [b]Эллой Мицис[/b].[/i][b]Чемпионка мира Иоланда Чен берет интервью у Ольги Котляровой [/b] [b]— Элла Мартыновна, когда вы бегали «Вечерку»?[/b] — Мне было 22 тогда… Эстафета проходила еще по Бульварном кольцу.[b]— И сколько же раз вы ее пробежали? [/b]— Дай подсчитать… В войну я не бегала, ушла добровольцем… [b]— Что ж орден Отечественной не надели? [/b]— У меня и Красной Звезды есть… Нина, — обращается моя собеседница к сидящей впереди. — Когда я закончила бегать эту эстафету? — Тебе лучше знать, — включается в разговор многократная чемпионка СССР и рекордсменка мира в беге от 4 до 1500 метров, первая советская чемпионка Европы в беге на 800 метров [b]Нина Откаленко [/b]и наклоняется к моему уху: — Она на 17 лет старше меня, бегали совсем в разные годы. Я-то с 1954 года, когда в Москву перебралась, в том году и Европу выиграла.Мой этап у Курского вокзала был, пожалуй, самым сложным, если не сказать — решающим. Отдавала я эстафету [b]Борису Токареву или Юрию Литуеву [/b]— нашим олимпийцам, они и закрепляли успех ЦСКА. До 1964 года, пока я выступала, мы всегда побеждали… За окном начинается дождь, переходящий в град. Нина Григорьевна заключает: — И в дождь, и в снег, и в град мы делали солнечную погоду своей эстафетой! Пассажиры вдруг вскакивают, стараются переместиться на правую сторону автобуса. Верхние окошки открываются, кто-то высовывается, пытаясь разглядеть, кто бежит в показавшемся наконец караване эстафетных команд. Взволнованный гул голосов, «болеют» помолодому.— Настя, Настя, руками работай! — зычный голос [b]Зои Петровой[/b], заслуженного тренера СССР, перекрывает все звуки в автобусе. — Не отпускай ее! Бегущая по параллельной дороге спортсменка пробует обогнать соперницу. Автобус ныряет в тоннель.Когда выезжаем из него, на трассе совсем другие бегуньи, но Зою Евсеевну это не останавливает: — Ира, шаги пошире! Раскручивай, раскручивай! Я вспоминаю, как вела она своим голосом учениц по всем этапам эстафеты на стадионе в Лужниках — заслуженных мастеров спорта [b]Наталью Лебедеву, Надежду Бесфамильную, Веру Анисимову, Марину Сидорову.[/b] Ее голос был слышен в любой точке стадиона… На трассе уже мужчины, и Зоя Евсеевна командным голосом выводит вперед своего бегуна.—Зоя, ты не ошиблась? — отводит взгляд от окна 87-летний заслуженный мастер спорта [b]Игорь Соколов[/b]. — Это уже не профсоюзная команда.— Мои — и в инфизкульте, и в «Динамо». Я-то в ЦСКА бегала, как раз этот самый этап, его «чудинским» теперь называют. Однажды у самой Чудиной его и выиграла.ЦСКА тогда лидировал, и я молилась только об одном, чтобы мне принесли палочку с достаточно солидным отрывом от динамовской команды, за которую Александра бегала. Я до нее даже владела мировым достижением на 400 метров.Но появилась Чудина, а бороться с ней было бесполезно.Я жалею, что нет в автобусе камер и радиомикрофона — Зоя Евсеевна могла бы вести захватывающий репортаж в прямом эфире… Тем временем у Павелецкого бегун из МГФСО садится «на колесо» лидеру из профсоюзов. Но [b]Андрей Задорожный[/b], призер чемпионата Европы, не дает сопернику воспользоваться столь выгодной позицией. Вот он — переломный момент, больше ничего уже не может угрожать лидирующей с самого начала команде.… Выходя из автобуса ветеранов на финишной Триумфальной площади, я прикидываю средний возраст попутчиков: где-то на черте 80.А ведь все это люди, переносившие сверхчеловеческие нагрузки на протяжении многих лет. Вывод: занимайтесь спортом, друзья! [b]Интервью на Триумфальной [/b][i]Вопрос к гостье из Екатеринбурга [b]Ольге Котляровой: [/i]— Чему обязаны видеть вас на Садовом? [/b]— Мы сегодня же вечером едем дальше — на южные сборы. А так как дорога туда лежит через Москву, решили сделать небольшую остановку для тренировки. К тому же это лишний повод встретиться с подругами по эстафетной команде сборной России Таней Чебыкиной и Наташей Назаровой, с которыми мы стали чемпионками мира. Нам здесь понравилось, и руководство команды хочет просить сделать наше участие в эстафете постоянным.[b]— Вы стали чемпионкой мира в тепличных условиях, в манеже, под крышей. Как выступалось в холодный день на московских улицах? [/b]— Нормально, у нас климат похож. В Москве я бываю довольно часто: и на сборах, и на соревнованиях — здесь я в прошлом году впервые стала чемпионкой страны, так что привычные уже условия.[i][b]Татьяна Чебыкина[/b], чемпионка и рекордсменка мира в эстафетном беге 4 по 400 метров: [/i]— Мы не сомневались в нашей победе — у нас сильная и дружная команда. К этой эстафете отнеслись серьезно, хотя у меня и Наташи Назаровой лишь недавно прошел чемпионат мира в зале, а теперь предстоит летний чемпионат мира и чуть раньше — Кубок Европы. Мне достался предпоследний этап, где бежала и Оля Котлярова, и сильнейшая бегунья на 400 метров с барьерами Катя Бахвалова из МГФСО. Хоть дело было уже сделано раньше, я завоевала приз на своем этапе — показала абсолютно лучшее время.[i][b]Наталья Назарова[/b], чемпионка и рекордсменка мира в эстафетном беге 4 по 400 метров: [/i]— Я привыкла бежать на победу, хоть по тартановой дорожке стадиона, хоть по асфальту московских улиц. Если бы не холодная погода и дождь с градом, то наверняка улучшили бы наш прошлогодний рекорд в эстафете «Вечерняя Москва». Я бежала на 9-м этапе по Земляному валу и выиграла приз памяти вашего спортивного обозревателя Германа Колодного.

Зарплату — братьям Знаменским

[b]Сегодня и завтра на Северном и Южном ядрах «Лужников» пройдет 42-й Мемориал братьев Знаменских — традиционные международные соревнования в память о великих спортсменах 30-х годов, первые в сезоне из серии Гран-при.[/b]— На оплату Большой арены, — рассказал главный тренер легкоатлетической сборной России [b]Валерий Кулченко, [/b]— не хватит никаких денег. Бюджет двухдневных соревнований — 300 тысяч рублей, а аренда — 10 тысяч долларов в час.За призы готовятся бороться копьеметатели [b]супруги Макаровы [/b](кстати, именно на Южном ядре Сергей недавно установил рекорд России), чемпионки мира в беге на 400 метров [b]Светлана Гончаренко, Ольга Котлярова, Наталья Назарова, Татьяна Чебыкина,[/b] лучший прыгун планеты в этом сезоне [b]Валерий Воронин, [/b]зимняя и летняя чемпионки мира по прыжкам в длину [b]Людмила Галкина и Татьяна Котова[/b].Кстати, на Кубке Европы в Париже, который состоится через две недели, от команды будут выступать по одному представителю в виде, поэтому конкуренция на Мемориале, который станет главным этапом отбора, будет жесточайшая.Чтобы собрать достаточную сумму для проведения этих престижных соревнований, работники Российской легкоатлетической федерации даже отказались получать зарплату в июне — спонсорских денег не хватает. Для фирм нет достаточного стимула — трансляция пройдет только по телеканалу НТВ-плюс. А ведь престиж Мемориала Знаменских очень высок — в будущем году, например, без успешного выступления здесь даже победителям чемпионата России место в олимпийской сборной не будет гарантировано.

Немцы покушаются на «Серебряную девушку»

[i]Лишь на один день залетел с международных конгрессов в Москву (чтобы собрать команду и отправиться с ней на Кубок Европы в Париж) вице-президент Европейской ассоциации легкой атлетики, президент Всероссийской легкоатлетической федерации [b]Валентин Балахничев[/b]. О том, каковы перспективы нашей дружины на одном из крупнейших соревнований года, он рассказал корреспонденту «ВМ»: [/i]— Особенность этого Кубка в том, что это соревнования первых номеров национальных сборных: в каждом виде участвует лишь по одному спортсмену. Шансы на общий успех у наших ребят небесспорны. Если женская команда, имеющая таких лидеров, как Людмила Галкина, рекордсменка и чемпионка мира в эстафете 4х400 метров Светлана Гончаренко, Ольга Котлярова, Ирина Назарова, Татьяна Чебыкина, обладательница лучших результатов мирового сезона Ольга Кузенкова, Наталья Садова, может оставить у себя «Серебряную девушку», то на пути мужчин — сильные сборные Италии, Великобритании, Франции и Германии, руководство которой только что громогласно заявило о готовности завоевать Кубки как женской, так и мужской командами. Интересно, что наша сборная лишь в 1993 году в Риме сумела сделать подобный дубль. Еще более интересно, что основные соперники в борьбе за Кубки те же. Как прежде, ныне не существующие державы СССР и ГДР, так и теперь объединенная Германия и выпавшая из Союза Россия спорят на равных, и счет побед пока в нашу пользу.[b]— Значит, выигрыш мужской сборной России будет равнозначен спортивному подвигу? [/b]— Скорее, спортивной удаче. У нас есть чемпионы и призеры чемпионатов Европы Кирилл Сосунов, Руслан Мащенко, Денис Капустин, вышедшие на передовые позиции в мире Сергей Макаров и Валерий Воронин, юное дарование средневик Юрий Борзаковский. Но для командной победы этого еще маловато. Тем не менее россияне не раз доказывали в сезоне, что они достойны самых высших титулов. Надо полагать, проверка первых номеров сборной будет весьма кстати перед главным соревнованием сезона — чемпионатом мира в Севилье. Занявших на Кубке призовые места мы освободим от дальнейших отборов, что поможет им планомерно готовиться к первенству планеты.

Нина Пономарева: Я чуть не убила судью

[i]Она участвовала в четырех Олимпийских играх, с трех — вернулась с медалями, на четвертой тогдашняя олимпийская чемпионка Тамара Пресс сказала ей: «Моя медаль — твоя». Она — Нина Пономарева — дважды олимпийская чемпионка. Но самое главное ее достижение, которое никто не сможет повторить, — то, что она самая первая олимпийская чемпионка среди советских спортсменов.Счет наших золотых медалей начался с Пономаревой — в 1952 году, на первых Олимпийских играх, в которых участвовали советские спортсмены.[/i]— Я в спорт случайно попала, — рассказывает Нина Пономарева. — Диск с первого раза отбил всю охоту иметь с ним дело. Я чуть не убила судью, его спасло, что сам был спортсменом — запрыгнул на судейский столик, увернулся.Я работала продавщицей в гастрономе, мне было 19 лет — поздновато для начала занятий спортом. Да и вообще жизнь свою видела совсем по-другому… А тут уговорили меня пробежать городской кросс. Я говорю — что, мол, я буду делать с этими девчонками? А мне — кросс-то комсомольский, кто же, если не ты? Прониклась ответственностью, маечку мне спортивную от «Спартака» дали, тапочки, а трусы — еще довоенные были, почти до колен, с резинками внизу. В них и плавать удобно было учиться — они сатиновые, воздух плохо пропускают, надуешь их пузырем — и в воду. Держали, как спасательный круг.Ну вышла я на тот кросс, в Английский парк Ессентуков, соперницы мои чуть со смеху не померли. Они-то в форме, похожей на современную, мода за войну изменилась. А я — для них тетя, ростом меня бог не обидел, да еще эти трусы… Меня наш инструктор научил, за Машей, мол, держись, у нее краевой рекорд, далеко не отстанешь — хорошо будет. Я выскочила со старта, бегу первой, потом головой стала крутить: где эта Маша? Дороги не знаю, сколько это — 500 метров — непонятно, расстояние раньше не примечала, только они, сзади, в другую сторону поворачивают. Ну я за ними, догнала, все Машу ищу. Финиш близко, а мне невдомек, я еще бег не распробовала. Так третьей непонятно для себя и финишировала.Меня тогда сразу на городскую Спартакиаду заявили, уже по метаниям. Гранату я на военном деле бросала и тут сразу чемпионкой стала. Заодно диск и ядро выиграла.Вот тогда и неприятность с судьей по диску вышла.А меня уже на краевые соревнования зовут в Ставрополь. Ядро дали — дома потренироваться, диск. А я никуда не хочу, разочаровалась в спорте, все тело с непривычки после тех соревнований болит, даже на работу не ходила, дома лежала пластом. Бабушка депутации от городского спортсовета выгоняет: «Оце, сгубылы дитыну!». Хотя диск и ядро ей понравились — помидоры в кадке накрывать, как гнет.Уговорили через маму, в последний день, когда команда уже уехала. Сам председатель городского «Спартака» приходил, о моем комсомольском долге говорил. Ну я и сдалась. Помнила — из раскулаченных мы, нельзя выкобениваться.Родилась я в ГУЛАГе, в уральской тайге. Я смутно помнила, как жила на Урале до 6 лет, но думала, что так и положено: по 100 семей в бараке, как в вагонных купе. Мы с родителями ютились на нарах, отгороженных от других отсеков тряпками. Мама — дочь раскулаченного, которую выслали из села вслед за отцом в 16-летнем возрасте за то, что она попыталась вступиться за свои права, точнее, за валенки, снятые с матери членом сельсовета. Папа — сын регента церковного хора, которого не стали трогать из-за ампутированной ноги (зато наказали семью). Она познакомилась с ним на поселении в Свердловской области. Поженились, там родились мой брат и я — в 1929 году. «Отмотала» я срок с рождения — 6 лет; мама с братом по причине его болезни уехала на Ставрополье на год раньше, а мы с папой «освободились» в 1935 году.Приехали мы к бабушке, в станицу под Ессентуками, там я пошла в школу. Несмотря на то, что отец как лишенный прав не призывался в армию, в войну Родину защищать ему доверили. Он большой кровью искупил свою несуществующую вину, получил тяжелые ранения в ногу и в руку. Видно, его военные заслуги как-то помогли затушевать наше лагерное прошлое.Когда я писала в анкетах «Отец — участник Отечественной войны», никому в голову не приходило, что он мог быть репрессирован как «чуждый элемент». Впрочем, это я старалась не выпячивать и за границу на соревнования стала ездить еще при Сталине.На первые свои соревнования «на выезде» в краевой центр отправили меня на самолете-кукурузнике. Летела я в первый раз, прибыла со всеми симптомами «морской болезни». Метать пришлось после ливня из круга, который был залит водой. Я выступала, безразличная ко всему, это, наверное, помогло справиться с непривычным снарядом, и я ненароком установила рекорд края в диске.На следующий день солнце высушило лужи, и я, гордая своим высоким чемпионским званием, наблюдала за выступлениями своих земляков рядом с тренером команды. Удрученно глядя на одного из наших спортсменов, с трудом заканчивающего дистанцию, тренер вздохнул: «Не дойдет до финиша. Подтащить бы его как-нибудь…».Я восприняла эти слова буквально, рванула через поле, полная нерастраченных сил, схватила сопротивляющегося бегуна в охапку и, как подстреленного, потащила его на себе… Наш «аттракцион» не прошел, моего подопечного дисквалифицировали, а тренер мне сказал, что домой из Ставрополя я пойду пешком. Поостыв, он предложил мне искупить вину выступлением в пятиборье, которое дало бы команде в пять раз больше очков, чем только что потерянные по моему почину. Я была готова на все, но не все умела. Меня на ходу стали обучать всей командой.Тогда стартовых колодок не было, рыли для упора ног ямки. Меня спросили: какая нога толчковая, под какую рыть впереди? Я ответила: обе толчковые… Но стометровку пробежала быстрее, чем наши спринтеры. Ядро я раньше толкала, здесь получилось на метр дальше, чем тогда, когда я чемпионкой города была. Прыжки в длину были на следующий день, и меня вечером, после соревнований, стали учить, чтобы я хоть до ямы долетела.Утром вся наша команда, кто не выступал, сидела у прыжковой ямы на ограде, как воробьи на жердочке. Когда я прыгнула, то все с этой жердочки попадали, забыв, что надо держаться.Мой результат был лучше, чем у чемпионки края… Еще надо было метать копье, мне сказали — как гранату, это я умела. Так махнула рукой, что вперед полетели 2 снаряда — копье сломалось у меня в руках. Выступала я последней, копье на стадионе было одно, больше метать было нечего. Но и без этого многоборье я выиграла.Домой возвращаться не пришлось — поехала на российский чемпионат, а потом сразу — на союзный… Все говорили про меня — самородок, феномен… А я нормальный советский человек. С пяти лет трудилась, ведро с водой отцу каждый день в тайгу за несколько километров таскала, там летом такая жара стояла! Во время войны работала в колхозе, косила, молотила зерно цепом, ночью в школе жернова ручной мельницы крутила. Руки были такими сильными — по пожарной лестнице на крышу школы без ног залезала.В легкой атлетике, особенно в метаниях, штангу стали применять для развития силы. А я и без штанги после своей крестьянской закалки здорова была — дай бог каждому. Холодильник свой первый когда купила — большой, «ЗИС» тогда в моде был, — на 3й этаж на спине одна затащила.Когда я стала выигрывать все подряд, меня в Москву переманили. Поселили в Тарасовке на даче, а там зимой от холода батареи лопнули — в комнате каток был. Я получила хронический радикулит. На улицу зимой не в чем было выйти — я же с юга приехала, — пока пальто и ботинки не купила уже под весну с первого своего гонорара за всесоюзный рекорд. Не в диске, а в… эстафете, где я стометровку бежала. С моим радикулитом штанга мне была противопоказана, я и метать могла только в счастливые периоды, когда спину отпускало.Через 2 года после начала занятий спортом я стала чемпионкой СССР.Это у нас, где был прописан мировой рекорд, где метала великая Нина Думбадзе, первая в мире преодолевшая 50-метровый рубеж. Из-за ее рекордов я, дважды олимпийская чемпионка, рекордсменкой страны, по сути, не была. Метнула в Ашхабаде по мировому рекорду, счастливая пришла в гостиницу, включаю радио и слышу: «Ко дню рождения великого Сталина на его родине его знаменитая землячка Нина Думбадзе установила новый мировой рекорд…». Только через 8 лет его побила Тамара Пресс.Нина Думбадзе была старше меня на 10 лет и, когда я пришла в спорт, была уже прославленной, непобедимой чемпионкой и рекордсменкой. Я к ней и относилась с благоговением: она была прекрасна, как античная богиня, не зря говорили, что ею интересовался известный ценитель женской красоты Лаврентий Берия. Ей благоволил и сам «вождь народов». Никому бы не сошли с рук экскурсии в одиночку за границей, а про ее «проступки», по-моему, даже не рисковали докладывать «наверх». Она могла, к примеру, заявить, что привыкла, чтобы правительственная трибуна была с левой стороны и метательский сектор переносили в другой конец стадиона, зная, что на этой трибуне вполне могли появиться высокие ценители ее искусства. А она действительно, скорее, не соревновалась, а «выступала», как актриса. Следила за своей прической, за косметикой между попытками в секторе, когда мы ни о чем, кроме диска, не помнили… А фигура у нее была — тогда все парки украшали статуями спортсменов; не знаю, с кого «Девушек с веслом» лепили, а вот «Дискоболок», которых было не меньше, точно с нее… На первую для советских спортсменов Олимпиаду мы поехали вместе. И хотя я впервые выиграла чемпионат страны, мировой рекорд был у нее.Вторая наша дискоболка Елизавета Багрянцева была известна у нас не меньше, и я чувствовала себя их дублершей. Но в Хельсинки для них соревнования складывались неудачно, и я неожиданно стала лидером нашей тройки.Привычно ждала триумфа своих знаменитых подруг, за рубежом была чуть ли не в первый раз и поначалу даже растерялась. Трибуны, которые основательно заполнили гости из Германии, приветствовали лидера соревнований, обладательницу олимпийского рекорда немку Мауэрмайер.Эти немецкие восторги и завели меня. Во время оккупации я достаточно насмотрелась на «художества» фашистов, и для меня эти болельщики были не просто немецкими туристами, а земляками тех, кто еще недавно хозяйничал на нашей земле. Меня их «хайли» приветственные так разозлили, что в сектор я вышла переполненная патриотическими чувствами и с такой яростью совершила очередной бросок, что надежд на победу ни у кого не осталось. Первая золотая медаль в истории советского спорта была добыта моей рукой! Добившись главной для каждого спортсмена цели —олимпийского золота, охладела к другим званиям.Вышла замуж, ждала ребенка и незадолго до родов, между прочим, выиграла соревнования на Всемирном фестивале молодежи и студентов, где выступали сильнейшие спортсмены мира. Сыну было лишь 2 месяца, когда меня пришли уговаривать выступить за Москву на чемпионате страны: метни, мол, как-нибудь, чтобы дать зачет команде. Кое-как я не умела, вышла — и выиграла. Тут уж меня стали уламывать выступить на чемпионате Европы. Обещали на сборах в Киеве создать особые условия, а пришлось селиться с двухмесячным сыном в 4-местном номере.Европу я тоже выиграла. Когда поздравляли иностранные соперницы, я не удержалась, похвалилась тем, что у меня родился сын, и удивлялась, что меня как-то сдержанно поздравляли и не особенно интересовались обычными подробностями: какой вес у ребенка, на кого похож. И лишь через много лет, когда мой сын, тоже спортсмен, встретился в Бухаресте с моей старой подругой-соперницей, та, отметив наше безусловное сходство, сказала ему, что тогда все считали, будто Пономарева усыновила ребенка: между теми двумя стартами, на которых меня видели за рубежом, прошло слишком мало времени, чтобы успеть родить и начать полноценно хотя бы тренироваться.На следующую Олимпиаду я поехала за золотой медалью, но буквально за день до главного старта случилась неприятность — нас перевели на новое покрытие, я не вполне к нему приспособилась и получила травму. Но все равно бронзовую медаль я выиграла вслед за своей серебряной подругой Ириной Бегляковой.К римской Олимпиаде меня руководство сборной «списало»: мне было уже за 30 — тогда мы считались безнадежными ветеранами. Я долго не могла справиться со все прогрессирующим радикулитом, тренировалась лежа (жим штанги) и сидя — ноги не держали. Тогда уже появилась новая золотая надежда — Тамара Пресс, и, как сказал тогда один из руководителей, бронзовая медаль — большее, на что я могу рассчитывать — не стоит билета в Рим.Лишь за 45 дней до Олимпиады я почувствовала, что спину «отпустило».Полтора месяца я тренировалась 4 раза в сутки.Я выиграла у всех, в том числе у могучей Тамары. Чистой техникой. А результат был лучше, чем на моей первой Олимпиаде.Большего я сделать уже не смогла.Через 2 года на чемпионате Европы меня подвел старый грех — на разминке я попала-таки диском в судью и сама потеряла сознание от ужаса. Метала потом, как в тумане, руки тряслись — до выступления ли было? Перед своей последней Олимпиадой я стала третьей в чемпионате страны. И вдруг за 2 недели до олимпийских стартов объявили, что поедет лишь тот, кто выполнил олимпийский норматив, который установили чуть ли не на уровне моего олимпийского рекорда.Выполнила, что от меня требовалось, но восстановиться после тех контрольных соревнований до Олимпиады не смогла — не девочка уже, 35 лет все-таки.Та Олимпиада была «провальная» для нашей команды. После снятия Хрущева перемены, затронувшие политическое руководство, не обошли стороной и спортивное. Обстановка была нервозной. Упускали победы явные фавориты. Неудачно начала и мировая рекордсменка в нашем виде Тамара Пресс. Чувствуя, что после тех соревнований так и не смогла полностью прийти в себя, я решила отказаться от своих амбиций и помочь реальному лидеру. Я подсказывала ей, корректировала каждое ее движение и наконец у нее получился «золотой» бросок. Она потом благодарила меня за это в своей книге.Закончив выступать, я переехала на родину своей мамы — на Украину.Квартиру удалось обменять на большую — в Москве было тесновато. Так что сын, киевлянин, выступал за сборную СССР в фехтовании. А внучка — уже за суверенную Украину. Она у меня — олимпийская надежда украинского фехтования.Но потянуло обратно в Москву — сильны уж очень национальные перекосы на Украине. Русскоязычное население составляет чуть ли не половину, а обучение в школах и вузах — только на украинском… и хоть половина корней у меня — украинских, русская половина протестует.Российское гражданство мне вернул указ президента, а квартиру помог получить Юрий Михайлович Лужков.Друзья, которых много в Москве осталось, тоже выручали. Теперь вот есть свое жилье, но все никак не соберу денег на мебель. Это не самое главное, верно?

Валентин Дикуль: Добрые люди должны быть вместе

[i]На двери его служебного кабинета висит табличка «Профессор, академик…», сотрудники и пациенты за глаза называют его «папой», а мне вот довелось присутствовать на торжественной «коронации» Валентина Ивановича ДИКУЛЯ.По случаю дня рождения директора Центра реабилитации больных со спинно-мозговой травмой и последствиями ДЦП Валентина Дикуля в огромном зале собрались человек 250 — именитые спортсмены, артисты, ученые и «простые смертные». Вообще-то гостей могла бы собраться не одна тысяча, ведь в большинстве своем это люди, познавшие счастье избавления от физических страданий, за что и решено было «короновать» именинника.…Я нашел свободное местечко среди артистов эстрадного ансамбля «То, что надо», музыка которого сопровождала течение веселого вечера. Выступления приглашенных артистов сменяли озорные номера медицинских сотрудников, которыми «дирижировала» красавица массажистка Любочка. Замечательно звучал голос певицы, и невозможно было поверить, что искрометная исполнительница русских песен и романсов Татьяна Хохлова тоже одна из бывших тяжелых пациенток Дикуля… Была здесь и знаменитая гимнастка Елена Карпухина со своей танцевальной группой из школьниц, в том числе и из интерната для детей с поражением опорно-двигательного аппарата. Впрочем, всех гостей не перечесть.Когда «король» спустился с импровизированного трона на грешную землю, а трапезничавшие стали превращаться в танцующих, я перебрался поближе к хозяину бала: [/i][b]— Валентин Иванович, столько тостов отзвучало, а вы, я вижу, в «плепорции». Вы не пьете принципиально или есть проблемы со здоровьем? [/b]— Я надеюсь вскоре снова выступать на арене. А силовая подготовка и алкоголь мало совместимы.[b]— Я что-то не припомню силовиков в таком возрасте… [/b]— Причем тут возраст? Я чувствую себя тридцатилетним, значит, столько мне и есть! [b]— А чем был вызван столь длительный перерыв в ваших выступлениях? [/b]— Два года назад в центре случился пожар, после которого многое пришлось создавать с нуля. Плюс финансовая катастрофа в стране. Выбивание денег (мы ведь не хозрасчетное, а государственное учреждение в системе Минздрава), хозяйственная деятельность — это тоже замыкается на мне. В общем, эти два года было не до выступлений в цирке, хотя прежде мне вполне удавалось совмещать обе свои профессии. Разумеется, я стараюсь поддерживать физическую форму, к октябрю надеюсь быть в лучшем виде.[b]— Я видел, как держите на плечах «Волгу» и «Вольво», где нагрузка свыше полутора тонн. И это после перелома позвоночника и многолетней неподвижности? [/b]— Цирк приучает верить в чудеса. Я же был совсем мальчишкой, когда упал с 13-метровой высоты. В этом возрасте чудесное тем более не кажется недостижимым. В те годы невозможного просто не существует, а мне надо было «лишь» вернуться. Цирк — моя первая детская мечта.Я был детдомовским, потерял родителей в раннем детстве. Чтобы попасть на цирковое представление, убегал из детского дома, крутился у арены во время репетиций, помогал артистам, чем мог, учился у них понемногу. Наконец в 15 лет я поступил в цирковую студию, мечта начала сбываться, я стал выступать с воздушным номером — и вдруг этот нелепый случай… Перелом позвоночника, черепномозговая травма, множественные переломы… Неделю я был в коме, но как только немного оклемался, начал заниматься с резиновыми бинтами, гантелями, прямо лежа в постели, потому что не поверил врачам, что моя беспомощность навсегда. Ноги были неподвижны — я через придуманную самим систему блоков при помощи подвязанных веревочек пытался их приподнять, расшевелить, разбудить уснувшие рефлексы.Мне помогало хорошее знание анатомии, к тому же я много учился, читал все о своем диагнозе, что удавалось раздобыть. Сопоставлял прочитанное с тем, что ощущал сам, о чем говорили «коллеги по несчастью», и размышлял, искал выход, инстинктивно понимая: важно упражнять мышцы, не дать ослабнуть тем, которые способны работать, добиться малейшего движения в ногах.Через год меня выписали из больницы на коляске инвалидом первой группы, но я не остался сидеть дома.Едва окрепнув, создал во Дворце профсоюзов Каунаса цирковой коллектив. Когда дети, которых я тренировал, уходили домой, я выползал из коляски и тренировался сам — иногда до беспамятства в прямом смысле слова. Но зато на перекладине, на кольцах я научился делать то, что не всякому и здоровому под силу.Я по полной программе развивал силу рук, корпуса. Научился ходить на костылях, держа равновесие. Упражнялся в одиночестве, вдали от жалеющих глаз, чтобы никто не знал, каких трудов мне стоило вновь подняться после очередного падения.Иногда так и засыпал на матах, не в состоянии забраться в коляску… Соединение всего этого — детской мечты, «упертости» в достижении цели, желание стать таким, как мои кумиры, — и привело к счастливому результату: развитые мышцы верхнего пояса создали мощный мышечный корсет вокруг позвоночного столба, от целенаправленных упражнений «ожили» ноги.На это мне потребовалось семь лет, потому что я совершал много ошибок. Теперь, спустя почти три десятилетия, когда моя система реабилитации разработана и отшлифована, когда я научно обосновал и защитил каждый ее постулат, я могу предостеречь своих больных от тех заблуждений, через которые прошел сам. К тому же медицина за это время шагнула далеко вперед, появились новые препараты, аппараты. Я и сам разработал достаточно станков, стимуляторов, другой аппаратуры, чтобы восстановление больных шло гораздо более быстрыми темпами, чем это было со мной.[b]— Это из области «очевидного — невероятного». Нельзя ли поподробнее о природе такого чуда? [/b]— Подробнее — в моей докторской диссертации. А если популярно: здоровые мышцы в результате целенаправленных тренировок перераспределили нагрузку, взяли на себя некоторые функции атрофированных и вызвали обратную связь — от мышц к нервам.[b]— Вы не просто поднялись на ноги, а стали единственным из цирковых атлетов, кто удостоен высокого звания народного артиста России… [/b]— Меня просто распирало желание испытывать восстановленный организм. Я чувствовал себя этаким Ильей Муромцем, который «сиднем сидел тридцать лет и три года», а потом испил живой воды… Может быть, и у этого былинного героя в жизни было что-то подобное?.. Я разыскивал специальную литературу о силачах прошлого и старался повторить их рекорды.[b]— Есть такие, что вам не удалось повторить? [/b]— Я убедился, что в принципе человек может сделать все, что делают другие, но это стоит упорного труда. Я гнул пальцами наши медные пятаки и американские доллары. Поднимал поставленную «на попа» трехпудовую гирю, на донышке которой стояла вторая такая же. Но в своем номере я пошел собственным путем: не стал демонстрировать чужие рекорды, а придумал трюки, которые до меня не исполнялись (да и сейчас еще никто не рискнул повторить их с моими весами). Например, жонглирую гирями по 80 килограммов; мои «шарики», которые я катаю, перебрасываю, ловлю на шею, весят по 45 килограммов.Впрочем, что ж я буду вам пересказывать — придете осенью в цирк и посмотрите.[b]— Валентин Иванович, вы сказали о запасе прочности. Каков он у вас? [/b]— Артист цирка — не грузчик. Чтобы демонстрировать на манеже легкость исполнения трюков, на репетициях, тренировках нужно работать с гораздо большими весами. В хорошей форме за 4—4,5 часа тренировки я перебрасываю 54—56 тонн. Прежде чем носить на плечах лошадь, я от стойки до стойки, расположенной на расстоянии 10 метров, носил тонну «железа». Чтобы удержать на плечах автомобиль, на тренировке я удерживаю груз свыше двух тонн.[b]— Вы не возражаете, когда вас называют самым сильным человеком планеты? [/b]— Возражаю. Ну в самом деле, по каким критериям об этом судить? Общепринято называть таковыми штангистов-тяжеловесов. Но есть такой вид спорта — пауэрлифтинг, где найдутся специалисты, способные показать недоступные даже Чемеркину результаты в приседании и жиме лежа. А если борец Александр Карелин уложит — в чем я не сомневаюсь! — Чемеркина на ковер, кто тут самый сильный? Все эти титулы относительны. Когда-то на юбилейном чемпионате, посвященном 100-летию тяжелой атлетики, посмотрев мое выступление, и Жаботинский, и Алексеев сказали, что для достижения моих рекордов им пришлось бы начинать все сначала. Не потому, что они слабее меня, а потому, что настоящий «профи» понимает: каждый рекорд требует огромной специальной подготовки.[b]— Вы устанавливаете не только абсолютные силовые рекорды, но и раздвигаете возрастные рамки.[/b]— Насколько мне известно, у спортсменов-ветеранов нет плавного перехода в эту ипостась. Они или возвращаются после многолетнего перерыва, или, вынужденные заниматься другой деятельностью ради хлеба насущного, сильно снижают нагрузки. Я остался в цирке, вся моя жизнь связана с цирком, он дает мне такой потенциал, который, я надеюсь, еще долго будет не исчерпан. Когда я выхожу на манеж, чувствую такую поддержку зрителей, что мои силы удесятеряются. Иногда за кулисы приходят седовласые мужчины, которые говорят: «Валентин Иванович, я видел ваши выступления юношей, а теперь вот привел своего внука, чтобы он тоже вас посмотрел!».[b]— Вы надеетесь опровергнуть законы природы? [/b]— А в чем эти законы? Разве они в том, чтобы человек от двигательной активности в молодости непременно переходил с возрастом к малоподвижному образу жизни? Чтобы глушил нервные перегрузки алкоголем, чревоугодием, табаком? Даже от вредных привычек нужно отказываться постепенно, чтобы не вызвать психологических и иных стрессов, так почему я должен отказываться от привычного здорового образа жизни? Шутят, «кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет», но лучше именно так, чем мучая себя и других болезнями, которые сам себе причинил. Организм — как часы. Можно ронять их, бить, засорять, надеясь на гарантию. Но в конце концов механизм начнет портиться, часы станут барахлить и выйдут из строя намного раньше срока. А если чистить, смазывать, держать в нужном режиме… Часы, сработанные прадедом современного хоккеиста Буре, говорят, работают и у Александра. Конечно, всему есть предел, но не стоит его приближать самому. Зачем спешить? Цирк меня и создал, и воссоздал.Женился я на потомственной артистке цирка, она выступала со своим отцом, известным иллюзионистом Михаилом Садомским. Мы познакомились, работая в одной программе, а потом трудились не просто рядом, но вместе, готовили семейные номера.Наша дочь Аня окончила Академию танца, чтобы тоже работать в цирке, она будет танцовщицей на проволоке.Когда удалось после долгих мытарств открыть в Москве Центр реабилитации для спинальников, я ушел в дела весь, целиком, и Людмиле пришлось оставить свой цирковой номер, чтобы заниматься семьей. Но лишь только подросла Аня, жена всерьез увлеклась журналистикой.Из-за того, что мы все из одного циркового мира, у нас в семье полное взаимопонимание поколений. Цирк — это вообще большая семья, и я эти традиции принес в наш центр. У нас не так много сотрудников, но они пришли работать не только из-за денег (зарплаты и в цирке, и в бюджетной медицине сами знаете какие!). Людей держит ощущение сопричастности к большому нужному делу, чувство семьи. У нас в штате есть такие, что пришли помочь родному человеку, который лечился у нас, а потом остались оба, в том числе и вставший на ноги! У меня, наверное, эта тяга к семье обострена и детдомовским прошлым, когда так не хватало родительской заботы и ласки. Но ощущение сопричастности, родства с неродными по крови людьми, которые не рядом, но вместе, помогало подниматься и тогда, и теперь. Когда вокруг столько зла, добрые люди должны быть вместе. Посмотрите в зал, все танцуют: и здоровые, и те, кто еще плохо ходит, и те, кто в инвалидных колясках. Все вместе — и оттого так сегодня весело. Ради этих улыбок я отмечаю свои дни рождения.

В Севилью хотят все

[b]И то верно, при идеальной легкоатлетической погоде весь июль не было ни одного старта, а как зарядили дожди, так чемпионат страны.[/b][i]При непогоде да еще при отсутствии ряда первых номеров сборной, уже застолбивших себе место в команде, которая поедет на чемпионат мира в Севилью, казалось, ждать высоких результатов в Туле не приходилось.Но вышла на старт и выиграла стометровку непобедимая у нас [b]Ирина Привалова[/b], подтвердили свой класс победители и призеры недавнего Кубка Европы, [b]Ольга Садова [/b]в диске, [b]Ольга Егорова и Мария Пантюхова[/b] на пятикилометровой дистанции, снова выше всех наших оказался прыгун [b]Вячеслав Воронин. [/b]Две победы на обеих коротких дистанциях одержал парижский неудачник [b]Сергей Слукин[/b].Наказавший недавнего обидчика Борзаковского — [b]Бориса Ковешникова [/b]— москвич [b]Сергей Кожевников [/b]показал на 800 м «их» секунды — 1.45,34. В длину и [b]Андрей Игнатов [/b](8 м 14 см) прыгал лучше «парижанина» Сосунова, а быстрее бронзового призера Кубка в барьерах [b]Екатерины Лауховой [/b]пробежала [b]Ирина Коротя[/b]. Как в Париже, была второй Екатерина Бахвалова на 400 м с барьерами, но на этот раз уступила [b]Юлии Носовой [/b]из Красноярска. Достоин внимания результат москвички [b]Натальи Гореловой [/b]на 800 м — 1 мин. 59,52 сек.[/i]Взяла реванш у самой себя и толкательница [b]Светлана Кривелева [/b]— ее результат 20 м 26 см хорош для любой погоды. Заочно выиграла у [b]Людмилы Галкиной [/b]не поехавшая в Париж Татьяна Котова — 6 м 98 см. А результаты в метании молота (71 м 92 см) [b]Ольги Кузенковой[/b], особенно в прыжках с шестом рекордсменки страны москвички [b]Елены Беляковой [/b](4 м 40 см) и мировой рекорд на 3000 м с препятствиями [b]Елены Моталовой [/b](9 мин 48,88 сек) были бы украшением любых соревнований.Впечатляющие результаты показывали те, кого при недавних отборах не считали первыми номерами. Так, в беге на 400 м убедительной победы над восходящей мировой звездой [b]Ольгой Котляровой [/b]добилась более юная москвичка [b]Наталья Назарова[/b], показав вполне «ее» секунды — 50,55. В метании диска не выступавший в этом году на крупных соревнованиях [b]Дмитрий Шевченко [/b]показал 65 м 68 см. «Предложил» исправить ошибку тренеров сборной дискобол [b]Сергей Ляхов[/b], который не только завоевал бронзовую медаль в своем виде, но и достиг лучшего результата сезона в стране в толкании ядра — 19 м 54 см.Из-за непогоды так и не удалось провести прыжки с шестом — их перенесли в Москву. Победил в манеже ЦСКА с результатом 5 м 65 см [b]Евгений Смирягин [/b]из Петербурга.Своими впечатлениями о прошедшем чемпионате страны делится «сменивший профессию» дискобол [b]Сергей Ляхов: [/b][i]— Победить в двух видах на современном высоком уровне можно разве что в беге. Правда, многие метатели выступают и в толкании ядра. Пробовал это неоднократно и я, но… зарекся. После тяжелого 7-килограммового ядра не чувствуешь двухкилограммовый диск. Но что делать, не устоял перед соблазном: в ядре все время прибавляю, спасибо Наталье Лисовской, олимпийской чемпионке, которая, приезжая из Франции, где она живет, понаблюдала за мной на тренировках еще зимой и кое-что подсказала в технике. Она с мужем Юрием Седых, тоже олимпийским чемпионом, и сейчас меня консультирует — по телефону, по переписке… Я не сомневался, что уж в толкании ядра чемпионом стану. И действительно победил настолько уверенно, что девочка из «Спорт-Экспресса» в своем отчете и тени сомнений не допускала, что я специалист в ядре: «Подтвердил свой класс толкатель ядра Сергей Ляхов…» Вообще из спортивных газет я узнаю много нового о себе и своем деле. Так, после Кубка Европы я прочитал трогательную историю в «Советском спорте» о том, как в Париж повезли иркутского хирурга, давно закончившего швырять железные снаряды, чтобы тот толкнул ядро на свои 17 метров и принес команде хотя бы одно очко.Это было напечатано после Мемориала Куца, где я впервые толкнул на 19 с половиной… [/i]

Информпробежка

[b]Так быстро в Лондоне еще не бегали [/b]На очередном, лондонском, этапе международных соревнований серии Гран-при удачно выступили российские легкоатлеты.Ольга Нелюбова победила на полуторакилометровой дистанцию — 4 мин. 06,02 сек. Татьяна Лебедева, лидер мирового сезона в тройном прыжке, на этот раз показала 14 м 43 см. Привычно метнул на «свои» 85 метров наш копьеметатель Сергей Макаров. На этот раз его основные соперники англичанин Стив Бакли и мировой рекордсмен Ян Железны из Чехии ничего не смогли ему противопоставить.Быстрее 10 секунд промчался на стометровке мировой рекордсмен Морис Грин — 9,97 сек. Так быстро по английской земле еще не бегали. О конкуренции можно судить по тому, что олимпийский чемпион Донован Бэйли в этом забеге занял лишь последнее место.Очередной шаг к «Джек-поту» в $1 000 000 сделала Мэрион Джонс — 100 метров покорились ей за 10,8 сек. Участвовавшая в забеге наша бывшая соотечественница с Украины Жанна Пинтусевич проиграла ей аж 2 метра.[b]Немцам не хватило гостеприимства [/b]Поделился впечатлениями вернувшийся из Кельна сильнейший российский метатель Сергей Ляхов. На этапе Гран-при, проходившем сразу после лондонских стартов, в метании диска победил олимпийский чемпион из Германии Ларс Ридль — 66 м 98 см. Сергей поделил 5—6 места.Победа в прыжках с шестом тоже досталась хозяевам — Том Лобингер преодолел 5 м 90 см. Забавно сложилась ситуация в толкании ядра у женщин: проигрывая всем, наша бывшая соотечественница Валентина Федюшина, ныне живущая в Португалии, решила изменить технику толкания — толкнула с места и... выиграла серебро (18 м 86 см). А победа досталась хозяйке соревнований Астрид Кумбернус — 19 м 05 см. Отличное время на стометровке с барьерами показала Ольга Шишигина (Казахстан) — 12,53 сек.

Олимпийское золото Муратовых

[i]У нашей первой заслуженной гимнастки Софьи Муратовой, открывшей серию непрекращающихся побед в этом виде спорта и на медалях которой значатся еще 40-е годы, месяц назад, был юбилей. Ее муж, Валентин Иванович, отпраздновал день рождения 28 июля. Только ему 70 лет исполнилось год назад. На двоих у них — 5 олимпиад, начиная с самой первой для советских спортсменов — 1952 года. На двух выступал [b]Валентин Муратов[/b], на трех была его жена. В их «иконостасе» — шесть только золотых олимпийских медалей. А еще восемь серебряных и бронзовых медалей чемпионов мира. Высшие награды страны — орден Ленина у Валентина Ивановича, орден Трудового Красного Знамени — у Софьи Ивановны.Чемпионкой страны [b]Софья Муратова [/b]становилась 14 раз (!) — с 1949 по 1963 год.Я позвонил Муратовым домой.— Софья Ивановна на тренировке. Это Валентин Иванович, ее муж.— А вы почему не на тренировке? — Я знал, что супруги Муратовы выступали вместе, тренировали сборную страны по гимнастике.— А я на пенсии. Мне хватает — Ельцин выписал «персональную» как народным артистам и заслуженным деятелям искусств… Я пришел, когда дома были оба… [/i][b]— Софья Ивановна, сколько же лет вы вместе? [/b]— Считай, с первой «советской» Олимпиады. Через два года — золотая свадьба.[b]— У спортсменов, как и у артистов, не так часто встречаются такие прочные отношения. Свадьба была «олимпийская»? [/b]— На той Олимпиаде медали добывал один Валя. Я не поехала из-за травмы. Пока она заживала, чтобы время понапрасну не терять, решили завести ребенка. Первым был сын Сережа.[b]— Сколько их у вас? [/b]— Второй, Андрей, родился после Римской Олимпиады. Тогда, вроде бы, решила оставить спорт — как никак уже была двукратной олимпийской чемпионкой. Но все же поехала в Токио, хотя мне стукнуло уже 35. Там, правда, не выступала, была запасной.— Я не настоял, чтобы ее в команду поставили, хоть и был тогда главным тренером сборной, — вступает в разговор Валентин Иванович. — Не хотел, чтобы обвиняли в семейственности, в использовании служебного положения. Такие разговоры возникали уже на предыдущей Олимпиаде.[b]С. И.: [/b]Что ни делается — к лучшему. Мы не откладывали рождение детей. Видели взросление внуков. Дождались и правнука Володьку.[b]— Кто-нибудь из потомства пытался повторить ваш путь? В. И.: [/b]Старший, Сергей, вырос только до мастера, сейчас преподает физкультуру в школе. Может быть, если бы его тренировал я сам, он добился бы большего, но я тогда работал со сборной. А у Андрея были нелады со здоровьем, сейчас выровнялось, но «поезд ушел». Занимается атлетизмом, но это для себя. А вот у внука Димы еще может получиться — ему только 15. Пока даже не определился: занимается и борьбой, и легкой атлетикой… [b]— Не хочется повторять избитые выражения, что, мол, природа отдыхает на детях гениев… ну и чемпионов… В. И.: [/b]Спорт — жестокая вещь. У детей слишком близки были примеры перед глазами, сколько надо было терпеть ради побед. Какие нагрузки выносить; видели они и травмы какие бывают… Я ведь «завязал» со спортом перед своей третьей Олимпиадой из-за отрыва грудных мышц на тренировке — неправильно установили перекладину. У Сони сколько травм было, роковых, прямо-таки, неудач… На первую Олимпиаду почему мы вместе не поехали? Она к тому времени года три была сильнейшей в стране, побеждала на международных турнирах. И вот, в Берлине, после выигранных ею соревнований на Всемирном фестивале молодежи, устроили показательные выступления на параллельных брусьях, на которых девушки уже давно перестали выступать: показать, «как это было». Непривычный снаряд, неудачный соскок и — разрыв крестообразных связок… Прощай, Олимпиада-52! А в 1954 году — лидировала на чемпионате в Риме, где страшная жара, а спортсмены выступали-то на открытом воздухе. О раскаленные солнцем снаряды можно было обжечь руки и потому «коня» периодически протирали тряпкой, смоченной в холодной воде. Соня и поскользнулась на опорном прыжке, руки проехали по мокрому — в результате серьезная травма.А тренер-выводящая не подстраховала: неопытная была, не за спортивные заслуги за рубеж послали... Когда же Соня сама тренером команды стала, при ней Лариса Петрик зацепилась ногой — так та успела под спортсменку подставиться, спасла от травмы… У нее вообще-то нервы были «стальные» — не волновалась вовсе. Но не хватило чистого везения.Так на Олимпиаду в Мельбурн она приехала фавориткой — наша гимнастика главенствовала в мире, а Соня была абсолютная чемпионка последних лет. Но тот год шел под знаком будапештских событий — мы были из команды «оккупантов». Встретила нас Австралия провокационными статьями в местных газетах. На самих состязаниях всячески пытались «подставить» и судьи, и бывало, соперники. К примеру, в матче по водному поло, проигравшие нашим, расцарапали себе лица — в воде не видно, а вылезли из бассейна окровавленные: вот она, «кровожадная рука Москвы», мол, русские зверствуют не только в Венгрии.Протест подавали… В гимнастике судьи тянули на первое место спортсменку из «обиженной» Венгрии, а Соню, как очевидного лидера, откровенно придерживали.Но это привело к неожиданному результату: судьи проглядели еще неизвестную в мире Ларису Латынину и она обошла венгерку, хоть по общему мнению тогда была не сильнее Муратовой. Соне утешением стала золотая олимпийская медаль в командных упражнениях.[b]— Но потом Латынина стала абсолютной чемпионкой еще на двух Олимпиадах. Выиграть у нее тогда, по-моему, было просто невозможно… В. И.: [/b]Как сказать… Соня была абсолютной чемпионкой страны и в олимпийском, 60-м, и в 63-м годах. На Олимпиаде в Риме она выступала после операции на колене. И буквально за неделю до олимпийских стартов надо было на тренировке зацепиться этим коленом за снаряд! На соревнованиях ей пришлось осторожничать, а это приводило к проигранным — пусть тысячным! — баллам. Она стала второй после Латыниной и снова золотой — в команде.До следующей Олимпиады она была на первых ролях, на равных с Латыниной, Астаховой, Ивановой. Но в Токио ее личный тренер выставила в команде более молодую подопечную. Я считал неэтичным «качать права» за жену. Даже не стал участвовать в том тренерском совете. Но был уверен, что уж Соню в команду поставят… [b]С. И.: [/b]Не только за меня, но и по отношению к себе он слишком деликатный. И в первую очередь это касается служебных отношений. Десять лет, пока он был главным тренером, наша сборная — и мужская, и женская — была лучшей в мире. Что ни человек — эпоха в гимнастике. Били изобретателей элементов «ультра-си» японцев их же и своим более современным оружием. Борис Шахлин, Сергей Диомидов, Михаил Воронин, Валерий Кердемилиди творили чудеса. Не случайно в Государственном Русском музее в Петербурге висит картина, где вся эта легендарная сборная с тренером Муратовым запечатлена на полотне. В женскую гимнастику при нем пришли Петрик и Кучинская. Но… сняли со сборной в самом расцвете ее славы.Он ушел в ЦСКА, заведующим учебной частью гимнастической школы.Под начало своего бывшего ученика по сборной, который его в свое время тоже сместил. Вспомнил, видно, какие-то обиды… [b]— Ну вот, выходит вы конфликтный человек! В. И.: [/b]Элементарно требовательным был. Дисциплину в команде надо было поддерживать. Тогда многие у нас покуривали — привычка послевоенного детства, часто — безотцовщины. Я считал, что это непрофессиональное отношение к своему здоровью. Курить запретил. Чуть что наказывал — вплоть до отчисления со сборов. Вот один из тех курильщиков и стал моим начальником… Ушел я из ЦСКА уже в годы развала Союза. Тогда был экономический обвал, более молодым спортивным специалистам нечем было кормить семьи. А у меня была пенсия… [b]С. И.: [/b]Потому что и инсульт у тебя тогда случился! [b]— Может сложиться впечатление, что при всех ваших заслугах и успехах вас нельзя назвать везучими людьми… С. И.: [/b]Самая главная удача — то, что мы вместе, что рядом на протяжении всей жизни и спортивной карьеры был мой муж: и как спортсмен, и как болельщик (мы выступали практически всегда на одних и тех же соревнованиях), и как тренер — пусть не мой постоянный, но который всегда подсказывал, помогал. И по жизни — надежный, умный — о лучшем трудно мечтать.[b]— А как вы нашли друг друга? В. И.: [/b]Тоже в гимнастике. Я, считай, коренной москвич, родился только под Каширой, в деревне Костюково, откуда мои родители, боясь раскулачивания, сами перебрались в Москву, перешли в пролетарии: отец стал работать на артиллерийском заводе… В 1947 году уже серьезно занимался гимнастикой, был в обществе «Буревестник». Зашел как-то на динамовский теннисный корт к гимнасткам — там и для них находилось место — и увидел девчушку, которая сразу приглянулась. «Кто это?» — спрашиваю.«Да это Соня со стадиона «Юных пионеров», по мастерам выступает, — отвечают. Стал провожать ее с тренировок, года четыре так продолжалось: замуж она не торопилась. Поженились только в 51-м.[b]— Почему, Софья Ивановна, был еще кто на примете? С. И.: [/b]За мной ухаживали, не без того… Но я замуж как-то не собиралась. Думала, дети пойдут и прощай, гимнастика! А я была на таком подъеме, в 1949 году уже чемпионка страны, ездила за рубеж, выигрывала международные соревнования. Нравилось мне все это дело. Да и зарплату получала приличную по тем временем, сама себя вполне обеспечить могла. «Пожарницей» была, тогда мы считались любителями, деньги получали в штате, куда нас приписывали… Но и Валентин был интересный парень, высокий для гимнаста, там редко кто до 170 дотягивал, а у него было 173 см. Образованный (Институт физкультуры оканчивал), я стеснялась разницы — сама потом уже вечернюю школу окончила. Девчонки за ним бегали, отбивали, как могли, одна подруга объявила мне, что он, мол, и женат был, и даже двоих детей имеет. Я тогда свои фотографии и письма забрала у него, просила перестать за мной заходить — он понять не мог, в чем дело… Да и совсем девчонкой была по физическому состоянию, несмотря на возраст. Я ленинградка, блокадница, это даром не проходит.[b]В. И: [/b]Действительно выглядела худенькой… Вывезли ее в 42-м на Волгу, там в войну тоже несладко жилось, особенно эвакуированным. Вбила она себе в голову, что не ровня мы — с учебой в войну запустила, переезжала с семьей сестры — мать в Ленинграде погибла, отец еще в 1932-м репрессирован был — из Рыбинска в Казань, потом в Куйбышев, по чужим квартирам. За племянником маленьким ходила, сестра работала… Но я тоже два года пропустил, когда немцы к Москве рвались, школы позакрывали, шла эвакуация. После 6-го класса на тот же завод пошел, где отец работал, «Мостяжарт», сначала слесарем, потом фрезеровщиком. И до того мне это нравилось: быть самостоятельным, получать зарплату, продовольственные карточки, помогать семье, работать на оборону — я делал детали для снарядов, авиабомб — что, когда немцев отогнали, меня с трудом смогли вернуть в школу. Может быть, потому и младший сын Андрей работает слесарем на заводе — фамильное это. Руки у сына умные, делает сложные операции, имеет личное клеймо… А с учебой в школе заставил примириться учитель физкультуры — Корольков Виктор Александрович. Педагог был — от Бога. Вернулся с фронта инвалидом и все свое нереализованное стремление в спорте перенес на нас. Мы занимались у него легкой атлетикой и лыжами, волейболом, футболом и гимнастикой: тогда в каждом дворе стояли турники, и многие из нас научились «солнышко» крутить. Корольков тех, кто имел успехи в спорте (а у меня были взрослые разряды чуть ли не по всем этим видам спорта) назначал инструкторами для проведения внеклассных физкультзанятий, обязательных для всех учащихся школы. Мы проводили ежедневную утреннюю гимнастику в Бауманском парке.Вот оттуда и пошел в гимнастику, которая и стала смыслом и делом жизни, семейным занятием. Соня выводила на помост Латынину, Астахову, Кучинскую — сборную страны. Сама подготовила и довела до олимпийской чемпионки Ольгу Карасеву… Подготовила десятки мастеров. И сейчас у нее есть и мастера, и совсем малолетки-первоклашки… Многих передала в «родственные» виды спорта: в прыжки в воду, фристайл — «лыжную акробатику», там успешно выступает уже трехкратная чемпионка мира Оксана Кущенко, которая у Сони дошла до мастера по гимнастике.Посмотрите на нее — совсем неплохо для своих лет выглядит. Пусть не все, но очень многое может показать ученицам сама. И это при том, что гимнастика очень усложнилась, много феерических трюков. Но такой чистоты, красоты движений, отточенности элементов, как было у нее, я думаю, сейчас не увидишь.[b]НА ФОТО: [/b][i]Гимнастический «полет» Софьи Муратовой[/i]

Подольск поспорит с Ярославлем

[b]В Подольске, «вотчине» нового министра спорта, бывшего президента местного спортклуба «Витязь», состоялась пресс-конференция [b]Бориса Иванюженкова[/b], посвященная сразу четырем событиям.[/b][i]Первое из них касалось проведения предстоящего чемпионата мира 2000 года, который в соответствии с требованиями Международной федерации хоккея следует проводить сразу в двух городах. Ими изначально были выбраны Санкт-Петербург и Ярославль. Но, по утверждению министра, темпы работ по строительству ледового дворца в Ярославле явно недостаточны. В качестве альтернативы министр спорта предложил подольский ледовый дворец «Витязь», строительство которого должно закончиться к 19 декабря 1999 года. Этот универсальный спортивный дворец на 6500 мест, который легко может быть переоборудован и для проведения соревнований по другим видам спорта, строился по филадельфийскому проекту для местной хоккейной команды «Витязь», добившейся права выступать в высшей лиге. В пользу Подольска говорит и факт близости к Москве — 16 километров от кольцевой дороги.[/i]Иванюженков подчеркнул, что оказывать личное давление не будет — все решит совместная комиссия Министерства спорта, Министерства экономики и Министерства финансов, выезжающая в ближайшее время в Ярославль для ознакомления со степенью готовности тамошних сооружений.Другим вопросом было проведение в Москве финала Вторых Всероссийских юношеских игр. Вначале планировалось воссоздание Спартакиады народов (для взрослых), но в связи с предстоящими в следующем году Олимпийскими играми это оказалось слишком хлопотным делом — идею решено было перенести в третье тысячелетие.Министр со знанием дела говорил о детско-юношеском спорте — в его спортклубе «Витязь», который он до недавнего времени возглавлял, бесплатно занимались более 7000 юных подольчан.Финальная часть Юношеских игр приуроченная ко Дню физкультурника, прошла на стадионе «Москвич».Поводом для встречи в Подольске было и награждение победителей Всероссийского конкурса спортивных журналистов 1998 года. Из рук министра дипломы и премии получили более четырех десятков лучших фото-, теле-, радио- и газетных журналистов России. В их числе и автор этих строк.В тот же день в Подольске состоялась встреча министра спорта Бориса Иванюженкова с президентом Олимпийского комитета России Виталием Смирновым и президентами более 50 всероссийских спортивных федераций. Были обсуждены вопросы финансирования спорта, льготы для деятельности спортивных организаций и спортсооружений. Принято решение о переводе Министерства спорта под одну крышу с ОКР и федерациями — предположительно на Лужнецкую набережную. Решено принять закон о питании спортсменов. Президент ОКР Смирнов подчеркнул главенствующую роль министерства над общественными спортивными организациями и призвал их согласовывать свою деятельность с ведомством Иванюженкова.Отметим также, что Министерство по физкультуре, спорту и туризму получило право на проведение Национальной спортивной лотереи, вырученные средства от которой поступят в фонд чемпионата мира по хоккею с шайбой 2000 года. Первый тираж состоялся 7 августа.[i]В Федерации хоккея России на следующий день после заявления Бориса Иванюженкова состоялось совещание, по итогам которого президент федерации Александр Стеблин заявил, что позиция его коллег остается неизменной и матчи чемпионата мира состоятся, помимо Санкт-Петербурга, также и в Ярославле. Как подчеркнул Стеблин, решение о том, что часть первенства пройдет в Ярославле, было принято оргкомитетом чемпионата и получило официальное одобрение Международной федерации хоккея.По мнению Стеблина, если реализовать идею Иванюженкова, то чемпионату может грозить катастрофа. Вариант с Подольском Стеблин считает абсурдным, ибо в Подольске нет гостиницы мирового уровня.Как видим, на сегодня существуют две точки зрения относительно того, где, помимо Санкт-Петербурга, проводить чемпионат мира по хоккею 2000 года. Каждая из сторон приводит свои аргументы. Какие из них весомее — покажет время.[/i]

Где родился, там пригодился

[i]Перед отъездом в Севилью на чемпионат мира по легкой атлетике президент Всероссийской федерации легкой атлетики [b]Валентин Балахничев [/b]и главный тренер команды [b]Валерий Куличенко [/b]провели пресс-конференцию с журналистами в известном казино «Голден Палас».На этой встрече присутствовали и некоторые лидеры нашей сборной.[/i][b]— Почему пресс-конференцию решили провести именно здесь? [/b]— был задан вопрос Валентину Балахничеву.—Потому, что казино спонсирует нашу команду, — последовал ответ президента федерации.[b]— С чем рассчитываете вернуться из Испании? [/b]— В планах 2—4 золотые медали, всего же рассчитываем на 10—12. И не ниже второго общекомандного места, как на зимнем чемпионате в Японии. Команда у нас сильная, подготовка была целенаправленная, подтверждение тому — результаты на Кубке Европы и чемпионате России. Но многое будет зависеть от того, как подготовились команды-соперницы. Особые надежды на Максима Тарасова — в прыжках с шестом, Светлану Мастеркову — в беге на 800 и 1500 метров, Ирину Привалову — в обеих коротких дистанциях, Дениса Капустина — в тройном прыжке, дважды уже обыгравшего в этом сезоне мирового рекордсмена англичанина Эдвардса. Надеемся на эстафетную команду (4х400 метров) и на ее лидера — Ольгу Котлярову.Сильны Наталья Садова — в метании диска, а в метании копья — супруги Макаровы, Сергей и Оксана, да и Татьяна Шиколенко.Вопросов к главному тренеру Валерию Куличенко тоже было немало: [b]— Почему в составе команды нет серебряного призера чемпионата Европы Руслана Мащенко и победителя недавнего Кубка Европы Юрия Борзаковского? [/b]— Мащенко сделал операцию по поводу травмы ахилловых сухожилий, полученной из-за непомерно частых выступлений на коммерческих соревнованиях, которых было 28 в прошлом сезоне. Это не только его проблема — спорт коммерционализировался, многие из-за погони за заработками пренебрегают подготовкой к самым ответственным соревнованиям, хотя призеры чемпионата мира тоже получат немало — от 20 до 50 тысяч долларов.Спортивные менеджеры пытаются диктовать свои условия не только спортсменам и тренерам, но и самой федерации. Посмотрим, как выступит чемпионка Европы среди молодежи по прыжкам в высоту Светлана Лапина, которую после этого буквально «затаскали» по коммерческим соревнованиям... А 17-летний Борзаковский пусть пока выступает со сверстниками и планомерно готовится к Олимпиаде.Он слишком молод, чтобы рисковать своим будущим из-за частых выступлений в таких ответственных стартах.[b]— Сможет ли Тарасов в отсутствие травмированного Сергея Бубки повторить свой олимпийский успех на испанской земле — тогда в Барселоне создалась такая же ситуация? [/b]— Тарасов — лидер сезона, у него в активе прыжки за 6 метров. Но безоговорочно отдавать ему «золото»?!. Не сглазить бы. Недавно он дважды проиграл международные соревнования даже своему дублеру Владимиру Строгалеву. Надеемся, что в ответственный момент он все же проявит свои лучшие качества.[b]— Будет ли выступать мировой рекордсмен по прыжкам в высоту кубинец Сотомайор? [/b]— Он был лишен золотой медали на Панамериканских играх после того, как его уличили в применении кокаина, — сказал Валентин Балахничев. — Но дисквалификацию отменили, очевидно, учтя его прошлые заслуги. Я все же за равный подход ко всем спортсменам. Надеюсь, что успехи науки в деле обнаружения допинга сделают его применение бесполезным.Вячеслав Воронин, тоже присутствовавший на пресс-конференции, заверил, что, независимо от того, приедет Сотомайор в Севилью или нет, сам он будет бороться, как и на зимнем чемпионате, только за первое место. Там ему не хватило одной удачной попытки. На вопрос, не последует ли кто-либо еще из наших легкоатлетов примеру бывших соотечественников, ныне «укрепляющих» сборную Австралии, и Воронин, и Шиколенко, и Капустин, и молотобоец Илья Коновалов, представляющие здесь нашу сборную, сказали в один голос, что патриотизм для них — не пустое понятие и даже вспомнили поговорку: «Где родился — там и пригодился».Президент федерации Валентин Балахничев добавил, что олимпийская чемпионка Светлана Мастеркова выступает за Россию, получая официальную зарплату 786 рублей — больше по трудовому кодексу ей не положено. Но тем не менее в федерации лежит письмо от шестовика Виктора Чистякова, который, отказываясь от австралийского гражданства, просит дать ему возможность выступать за сборную России.Так же единодушны были наши спортсмены в ответе на вопрос об экипировке фирмы «Рибок», одевающей нашу команду. Отдав должное костюмам и майкам, все отметили неудобство спецобуви этого производителя — основного «орудия труда» для легкоатлетов.

Плохому танцору «Рибок» мешает

[b]Медали у наших легкоатлетов на чемпионате мира — лишь через день, но только золотые. Самая первая награда чемпионата — у ходока Ильи Маркова. А сейчас мы славим Славу Воронина. [/b]То, что у него были лучшие достижения сезона, и то, что на зимнем чемпионате он, по сути, разделил победу с непобедимым Сотомайором, ставило его в число главных претендентов на победу, но прыгун из Владикавказа часто еле «успевал к поезду». В прошлом году у нас в прыжках в высоту доминировал [b]Клюгин[/b] и, чтобы попасть на тот зимний чемпионат, ему перед самыми соревнованиями пришлось показать лучший результат мирового сезона... Запомнился Вячеслав и своим ненавязчивым патриотизмом: на пресс-конференции перед отлетом в Севилью на вопрос, нет ли у него желания последовать примеру наших многих спортсменов и перебраться с неспокойного Кавказа куда-нибудь в Австралию, ответил поговоркой: «Где родился — там и пригодился»... Были у его соперников в Севилье отчаянные потуги перенести «момент истины» на 2 м 35 см, на 2 м 37 см, но эти высоты с первой же попытки брал только Воронин! Не оправдали надежд другие наши фавориты. Обладательница лучшего достижения сезона в мире [b]Наталья Садова [/b]была только четвертой в метании диска. А победила ее давнишняя и более счастливая соперница немка [b]Франка Дитч[/b] — 68 м 14 см. В метании молота победил соотечественник [b]Дитч Карстен Кобс [/b]— 80 м 24 см. Вышедший на передовые позиции в мире в этом году наш Илья Коновалов остался лишь десятым. Подвела их, как опасались наши еще перед отлетом, спецобувь фирмы «Рибок».Не наши атлеты блистали высокими достижениями. Двукратный олимпийский чемпион [b]Майкл Джонсон [/b]легко выиграл полуфинальный забег на 400 метров. Четыре кенийца черным валом накрывали препятствия все 3000 метров.Но главный претендент на «джекпот» в миллион долларов в соревнованиях «Золотой лиги» — [b]Бернард Бармасаи[/b] на этот раз не сумел договориться, чтобы его опять, как в Кельне (о чем он бесхитростно поведал миру), пропустили вперед. Победил его соотечественник [b]Кристофер Косгей[/b].

Севилья. Они сделали невозможное!

[b]Максим Тарасов [/b]— в год Олимпиады ему будет 30 лет. Олимпийский чемпион 1992 года по прыжкам с шестом. Прекрасный семьянин, женат, двое детей. В этом году установил личный рекорд и высшее мировое достижение сезона — 6 м 5 см. Купил жилье в Венгрии на призовые олимпийские — тогда модно было «оседать» за границей. Сам из Ярославля, но после победного выступления в Севилье отправился домой, в Будапешт.[i]— Выступать намерен и впредь — только за Россию. Некоторые журналисты, видно, задались целью поссорить меня с Родиной. То публикуют вымыслы, что я собираюсь принять венгерское гражданство, то сообщают, что Федерация «зажимает» мои призовые. Так что, пользуясь случаем, сообщаю, со мной рассчитались полностью и на Олимпиаде в Сиднее будет выступать член российской сборной Максим Тарасов.[/i][b]Светлана Мастеркова[/b], двукратная олимпийская чемпионка в беге на 800 метров и 1500 метров.Лучшая бегунья планеты и в послеолимпийские годы. Но «летней» чемпионкой мира стала только в этом году. Всецело предана спорту, образование — физкультурное.Муж — бывший гонщик-велосипедист, чемпион мира Асят Саитов.Дочь Настя, ей четыре с половиной года.[i]— Я надеялась на две медали — их и должно быть две, только обе — золотые. Выступать в Севилье — наслажденье, несмотря на травмированные ноги. Такая поддержка трибун — просто несет звуковая волна! Я, когда бежала с флагом круг почета, поблагодарила зрителей понятным любителям корриды жестом — движением тореро, заманивающего быка мулетой. Рев благодарной стотысячной торсиды чуть не опрокинул меня. Отдыхать пока не собираюсь. Еду в Брюссель — проведу еще 2—3 старта за границей.[/i][b]Вячеслав Воронин[/b], 25 лет, серебряный призер зимнего чемпионата мира, обладатель высшего достижения сезона 2 м 37 см. Жена Диана, есть сын, семья живет во Владикавказе и менять местожительство не собирается. Известен читателям «Вечерней Москвы» поговоркой: «Где родился, там пригодился». Спортивный путь «космического прыгуна» Брумеля считает достойным подражания.[i]— Был настроен только на победу, тактические ходы соперников даже не брал во внимание — просто знал, сколько я должен прыгнуть, и что делают конкуренты, меня не интересовало. Понимал: выше 235 — это победа.[/i][b]Илья Марков[/b], 27 лет, серебряный призер Олимпийских игр в Атланте, живет в уральском городе Асбесте, тренируется с женой Ольгой Парфеновой — она тоже хорошо ходит. Чемпион Европы 1998 года.[i]— Рад, что открыл счет победам, «сняв» самую первую медаль чемпионата. Мне удалось выйти вперед, и созданный отрыв придал уверенность. На Олимпиаду надеемся поехать вместе с женой — причем не туристами.[/i][b]Герман Скурыгин[/b], самая большая неожиданность чемпионата — за 36 лет у него не было ни одной международной победы. Живет в Ижевске, где и к легкой атлетике отношение прохладное. Есть жена, дети. Не было золотых наград.Имеет университетское образование.[i]— Севилья была для меня последним рубежом, после которого можно было заканчивать, возраст — самый подходящий. Но победа дала мне право выступить и на следующем чемпионате. А между этими турнирами — Олимпийские игры. Так что собираюсь ходить 50 км на высшем уровне и в третьем тысячелетии.[/i][b]Татьяна Чебыкина[/b], чемпионка в эстафете 4х400 метров зимнего чемпионата планеты. Муж — бронзовый призер Севильи в ходьбе на 50 км Николай Матюхин.[i]— Хорошо, что мы выступали семьей, у каждого был личный болельщик. Сначала я следила, как супруг добывал бронзу, а потом он — в последний день.[/i][b]Ольга Котлярова[/b], «царица из Екатеринбурга» — потрясающе красивая девушка, заканчивает институт народного хозяйства, живет в Екатеринбурге, бронзовый призер чемпионата мира в беге на 400 метров и золотой — в эстафете 4х400 зимнего чемпионата мира в Японии. Замужем за стайером Александром Беловым, который, будучи чемпионом страны, перебрался из Иркутска в Екатеринбург, плененный красотой местной, тогда еще малоизвестной спортсменки. Теперь он следит за порядком в доме.[i]— Не люблю журналистов — то переврут все, то с комплиментами пристают. И моя личная жизнь им почему-то покоя не дает.[/i][b]— Оля, вы отыграли метров семь у ближайшей конкурентки на этапе, а ведь рядом бежали сильнейшие спортсменки мира. В финале же бега на 400 метров вы были последней — берегли силы для эстафеты? [/b][i]— Думайте что хотите, но я и там и там делала все, что могла.[/i][b]Наталья Назарова[/b], москвичка, 20 лет. Чемпионка Европы и мира в эстафете 4х400 метров. Получила палочку чуть впереди лидера американской команды и прославленной немки Грит Бройер, которой принадлежат все титулы в беге на 400-метровке, и не уступила им, несмотря на отчаянные попытки соперниц переломить ситуацию.[i]— Они всю дистанцию дышали мне в затылок. То пытались «просочиться» по бровке, то заходили для атаки справа. Но я скорее бы умерла, чем отдала победу, которую подготовили мои подруги.[/i]

С корабля — на бал

[b]Для нашей легкоатлетической сборной занявшей вслед за командой США второе место выступление на чемпионате мира в Севилье — несомненный успех. Но вернувшиеся с победой наши чемпионы не настраивались на отдых в домашних условиях.И многие сразу «перекомпостировали» билеты на соревнования «Золотой лиги».[/b][i]Корреспондент «ВМ» встречал в «Шереметьеве-1» чартерный рейс из Севильи добрых четыре часа.Именно на столько задержался самолет с российской сборной. Естественно, что прилетевшие поздней ночью усталые победители были не особенно словоохотливы. Пришлось за них «держать ответ» руководителю делегации — президенту Всероссийской федерации легкой атлетики [b]Валентину Балахничеву:[/i] — Поздравляем с успешным выступлением! Почему так задержались? Корреспонденты разбежались, торжественной встречи не получилось. [/b]— Самолет подали в Севилье не в час дня, а почти в пять часов по местному времени.[b]— Валентин, успех превзошел все ожидания. Выходит, вы поскромничали, говоря перед чемпионатом о 2—4 запланированные золотых медалях.[/b]— Мы с тобой вместе когда-то выступали в сборной, и ты знаешь, как непросто прогнозировать даже свое выступление. А упущенных возможностей в Севилье было даже больше, чем одержанных побед.Кстати, и победы порой были неожиданные: золотых медалей от [b]Вячеслава Воронина [/b]в прыжках в высоту и от [b]Германа Скурыгина [/b]в ходьбе мы, по большому счету, не ожидали.[b]— Припоминаю, что речь перед чемпионатом шла о двух золотых медалях Мастерковой, более успешном выступлении толкательницы Кривелевой, нереализованных возможностях «тройника» Капустина, дискоболки Садовой, копьеметателей Сергея и Оксаны Макаровых, наших прыгуний в длину — прошлогодних чемпионок мира.[/b]— А кто знал, что получит травму [b]Ирина Привалова [/b]— а это потерянные шансы на успех на 100 и 200метровке, да и, пожалуй, в эстафете. Но не станем «разбираться» с теми, кому не повезло. Примем случившееся за урок и будем считать их резервом для успешного выступления нашей олимпийской сборной в 2000 году.[i]Корр. «ВМ» удалось разговорить Вячеслава Воронина и представительницу нашей «золотой» четверки в эстафете [b]Татьяну Чебыкину: [/i]— Слава, с Сотомайором или без него, вы все равно были бы первый? [/b]— Я и до чемпионата настраивался только на победу. А выше моих 237 см в этом году никто не прыгал.[b]— Теперь домой, во Владикавказ? [/b]— Нет, завтра же — в Италию. Приглашен на международные соревнования.[b]— Таня, ваш бег на четырехсотметровке в составе эстафетной команды выглядел потрясающе.Как вы выстояли?! [/b]— Лично мне, наверное, помогло присутствие рядом мужа — Николая Матюхина — и его успешное выступление в ходьбе на 50 километров (он завоевал бронзовую медаль).[b]— Вы-то, надеюсь, сейчас — домой, отдыхать? [/b]— Только отоспаться. У себя на квартире в Люблине. Затем отправлюсь в Польшу, а оттуда — 3 сентября — в Италию на международные соревнования.

Танцуют все!

[b]В банкетном зале Государственного Кремлевского дворца, где проходил «Кубок мира-99» по латиноамериканским танцам среди профессионалов, от именитых гостей буквально в глазах рябило.В рядах VIP-персон, например, были замечены послы Великобритании и Японии, многократный чемпион по шахматам Анатолий Карпов, победитель четырех Олимпиад Александр Тихонов, прославленная гимнастка Лариса Латынина. А с приветственным словом к лучшим танцорам планеты и зрителям (билет, кстати, стоил 150 у. е.!) обратился управделами президента Пал Палыч Бородин.[/b][i]Открывали же само зрелище появившиеся из «расколовшегося» голографического глобуса президент Русского танцевального союза Станислав Попов и его молодая жена Ирина Остроумова, к чьей божественной фигурке, облитой золотом длинного «королевского» платья, сразу прикипели взоры присутствующих. Их двухлетний сынишка Никита, кстати, уверенно державшийся между родителями, должного внимания на важных персон не обращал, а вот спецэффектами, подсвечивающими декорации, заинтересовался.После открытия по роскошному паркету, на котором лучшему танцовщику Советского Союза Станиславу Попову, приглашенному как-то выступить перед членами Политбюро, не позволили продемонстрировать свое мастерство (пожалели паркет, и пришлось «отплясывать» на возведенных для этой цели подмостках), заскользили 22 лучшие пары мира.[/i]Разбитые на 3 группы, они поочередно показывали ча-ча-ча, самбу, румбу, пасадобль и джайв. Все выглядели одинаково прекрасно, и лишь вздохом сожаления проводили через некоторое время зрители девять пар, не прошедших в полуфинал. Пять танцев повторились под «живое» исполнение певцом Семино Росси родных испанских песен. После чего из двух групп в финал вышло шесть самых выразительных дуэтов.На первое место претендовали датчане [b]Аллан Торнсберг — Серена Лекка и Брайан Ватсон — Кармен Винчелли [/b]из Германии. Первые два танца «взяли» немцы. В двух других экспансивные конкуренты сумели, казалось, переломить ситуацию. Но отточенно-техничные лидеры своим джайвом поставили победную точку.(Симпатии зрителей остались все же на стороне проигравших.) Третье место судьи отдали еще одной германской паре: [b]Ральфу Мюллеру [/b]и сибирячке [b]Ольге Омельченко[/b]. Российский дуэт [b]Сергей Дуванов — Светлана Тверьянович [/b]замкнул пятерку. После завершения соревновательной программы свое мастерство гостям показывал четырнадцатикратный чемпион мира британец [b]Донни Бернс [/b]с новой партнершей и женой [b]Николь Хансен-Бернс[/b].Генеральным спонсором «Кубка мира-99» по латиноамериканским танцам среди профессионалов выступила Государственная нефтяная компания «Роснефть», благодаря которой москвичи приобщились к яркому празднику танцевального искусства.

Эксклюзив для «ВМ»: Борис Иванюженков: Со мной нельзя «договориться»

[i]Самый молодой в кабинете Владимира Путина, глава самого молодого министерства страны. Раньше это был Госкомитет при Совете Министров по физкультуре и спорту.Превратности судьбы едва не превратили его в агентство. Но, видно, «наверху» одумались и решили отдать должное спортивной отрасли. Как-никак, в России проживает больше всех в мире олимпийских чемпионов.[/i][b]— Борис Викторович, как пресс-атташе Всероссийской федерации бобслея я знаю, что сейчас вы собираетесь в Монако на чемпионат мира по этой дисциплине. Чем вызван столь пристальный интерес к одному из самых молодых в стране видов спорта? [/b]— Ну, наверное, и его молодостью тоже. Как и многие другие виды, бобслей у нас не относится к числу процветающих. К тому же он один из наиболее дорогостоящих.Но что интересно: молодые, энергичные ребята, которые возглавляют бобслей, умудрились сделать его самоокупаемым. Появились и олимпийские чемпионы — Владимир Козлов, Янис Кипурс.[b]— По-вашему, это подходящая модель и для остальных видов спорта? [/b]— Конечно, одними коммерческими стартами заработать достаточно денег сложно. Приходится и просить. У Международной федерации бобслея, у меценатов, среди которых и принц Монако Альберт, который, кстати, сам бобслеист-олимпиец.[b]— России не привыкать стоять с протянутой рукой? [/b]— Нам сейчас не до жиру. Однако не это главное. Просто умные люди понимают — если помогать друг другу, лучше будет всем. Я, когда занимался бизнесом, вкладывал свои деньги в детский спорт. Не без моего участия в Подольске был создан детско-юношеский клуб «Витязь». Сегодня в нем бесплатно занимаются семь тысяч детей.[b]— Вы неспроста упомянули о возрасте наших бобслейных руководителей? Надо понимать, опираться будете на молодых? [/b]— Конечно, мне легче с моим поколением. Многие помнят меня как спортсмена. Со многими я был на сборах, встречался на подольской олимпийской базе как вице-президент федерации борьбы. Для меня Светлана Мастеркова, Миша Мамиашвили, Саша Карелин — друзья по ЦСКА, за который выступал и я. Тот же Карелин, став советником по спорту председателя правительства, рекомендовал меня на должность министра… Тридцатилетние имеют определенные преимущества. Они полны сил, энергии, идей, нерастраченного честолюбия, очень работоспособны.[b]— Но в большинстве видов спорта, в том же Олимпийском комитете, бывшем госкомитете, федерациях у руля стоят люди скорее пенсионного возраста. Не боитесь, что придется основательно ломать сложившиеся устои? [/b]— Ну многим руководителям до пенсии еще далеко. К примеру, президент федерации одного из определяющих видов спорта — легкой атлетики — Валентин Балахничев сейчас в самом расцвете творческих сил и возможностей. Могу перечислять и дальше, да пальцев не хватит… Естественно, я пришел со своей молодой и энергичной командой, представители которой займут ключевые посты (опираться надо на своих — отвечать-то придется мне), но это не значит, что за бортом останутся мудрые, опытные люди.[b]— Вы упомянули о решающей роли Карелина в вашем назначении. А вот некоторые печатные издания пишут, что в вашем лице во власть идет криминал… [/b]— С Сашей мы друзья больше полутора десятка лет — с тех пор, как он стал появляться на всесоюзных соревнованиях. Мы с ним служили в одном армейском подразделении, боролись в одном весе, я был его спарринг-партнером.Я, в общем-то, и с ковра ушел из-за него. Просто понял, что у него выиграть невозможно, а моей целью всегда было первое место.После этого наша дружба не только не прервалась, а даже укрепилась. Он постоянно бывал на сборах в Подольске. Я поднимал там свой детский клуб. Он видел, как я работаю с людьми, помогал. И главное, когда Карелин рекомендовал меня в правительство (а там к нему прислушиваются), он сказал: «Иванюженков не украдет».[b]— ? [/b]— Это правда. Со мной об этом нельзя «договориться».[b]— И это при том, что некоторые журналисты недвусмысленно связывают вас с подольской группировкой… [/b]— Ну хорошо! Вспомните, когда появились эти публикации? Когда я сумел перекрыть утечки бюджетных денег, выделяемых спорту. Ведь существовала многоступенчатая система: бюджетные деньги переводились в Госкомитет по физкультуре и туризму, оттуда — в общественные организации: олимпийский комитет, федерации, а уже через них — в региональные спорткомитеты. На всех этих этапах происходили «срезки» крупных сумм. И только остатки шли на тренировки, сборы, доставались спортсменам и тренерам. Сейчас много всего интересного обнаруживается.Одним словом, пришлось убрать лишние звенья. Бюджетные деньги теперь из министерства прямо идут на тренировочный процесс, на выезды, сборы. Понятное дело, появились недовольные — отстраненные от кормушки. Но зато денег, переведенных нам Минфином за июль, хватило на нужды двух месяцев. Вот что значит избавиться от посредников и навести порядок.[b]— К истории с гонорарами наших олимпийцев вы тоже руку приложили? [/b]— А что было делать? Ребята, не жалея себя, выиграли для страны медали, а олимпийский комитет поместил 3,6 млн. долларов, выделенных призерам зимней Олимпиады в Нагано, в коммерческий банк. Они бы так и крутились между российским банком реконструкции и развития и Внешторгбанком. Пришлось лично вмешаться и разговаривать жестко. В итоге деньги вернули. Люди там чувствовали свою неправоту. Но сильно недовольные после этого, конечно, могли появиться.[b]— А по сути журналистских обвинений что-нибудь можете сказать? [/b]— Ну вы же понимаете. Если бы что-то было, меня бы в правительство не пригласили.[b]— В суд подавать будете? [/b]— Еще не решил, как отреагирую на эти печатные, вернее, непечатные «поздравления». Мне, честно говоря, не до них. Чемпионат мира по хоккею, Олимпиада на носу… я же пришел на эту должность со своей концепцией, как вытягивать спорт. У меня твердое убеждение, что наша прежняя система его организации — самая надежная. Я сам в этой системе готовился. Она до сих пор держит на плаву наш спорт. Недавний успех на Всемирных военных играх, блестящее выступление легкоатлетической команды на чемпионате мира, где одна Россия заменила весь прежний Советский Союз.Девять золотых медалей на чемпионате мира по гребле… [b]— То есть, стоило спортсмену возглавить министерство, и наш спорт встрепенулся? [/b]— Да нет, конечно. Но все равно приятно. Они же как сговорились: преподнесли все эти успехи к началу моего министерского пути…

Борис Лагутин: Я любитель по определению

[i]Накануне наш корреспондент встретился с легендарным мастером ринга.[b]Борис Лагутин [/b]— дважды олимпийский чемпион по боксу — не стал трехкратным только из-за судейской пристрастности. На первой его Олимпиаде в выигранном бою победу отдали более известному американцу, который потом легко победил в финале. Лагутин же, впервые попавший за рубеж, остался лишь с бронзой. В шестидесятые ему не было равных, а на последней Олимпиаде его признали лучшим во всех категориях. То есть, несмотря на свои 70 кг, он (теоретически) мог набить физиономию любому на земном шарике, хотя в «мирной жизни» не любит этого делать. Ему не нравятся разговоры о природной агрессивности боксеров, о причастности некоторых из них к криминальному миру.[/i][b]— Борис Николаевич, в вашем виде спорта такое уважительное отношение друг к другу и особенно к старикам! Их слушают, не перебивая, даже если мысль свою они заканчивают чуть ли не через четверть часа. Подобное не часто встретишь в других дисциплинах.[/b]— Так и должно быть среди мужчин, знающих толк в силе, таковы законы преемственности поколений. Мы учились у предыдущих чемпионов, уважали их как более опытных, мудрых. И теперь пожинаем те же плоды со стороны молодых. Ребята понимают, что и они сами — часть непрерывного процесса.[b]— Но случается, что и в вашей среде простота нравов порой царит необыкновенная. Я как-то играл в карты с боксерами, возникло недоразумение, партнеры обменялись серией ударов и, как ни в чем не бывало, продолжили. То, что для других драка, для вас, очевидно, — технический элемент? [/b]— Это для кого как... Я и уважаемые мной боксеры на разборки за канатами не разменивались. Эмоции — на ринге, а за ним — уважительное отношение друг к другу. У японцев, кстати, это даже воспитывается — для разрядки им предлагают молотить чучело шефа или несимпатичного политика. Выплеснув эмоции в таком «тренировочном зале», недовольные при очных встречах не позволяют себе ничего подобного.[b]— Да, но сколько боксеров придерживаются противоположного мнения! Есть среди них и криминальные авторитеты. Взять хотя бы не так давно застреленного Олега Коротаева... Да и Виктор Агеев в свое время освободил вам дорогу на последнюю Олимпиаду из-за того, что бокс стал для него и «прикладным» занятием...[/b]— У Агеева произошел срыв. А о других так скажу: очевидно, дали знать нереализованные амбиции на ринге, неудачи, не позволившие добиться спортивных целей. У меня таких комплексов не наблюдалось.Даже в быту, когда «нарываешься» на человека, который плохо понимает слова, стараешься сформулировать мысль в форме, все-таки доступной его пониманию. Ну а уж если не остается выбора... Но это — последний аргумент... К тому же мы, боксеры, хартию подписывали.[b]—Значит, вы сугубо мирный человек. Почему же тогда бокс? Есть расхожие примеры: парнишку побили хулиганы, и чтобы уметь постоять за себя, он занялся боксом. Или: вырос в предместье, где правили «короли подворотни»...[/b]— В детстве у меня отсутствовали такие комплексы. Бокс для меня — спорт. И я хотел быть первым именно в спорте. А потом, тогда так умело его пропагандировали: и по радио, и через газеты... Я ведь больше волейболом хотел заниматься, но упустил время. А в бокс тогда как раз набирали, в «Крылья Советов».Жил я неподалеку — и удобно, и возраст (уже 15 «стукнуло») тогда тренеров устраивал.Я вообще-то пресненский. Рос, «как вся дворовая шпана»: у нас культ силы был, все состязались, кто больше подтянется на перекладине, кто кого «сборет». За себя постоять могли. В футбол, волейбол дотемна играли. И курево, и «поддачи» — все было. Но потом я решил, что быть «как все» (многие на этом не останавливались) — не по мне.Выбрал другие приоритеты. Кстати, бокс — «пролетарский» вид спорта, я не один там такой. Это не теннис, не фигурное катание, здесь нужны уличная закалка, умение терпеть, не жалеть себя.[b]— Вы добились всего, чего хотели? [/b]— Я шестикратный чемпион СССР, двукратный — Европы. А такого «олимпийского набора», как у меня, нет ни у одного советского боксера. Правда, когда стал бронзовым призером первой своей Олимпиады, переживал — в полуфинале в равном бою победу отдали будущему чемпиону Мак-Клиру. А все считали — это огромный успех: ну как же, мой первый выезд.[b]— На следующих Олимпиадах было полегче? [/b]— Привычней. У нас тогда сложилась великая команда. В Токио выступал Валерий Попенченко, лучший боксер той Олимпиады. Мы завоевывали по 6—7 золотых медалей на чемпионатах мира. Выигрывали с разгромным счетом у сильнейшей американской команды... Но свою третью Олимпиаду я «пролетал».Заканчивал МГУ (поступил на биофак), учился с полной отдачей — было интересно, сам выбрал... На тренировки меньше времени оставалось, чем у тех, кто знал только спорт. А тут еще в моем весе появилась новая «звезда» — Виктор Агеев. И хотя я выиграл предолимпийский чемпионат страны, на меня уже не рассчитывали — даже не пригласили на сборы олимпийской команды. И лишь ЧП, случившееся с Агеевым, заставило руководство сборной вспомнить о вашем покорном слуге. За 10 дней до начала Игр...Олимпиаду я выиграл, меня даже выдвинули на Кубок Баркера, на звание лучшего боксера. Назад летели — хлопали по плечу высокие руководители: мол, готовься к 4-й Олимпиаде. Но я уже тогда решил — хватит. Мне было ровно тридцать.[b]— Вы остались в спорте. Биология — только хобби? [/b]— Я поступал в МГУ, потому что меня интересовали вопросы биологии человека, биомеханики применительно к спорту. Была потребность расширять кругозор. Я считаю, каждый должен заниматься делом, в котором он профессионал... Меня избирали зампредом российского «Спартака», хотя моя альмаматер — «Крылья Советов». Оттуда же мой единственный тренер Владимир Михайлович Тренин. Потом я возглавлял Всесоюзную федерацию бокса. Перестройка порастрясла кадры, многие, чтобы выжить, стали заниматься не свойственными им прежде делами. Я же остался в спорте. Сейчас работаю в Международной конфедерации спортивных организаций, возглавляю фонд «Оздоровление и спорт», который создан для детей, подростков, инвалидов. Помогаем им приобщиться к физкультуре, спорту, выправить здоровье.[b]— Фонды (известное дело) дают возможность процветать. У вас в этом плане нет проблем? [/b]— После печально известного 17 августа и наш фонд «упал». Пропали средства. Мы бьем во все колокола — нельзя же душить налогами организацию, помогающую детям и инвалидам. Но нас не слышат.[b]— На чем ездит президент фонда? Это не ваш «Линкольн» под окном? [/b]— На мой 60-летний юбилей в прошлом году вице-мэр Валерий Шанцев подарил от правительства Москвы автомобиль «Жигули». Есть на чем теперь ездить моей жене. Я же предпочитаю метро: по Москве так быстрее и меньше нервотрепки.[b]— Сейчас уход в «профи» — распространенное явление. Жалеете, что у вас не было такой возможности — поднакопили бы на «черный день»? [/b]— Я любитель по определению. Чемпионом Спартакиады народов СССР стал, работая на заводе техником-электриком. До второй Олимпиады учился в физкультурном институте, потом в университете. Я хотел, кроме спорта, еще что-то узнать от жизни. Говорят, что спортсмены и тогда у нас были профессионалами. Какое! Стипендия на уровне средней зарплаты по стране, тренировки и соревнования от зари до зари, без выходных и отпусков.[b]— Если судить по уровню достижений, особенно в тех видах, где есть метрическое выражение, спорт тех лет практически не отличается от нынешнего, насквозь коммерческого.[/b]— Профессиональный спорт — это образ жизни, где все подчинено профессиональным интересам. А мы в то время имели возможность учиться, ставить перед собой и другие цели. Конечно, профессионализм сам по себе еще не означает более высокого уровня достижений — многое зависит от таланта. Не зря же профессиональный спорт черпает резервы из любительского.Я не думаю, например, что олимпийский чемпион Кассиус Клей уступал на ринге Мохаммеду Али (его второе имя). Но профессионалы могут совершенствоваться, не отвлекаясь мыслями и заботами о завтрашнем дне. Любительский же бокс идет по пути снижения травматизма, не зря там бои останавливаются по причинам, которые не берут во внимание «профи». Боксируют в травмозащитных шлемах. А профессиональный бокс более жесткий. Требует большей выносливости и лучшей физической подготовки. Там победа — все. Ну а любительский бокс более похож на игру. Было время — откровенно ставили только на технику, не зря же Кубок Баркера присуждается самому техничному. Но какая техника без точного удара? [b]— Замечено, что интерес в обществе к жестким видам спорта нарастает перед войнами. Так было перед Второй мировой, а сейчас — профессиональный бокс, восточные единоборства, бои без правил — это же прикладные занятия для тех, кто готовится профессионально убивать.[/b]— Какие прикладные дисциплины были тогда: борьба, бокс, самбо? По сравнению с «боями без правил» это вполне мирные виды. Хотя и в боксе травматизм высок. Жесткая это работа. Я сам из 198 боев около трети закончил нокаутом... Что же до современных видов единоборств, то раз они востребованы временем, пользуются интересом зрителей, то, наверное, имеют право на существование. У меня неоднозначное отношение лишь к женскому боксу. Мне кажется, женщина по природе своей должна заниматься совсем другими делами, нежели молотить по нежным органам соперниц кулаками. Но женский бокс смотрят, им занимаются... Может быть, таким образом девушка решает свои проблемы. Сейчас и нравы в обществе жестче, приходится и женщине учиться стоять за себя, не дожидаясь помощи от мужчин... В общем, все проверяется временем. Отстоится — отбросится. Останется то, что имеет запас выживаемости.[b]— Супругу себе искали не по таким характеристикам? [/b]— Моя Татьяна Петровна была достаточно далека от спорта, и характер у нее настоящей русской женщины — мягкий, душевный, уступчивый. Но, где надо, твердость проявит. 30 лет прожили, двух сыновей вырастили — Петра и Александра, и до сих пор жена моя работает по специальности — инженером. И не в спорте я ее нашел, даже не в университете — судьба мне ее послала.[b]— Сыновья уже взрослые, а в спортивных хрониках я больше фамилии Лагутин не встречал...[/b]— Большим спортом они не занялись. Так, для себя, до определенного уровня. И мать не приветствовала — видела, как мне доставалось. Воспитание больше на ней лежало, у меня характер работы был разъездной. У каждого сына теперь — по маленькой дочке. Кто знает, может, займутся когда-нибудь и спортом. Но уж во всяком случае, не боксом — устои в нашей семье в известной степени консервативные.[b]— Но мы на пороге третьего тысячелетия, а время диктует перемены.[/b]— Не всякие перемены — к лучшему. Сейчас, когда спорт брошен в свободное плавание, все чаще культивируются виды, которые представляют лишь коммерческий интерес: легко играть на низменных инстинктах человека. Он-то и подогревается деятелями шоу-бизнеса, которые навязывают свои ценности, свою мораль, оболванивают молодежную аудиторию. В прежнем обществе, при всех его недостатках, был барьер на пути проникновения подобных «ценностей». Молодежь, дети были защищены от подобной продукции. И сейчас государство не должно стоять в стороне от процессов, затрагивающих здоровье нации.

Быстрее «африканских страусов»

[i]Наш земляк из подмосковного Жуковского [b]Юрий Борзаковский[/b], которого «Вечерка» уже представляла широкой публике, в зачет первой в жизни сессии (минувшим летом он стал студентом-очником Малаховской академии физкультуры) вписал мировой рекорд среди юниоров. В крытом легкоатлетическом манеже немецкого городка Зиндельфинген на соревнованиях серии «Гран-при» Юрий стрелой промчался по своей коронной 800-метровой дистанции — 1.45,91.[/i]С прежнего рекорда [b]Предрага Мельняка[/b], продержавшегося больше двенадцати лет(!), сброшено сразу почти полсекунды. Результат впечатляет.Так стремительно Юрий не бегал даже летом. По умению врубать скорость на последнем круге его сравнивают со знаменитым [b]Евгением Аржанниковым[/b], единственным нашим средневиком, добившимся признания на международной арене.Нынешней зимой Борзаковский, которому минуло всего 18 годков, на первенстве столицы «промолотил» 400 метров быстрее 48 секунд. Прикиньте: если продержаться два круга по 50 секунд, то на финише «восьмисотметровки» итог получится ошеломляющий. Впрочем, легко сказать — попробуйте исполнить...Радует еще и то, что Юра установил свое достижение не в тепличных условиях, а в жесткой борьбе с известными «африканскими страусами» кенийцами [b]Кимветичем и Чирчиром[/b], которые бегут 800 метров за 1.43 с «копейками». На финише наш юниор «привез» им, а заодно и опытному чеху Оравцу, добрую секунду отрыва.Помнится, этим летом на олимпийской базе в Подольске мы спросили у Борзаковского, не пугают ли его сумасшедшие скорости бегунов с Черного континента. Юра ответил: «Да нет, реальные в принципе секунды». Тогда подумалось: гусарская бравада. Выходит, наш пессимизм посрамлен.Кстати, до Дня космонавтики (12 апреля), на который приходится и день рождения Юры, время еще есть: до той поры на бегуна распространяется статус юниора. Поэтому вполне может статься, что новорожденному мировому рекорду будет объявлен другой «приговор».Российские почитатели королевы спорта смогли воочию понаблюдать за бегом Борзаковского и выступлением других отечественных звезд легкой атлетики на традиционном турнире «Русская зима», который прошел вчера на реконструированной дорожке футбольно-легкоатлетического манежа ЦСКА.А впереди — зимние чемпионаты России (4—5 февраля, Волгоград) и Старого Континента (25—26 февраля, Бельгия). Есть разгуляться где на воле! «Русская зима» задалась! В толкании ядра [b]Лариса Пелешенко [/b]показала лучший результат сезона в мире — 20 м 36 см.Рядом, в секторе для прыжков в длину разгорелось, пожалуй, самое интересное действо турнира «Русская зима». Чемпион Европы [b]Кирилл Сосунов[/b], дважды прыгнув на 8 м 05 см, занял лишь… пятое место. А победивший [b]Виталий Шкурлатов [/b]достиг отметки 8 м 30 см.На дистанции 800 метров вне конкуренции был Юрий Борзаковский — 1.47,56. Красиво победила недавних лидеров сезона москвичка [b]Наталья Воронова [/b]на двухсотметровке — 23,18 сек.До перепрыжки дошли в итоге москвички-шестовички [b]Светлана Абрамова и Елена Белякова[/b]. У них было одинаковое количество попыток до 4 м 30 см.Затем планку стали опускать до 4 м 15 см, которые первой взяла опытная Белякова. Из зарубежных звезд отличился лишь югослав [b]Драгутин Топич[/b], в одиночестве легко взявший 2 м 30 см.

Домашний недуг ЦСКА

[b]В нынешнем сезоне баскетбольный клуб ЦСКА поставил себе тайную задачу. Официально об этом нигде не сказано, но в кулуарах ходят слухи, что руководство обязало своих подопечных одержать победы во всех трех турнирах. То есть в Евролиге (напомним, что «Финал четырех» пройдет в Москве), в чемпионате и Кубке России. Напомним, что в двух прошлых сезонах чемпионы страны останавливались в нескольких шагах от тройного триумфа.[/b]Этот год, наверное, все же отличается от предыдущих.ЦСКА вбухал в команду столько денег, клубной работы и сил, что остановить эту машину, как показала первая половина европейского сезона, попросту некому. Армейцы, в стартовой пятерке которых зачастую появляется лишь один обладатель российского паспорта (американец Джон Холден), разделались с восемнадцатью (!) соперниками, проведя при этом ровно столько же поединков. В графе «поражения» красуется гордый «ноль». А ничьих в баскетболе, как известно, не бывает.В Европе, да, пожалуй, и в Америке, не осталось команды, которая могла бы похвастаться столь престижным результатом.Израильский «Маккаби» оконфузился, проиграв скромной «Олимпии» из Словении. Именитый итальянский «Фортитудо» был бит в Польше скромным «Прокомом». ЦСКА себе такой роскоши не позволял. И установил рекорд Евролиги. Семь побед в семи матчах.Но вот парадокс – подопечные Душана Ивковича по абсолютно непонятной причине в родных стенах чувствуют себя не так уверенно. В гостях же ЦСКА играючи расправляется с самыми «домашними» командами Европы. Взять хотя бы тот же афинский «Панатинаикос». Дома греки практически никому и никогда не проигрывают. Против ЦСКА у эллинов не было ни одного шанса.Армейцы, даже немного издеваясь над безумными фанатами ПАО, растоптали великий клуб. А как же бесновались греки! От беспомощности крыли матом эллинских легионеров ЦСКА Теодороса Папалукаса и Димоса Дикудиса. Они и оказались героями матча, видимо, назло невоспитанным землякам. Покуражились на славу, отгрузив на двоих больше 30 очков, и гордо удалились в раздевалку, даже не взглянув на трибуны. Армейский дух выработался. Непобедимый.После этого отправились в более безумную Турциюи также играючи расправились с «Улкером». В довершение не дали ни одного шанса испанской «Уникахе».Что же происходило с армейцами в родном УСК? Лишь матч с аутсайдером группы французским «По-Ортезом», который приехал без трех ведущих игроков, можно с трудом занести в актив. Матч, начавшийся на час позже. Обескровленные галлы, мучавшиеся в московских пробках, опоздали и сопротивления оказать не смогли (80:60). А до этого ЦСКА бодался с итальянским «Бенеттоном» до финальной сирены (80:79). Потом едва не оконфузился в матче с испанским «Таугресом», хотя в составе южан не было опять-таки трех баскетболистов. Почти весь матч ЦСКА уступал и вырвал победу лишь в концовке (88:83). Но кульминацией домашнего непостоянства стала последняя игра с командой, которая вряд ли подходит под статус Евролиги. Немецкий «Скайлайнерс» завел московских болельщиков не на шутку.Имея в составе только трех сносных баскетболистов, немцы с арийской точностью забрасывали кольцо ЦСКА. Как ни пытались звездные «вояки» вырваться вперед, у них ничего не получалось. Видимо, так и не смогли должным образом настроиться на «слабачков».Но госпожа Победа в этом сезоне всегда с ЦСКА. И в конце третьей четверти точный трехочковый, а затем забитый штрафной оформили армейцам очередную победу. Несчастные четыре очка. А ведь до матча букмекерские конторы давали любителям ставок погадать. Выиграет ЦСКА больше двадцати очков или меньше. Ох, как кто-то ошибся, если подумал, что москвичи учинят немцам разгром.Но все это лирика. Давайте все-таки серьезно посмотрим на то, почему машина Ивковича так мощно играет на выезде и на ленточке вырывает викторию в родных стенах. Мнение вашего корреспондента: ЦСКА настолько уверен в своей мощи, что даже не может представить себе поражение дома.А на выездные матчи волей-неволей приходится собираться. Вот и показывают армейцы. Где бы мы не были, хозяева этого баскетбольного года только мы и больше никто. Через несколько дней ЦСКА отправится в Италию. Один из фаворитов Евролиги, итальянский «Бенеттон», будет жаждать реванша. Одержит ли чемпион России свою восьмую победу? Но это сейчас не главное. Не стоит забывать, что «Финалчетырех» пройдет в Москве. В городе, где ЦСКА сейчас выступает не так уж ровно. Нашему клубу нужно четко просечь важный момент. «Финал четырех» – это не «Скайлайнерс» и даже не «Таугрес». Скорее всего, старый обидчик из Тель-Авива «Маккаби» да грозная каталонская «Барселона». А с ними шутки ох как плохи.В Европе эту безумную кампанию не остановить некому. И ЦСКА, на мой взгляд, может сгубить в Евролиге только один непобедимый враг, сам же ЦСКА. Но хочется надеяться, что хитрый и мудрый Душан Ивкович знает, как бороться с самоуспокоением. Спуску вряд ли даст. Потому за судьбу армейцев все же спокоен. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.А сегодня вечером свой первый европейский матч проведет новый главный тренер московского «Динамо» Валерий Тихоненко. Основной конкурент ЦСКА в борьбе за первое место в чемпионате России пока не оправдывает надежд болельщиков. Но с приходом нового коуча (израильский специалист Цви Шерф был изгнан в отставку) «Динамо» должно заиграть по-другому.Как в Кубке УЛЕБ, так и в первенстве страны. Первый блин у Валерия Алексеевича не вышел комом. В дебюте он разгромил пермский «УралГрейт» с неприличным счетом.На очереди крепкая команда из Сербии с интересным названием «Рефлекс». Напомним, что в гостях «Динамо» неожиданно уступило. Что будет сегодня вечером, мы узнаем через несколько часов. А любители баскетбола могут лично понаблюдать за москвичами, придя сегодня в 20.00 в Спортивный комплекс на улице Лавочкина. Игра обещает быть довольно интересной.