вс 20 октября 01:53
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Система Борисова

Система Борисова

В Канне журналистки спрашивали, где он научился носить смокинг. А он сшил его специально для кинофестиваля — впервые в жизни

[b]К 70-летию знаменитого актера в издательстве «АРТ» вышли дневники Олега Борисова «Без знаков препинания». Сын актера, режиссер Юрий Борисов, снял по книге фильм «Пришельцам новым». Alter ego Борисова сыграл Евгений Миронов. «Он мне чем-то напоминал меня же самого — еще того, с распахнутыми, доверчивыми глазами», — написал однажды Борисов о Миронове.[/b] [i]Купила дневники Олега Борисова, раскрыла в метро и проехала свою остановку. Между прочим, сам Олег Иванович, посмотрев в студенчестве «Три сестры» Немировича-Данченко, вообще уехал не в ту сторону. На обложке — кадр из фильма «Искушение Б.»: донкихотские усы, борода. Сам Борисов такую фотографию вряд ли выбрал бы — не любил бороды и вообще грима («Это мука»). Вообще к внешности своей относился скептически. Вспоминал, как Мравинский во время первого знакомства принял его за своего нового гэбэшника (правда, порадовался, что «чекист» попался образованный). Грустно шутил по поводу того, что его все время с кем-то путали.[/i] Был беспощаден и к себе и к родине: «В филармонии я начинаю стыдиться собственного лица — оно ведь впитывает окружающую безликость». Но между тем Светлана Крючкова (Аксинья) выпивала 100 граммов, прежде чем идти репетировать-целоваться с Борисовым-Гришкой, — робела; подруги же ей завидовали. А борода, кстати, стала камнем преткновения для роли царя Федора в одноименном спектакле, который хотели поставить специально на молодого Олега Борисова. «Что, ради одного артиста всем бороды клеить?!» — завопил тогда директор Театра имени Леси Украинки. (Товстоногов спустя много лет скажет нечто похожее: «Олег, нельзя же всегда назло всем играть хорошо».) А «мстительный Киев» не прощал успеха, коллеги даже подписали «коллективку» против него. Но Киеву он всегда был благодарен — за дружбу с Виктором Некрасовым, за киевское «Динамо», за свою Аллу (Романовну), которую впервые увидел на фотографии и влюбился, как Мышкин в Настасью Филипповну, по портрету. А что до успеха, то Олег Борисов знал ему цену: «Правильная у Пушкина мысль: любое искусство, имеющее у народа успех, завоевавшее признание, — по сути пошло... Лучше это осознать сразу, не тешить себя надеждой, что своим «подозрительным» кино ты обратишь кого-то в свою веру». Олег Борисов любил устрицы, политые лимонным соком. Из городов — Комарово и Лондон (в Лондоне какой-то кладбищенский бродяга пытался продать ему череп Йорика и ограбить, а когда узнал, что перед ним русский актер, — незаметно сунул ему в карман деньги). Из книг — сочинение трехлетнего сына «Полицейский Жопс-Мопс и убивец Сосис Сардельевич». Достоевского возил с собой по всем гастролям, а с Прустом, признавался, было ему тяжело — «не эстет». Из актерских удач других — Романова в «Живом трупе», «изысканного одиночку» Оскара Вернера в «Корабле дураков», Блинникова, Дика Богарда, Добронравова, Скофилда, Жанну Моро, Смоктуновского в «Идиоте» и, наконец, мальчика из климовской картины «Посторонним вход воспрещен» с его вопросом «Чой-то вы тут делаете, а?» («Попробуй такого переиграй»). Из молодых — Олега Меньшикова, Сергея Курышева в додинских «Бесах» и Евгения Миронова в фильмах Тодоровских. Из музыкантов — Мравинского и Юдину: «На сцене она волховала. Загораживала клавиатуру руками — там, в небольшом пространстве между ними, начиналась варка. Что она варила, я не запомнил — кажется, это был поздний Бетховен. Туман рассеивался через пять минут после того, как она покидала сцену». Попробуйте сказать лучше! Есть в книге, конечно, и байки. Как Павел Луспекаев, например, выпив, звал сатану, чтобы пришел и помог с ролью, а после плакал, что никомуто он не нужен, даже черту. Как Михаил Романов, записывая на телевидении Пушкина, забыл восемь строк и в течение этих восьми строк гениально имитировал отключение микрофона. Или как старая большевичка, оказавшаяся в Смольном вместе с Борисовым, которому должны были присвоить звание, налила себе в пустую сумочку газировки, чтобы дома выпить. Но в основном «Без знаков препинания» — о том, как создавались роли Олега Борисова и чего они ему стоили. С великолепными экскурсами в историю и искусствоведение. С советами молодым актерам (Олег Борисов вообще мечтал преподавать, но в Школе-студии МХАТа ему лишь однажды предложили целевой курс киргизов). С собственной актерской системой (он не то что бы отрицал Систему, а просто указал на ее пределы — когда играл в БДТ «Три мешка сорной пшеницы» по Системе, уже после первого акта никого не узнавал от напряжения и однажды понял, что так больше не выдержит. А все потому, что «Система не дотягивает до уровня трагедии», как говорил любимый борисовский мхатовец Борис Добронравов). Эта книга — о театре и Боге, точнее, о взаимосвязи того и другого, которая подавляющему большинству кажется невозможной.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?