Карта городских событий
Смотреть карту
Борьба с жадностью: почему в России растут цены на продукты
Фото: Алексей Орлов / Вечерняя Москва

Борьба с жадностью: почему в России растут цены на продукты

Экономика

Председатель правительства России Михаил Мишустин назвал жадность некоторых производителей и торговых сетей одной из причин роста цен на продукты питания и пообещал, что правительство обуздает аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе в разных сферах. Однако дело не в желании бизнеса нажиться на простых россиянах, считают эксперты, опрошенные «Вечерней Москвой».

Растут издержки

Как объяснил вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут, цены на продовольственном рынке растут в первую очередь из-за дисбаланса спроса и предложения. Избыточный спрос при этом действительно не всегда обоснован.

— Я бы не стал говорить про жадность производителей. Потому что если рассматривать ситуацию с сельхозпродукцией, особенно полевого растениеводства — зерно, сахар, гречка, то она собирается один раз в год, и потом ее продают. Это не непрерывный цикл в отличие от добычи нефти, — говорит эксперт.

Он отметил, что сейчас выросли практически все цены — на удобрения, на средства защиты растений, на металлы, а значит, и на технику тоже. У бизнеса растут издержки, и производители вынуждены их учитывать, рассчитывая свою будущую доходность.

— Жадность есть там, где есть монопольная ситуация. Монополии на продовольственном рынке у нас нет. Работают сотни заводов и тысячи производителей. Они живут в тех реалиях, которые есть. Кроме того, надо учитывать, что желание производителя поднять цены не означает, что он их поднимет. Ему хочется отработать ту инфляцию, которую мы наблюдаем. А на инфляцию он повлиять не может, — добавил специалист.

Кроме того, по его словам, на рост цен в любом случае влияет и девальвация рубля. Из-за этого те же удобрения выгоднее продавать на экспорт.

Потеря инвестиционной привлекательности

Несколько похожие позиции о продовольственном рынке высказал в беседе с «ВМ» исполнительный директор «Руспродсоюза» Дмитрий Востриков. С его точки зрения, пищевая перерабатывающая промышленность переживает сейчас не самые лучшие времена. Этому способствуют несколько внутренних факторов: рост сырьевой себестоимости, которая зависит от цен на входящее сырье, и стоимости материально-технических ресурсов. Также увеличивается налоговая нагрузка путем различных утилизационных сборов и других платежей.

— У нас сейчас четыре вида прослеживаемости товаров. То, что себестоимость растет, — это факт. С другой стороны, мы имеем не растущие доходы населения и очень неохотный процесс корректировки цен в розничной торговле. Представители розницы видят, что доходы не растут, плюс сейчас правительство следит за ценами. И вот эти условия заставляют от их изменения просто отказываться. А пищевая промышленность оказывается между молотом и наковальней, — объяснил ситуацию представитель отрасли.

По словам Вострикова, сейчас рентабельность предприятий в пищевой промышленности в целом составляет около 3,5 процента, и они теряют инвестиционную привлекательность. Собеседник «ВМ» не исключил, что в этом году каким-то компаниям придется с рынка уйти и ассортимент товаров снизится как таковой.

Все больше на экспорт

Востриков посетовал и на мировой рынок, в который Россия довольно серьезно интегрирована. И тут нельзя не отметить долларовую инфляцию. Ее сейчас оценивают на уровне выше 10 процентов. К американской валюте, как известно, привязаны практически все товары на земном шаре. Правда, здесь, поясняет спикер, дело не только в ее влиянии на стоимость биржевых товаров — зерно, масло, семена, сахар, удобрения, металлы и так далее, но еще и в мерах, связанных с пандемией COVID-19.

— Часть финансовых средств, выделенных в разных странах мира в качестве поддержки населения, так или иначе оказалась на продовольственном рынке. Теперь аналитики Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) наблюдают максимальный рост цен на продовольствие с 2014 года. Вопрос в том, можем ли мы держать у себя низкие цены, когда вокруг они высокие? Боюсь, дальше это может привести только к экспорту продуктов питания как официальному, так и неофициальному, — предположил Востриков.

При этом возможность для мягкого сдерживания цен, по его мнению, все-таки есть — сырьевые товарные интервенции.

— У государства должны быть свои запасы по сырью. В периоды серьезной волатильности можно было бы то же зерно, например, выбрасывать на рынок по более низкой цене и гасить накал страстей. Причем это менее чувствительное вмешательство в бизнес перерабатывающей пищевой промышленности. Такие меры позволяют практически для всех безболезненно стабилизировать рынок, — поделился своим видением эксперт.

Лучше повышать доходы населения

Александр Корбут рассуждает по-другому. Он считает, что государство должно думать об одной вещи — доходах населения и доходах производителей.

— При высоких реальных доходах населения так называемые ценовые шоки заметно влиять не будут. При этом доходы должны расти стабильно. Веерная раздача — тоже хорошо, она снижает бедность. Но действие ее кратковременное, — отметил собеседник «ВМ».

В свою очередь для тех, кто цены повышает необоснованно, существует Федеральная антимонопольная служба. У государства всегда есть возможность прийти с проверкой и при наличии нарушений наложить штраф в размере части оборота компании, резюмировал вице-президент Российского зернового союза.

Читайте также: «Увеличение цен на 20 процентов»: какие продукты могут подорожать в начале лета

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse