Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Комиссия Бахрушинского музея: Пространство кабинета Юрия Любимова требует музеификации

Развлечения
19 марта в Театре на Таганке по приглашению нового директора театра Ирины Апексимовой побывала комиссия Бахрушинского музея, которая оценила состояние мемориального кабинета основателя театра, Юрия Любимова.

Как сообщил корреспонденту «ВМ» Дмитрий Родионов, генеральный директор Бахрушинского музея, общее впечатление от визита такое: пространство требует музефикации и сохранения, но способ решения этой задачи – вопрос дальнейших профессиональных дискуссий и обсуждений.

- Одна часть работы связана со строительной реставрацией, - пояснил Дмитрий Родионов. - Речь идет о поверхности стен, на штукатурке которых оставляли автографы друзья и гости кабинета Любимова. Это оформление всегда было уникальным, ассоциировалось с Юрием Петровичем, с его творческим пространством. И отдельная реставрационная проблема заключается в том, что эти надписи были сделаны в разное время, текст наносился разными материалами. Сегодня в некоторых частях кабинета штукатурка потрескалась и отслаивается, какие-то надписи сегодня уже практически не читаются. И сохранение поверхности стен - серьезная проблема, требующая оперативного решения.

Второй вопрос касается мебели, вещей и предметов интерьера.

- Мы предложили театру сделать музейное описание всего наследия, профессиональную опись, для того, чтобы принималось дальнейшее решение по судьбе кабинета, - говорит Дмитрий Родионов. – Вопрос заключается в том, будет ли это мемориальное музейное пространство, или его лучше «законсервировать», а на основе предметов кабинета сделать экспозицию в другом пространстве, куда можно приглашать большое число людей. Все это вопрос работы.

Также Дмитрий Родионов отметил, что Бахрушинский музей предложил свою помощь театру, однако стратегию судьбы пространства определять будут сам Театр на Таганке и столичный Департамент культуры.

- Мы всячески готовы помогать в этом вопросе, потому что эта история тянется много лет, а практические решения по ней не принимаются, - продолжает Дмитрий Родионов. – И это вызывает беспокойство, потому что чем больше проходит времени, тем больше вероятности, что предметы, имеющие художественную ценность, могут разрушиться или потерять свои характеристики.

На вопрос о состоянии коммуникаций в театре и обстановке в фойе, собеседник «ВМ» дать ответ не смог, подчеркнув, что встреча касалась только кабинета Любимова, и теперь комиссия Бахрушинского музея будет заниматься подготовкой договора по музефикации кабинета Любимова

- Мы встречались только по поводу пространства кабинета Юрия Петровича и того, что там находится, - завершил Дмитрий Родионов. - Вопросы крыши и состояния инженерных систем - компетенция других органов. Сегодня в фойе я не увидел никакой раритетности его оформления. Сейчас там висит выставка Юбилейного сезона, которую сделала группа Юбилейного года. Эскизы Боровского (художник Давид Боровский – соавтор знаменитых любимовских спектаклей, - прим. «ВМ») я видел только в кабинете Любимова, в общественном пространстве я их не видел. Что же касается музейной составляющей, мы готовы помогать Москве с этим вопросом и будем ждать решения руководства театра и Департамента культуры. Мы договорились с директором, Ириной Апексимовой, что подготовим договор по музефикации кабинета Любимова и отдадим эти материалы театру и департаменту. Подготовкой материалов займутся специалисты наших фондов, каждый будет работать по своей специализации, и сейчас трудно сказать, сколько займет времени. Вообще это работа не быстрая, но, надеюсь, к лету мы ее сделаем.

В самом Театре на Таганке прокомментировать ситуацию пока никак не смогли:
- Пока нет результатов работы комиссии, рано о чем-то говорить. Когда появятся результаты, тогда мы сможем их как-то это прокомментировать, - сказали в Театре на Таганке. 

КОММЕНТАРИИ

Алла Демидова, актриса:

- В кабинете Любимова были расписаны все стены. Чего только стоят строки Вознесенского: «Все богини как поганки перед бабами с Таганки». Кто бы ни приходил, главы правительств или просто талантливые люди, расписывались все. Там есть даже автограф Солженицына. В общем, для Бахрушинского музея этот кабинет почти как книга.

Константин Кедров, поэт, друг Юрия Любимова:

- Я думаю, что кабинет нужно оставить мемориальным. Если он будет функционировать, едва ли удастся сохранить его первоначальный образ. Пусть это кабинет будет музеем, но обязательно доступным. Ведь в Москве много памятных мест, о которых никто не знает. Важно сохранить кабинет Юрия Петровича именно таким, каким он был. А это под силу лишь профессиональным музейным работникам.

Вениамин Смехов, советский и российский актёр театра и кино, режиссёр, сценарист, литератор:

- Если пользоваться рекомендациями мудрецов прошлого, то нужно помнить что «всему должна быть названа своя цена». Сегодня, благодаря стараниям некоторых журналистов, люди воспитываются в ненависти. А Театр на Таганке – это любовь. Бахрушинский музей, который сохраняет нашу отечественную культуру - любовь вдвойне. Кабинет Юрия Петровича в свое время находился на грани исчезновения. Когда Любимов был изгнан из страны, партийное руководство попыталось под предлогом расширения Радищевской улицы снести все здание целиком. На защиту театра встали лучшие умы страны. Среди этих людей были и физики-ядерщики, и космонавты, например, Георгий Гречко, и поэты, и режиссеры. Фамилию Любимова тогда говорить вслух было нельзя (как названного врага советской власти). Борьба увенчалась успехом. И здание и кабинет Любимова были сохранены: убедил тот аргумент защитников, что в этом здании в 1920 году выступал товарищ Ленин. Боясь разрушения старого здания, очень хорошие и пожилые люди самостоятельно сфотографировали все надписи на стенах кабинета и даже сделали книгу автографов. Между прочим, это пожилое общество называлось «Совет старых большевиков». С отъездом из странны Любимова (1983г) был фактически завершен золотой век Таганки – и для знатоков искусства, и для мировой театральной антологии.

Все зависит от того, насколько пристально будет контролироваться ремонт. Что касается нынешнего директора Театра на Таганке, Ирины Апексимовой, то я знаю, что она относится к данному вопросу очень бережно. Если говорить про опасения, то они как были, так и остались. Когда великий русский Художник Эрнст Неизвестный покидал страну, он разрисовал внутреннюю часть двери кабинета Юрия Петровича. После того, как Любимов был изгнан из страны, мы узнали от его старшего брата, что он волнуется не столько за стены кабинета, украшенные огромным количеством автографов, сколько за эту самую дверь. Мы даже хотели спрятать ее у кого-то из родственников, настолько она была важна. Но теперь, я надеюсь, что поводов для беспокойства будет меньше. Я надеюсь, что память о великом режиссере будет увековечена достойно и благородно. Уверен, посетителям мемориального кабинета Юрия Петровича будет также важно, что по соседству находилась гримерная Владимира Высоцкого.

Константин Кедров, советский и российский поэт, доктор философских наук:

- Я думаю, что кабинет нужно оставить мемориальным. Если он будет функционировать, едва ли удастся сохранить его первоначальный образ. Пусть этот кабинет будет музеем, но обязательно доступным. Ведь в Москве очень много памятных мест, о которых никто не знает. Важно сохранить кабинет Юрия Петровича именно таким каким он был. А это под силу лишь профессиональным музейным работникам. Что ни говори, а театр – это проходной двор. Кого там только не бывает! Я, допустим, знаю, что из кабинета исчезли подушки с эмблемами театра, стул. Вполне вероятно, что это произошло не злонамеренно, но все равно подобное не очень хорошо. Нужно сохранять то, создавалось с такими страданиями, переживаниями, потрясениями.

Алла Демидова, советская и российская актриса театра и кино, народная артистка РСФСР:

- В кабинете были расписаны все стены. Чего только стоят строки Андрея Вознесенского: «Все богини как поганки перед бабами с Таганки». Кто бы ни приходил, главы правительств или просто талантливые люди, расписывались все. Там есть даже автограф Солженицына. В общем, для Бахрушинского музея этот кабинет почти как книга. Характерно, что кабинет при Любимове никогда не менялся. На его кресле возле стола всегда висел пиджак. И когда Юрий Петрович вернулся из вынужденной эмиграции, то он боялся, что ничего не осталось даже от автографов. Однако зайдя в кабинет, Любимов увидел, что не изменилось ровным счетом ничего. Даже пиджак висел на том же месте.

Александр Ширвиндт, советский и российский актёр театра и кино, театральный режиссёр и сценарист:

- Это кабинет своего рода мемориальная доска. Стены, исписанные автографами, можно было бы вырезать и поставить в каком-нибудь лобном месте. Это целый отпечаток людей, принадлежащих к мировой элите. Вопрос в том, как именно будет функционировать кабинет. Если расположится на пустыре, это одна дело, а если в работающем здании – совсем другое. Главной задачей является сохранить кабинет в любом месте и любом виде. Его можно даже законсервировать до лучших времен. Дело еще в том, что Театр на Таганке сейчас находится в достаточно непонятном состоянии. Ну, а вообще никто, кроме Любимова, этот кабинет занимать не может. Это был бы цирк.

Подкасты