Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

И критикую, и предлагаю

Развлечения
И критикую, и предлагаю
Фото: Максим Кимерлинг/ТАСС

Театральный критик и режиссер Марина Давыдова могла бы перефразировать Чаадаева и сказать: «Я не научилась любить метро с закрытыми глазами». Она побывала во многих мировых столицах, и ей есть с чем сравнить московскую подземку. И не всегда ее признания в любви к нашему метро звучат как дежурные комплименты.

— Марина Юрьевна, какая у вас любимая станция?

— «Маяковская», конечно. Как и у всех. А еще «Новокузнецкая». Для меня всегда были загадкой скамьи — они действительно принесены сюда из разрушенного храма Христа Спасителя? Сочетание этих встроенных, явно созданных не для станции, скамей и мозаик, сделанных в блокадном Ленинграде, будит во мне… «любовь к родному пепелищу», что ли.

— Что вы делаете в дороге?

— Не отрываюсь от мессенджера. Я же главный редактор журнала «ТЕАТР», а его сайт работает как отдельное медиа, так что я дефакто являюсь редактором двух изданий. У меня бесконечная работа.

— Вы отсматриваете много спектаклей. Помните интересные постановки, в которых действие происходит в подземке?

— Чтобы именно действие происходило там — не помню. Приведу другой курьезный пример. Недавно я смотрела в Театре Наций «Покорность» по Мишелю Уэльбеку. В спектакле много видеопроекций. В одном эпизоде герой, профессор Сорбонны, говорит, что недавно ездил во французскую провинцию, зашел в церковь, а там — такие витражи... Идет проекция — и показывают витражи станции «Новослободская»!

— Это французы ставили?

— Нет, наш режиссер. Видимо, искали в интернете картинки по слову «витраж» — и взяли первое, что нашлось. Или самое красивое. В московском метро выразительность высокая, спору нет.

— Особенно в сравнении с парижским…

— В зарубежных столицах никому не приходило в голову строить под землей дворцы. Там метро — голый функционал. Иногда оно бывает опрятным, как в Вене. А иногда как в НьюЙорке — страшноватым, я там и крыс встречала. Но все же кое-чему наше метро должно поучиться у того же парижского, скажем.

— Чему же?

— Заботе о тишине. Мой приятель, много лет проживший во Франции, приехал сюда с двумя детьми, которые родились уже в Париже. И в нашем метро им в первый раз показалось невероятно шумно. Они привыкли к тихим парижским поездам.

— У нас в последнее время тоже такие есть — на Таганско-Краснопресненской, например.

— И это очень хорошо. Хотелось бы, чтобы они стали ходить на всех линиях — в том числе и на Замоскворецкой, на которой я живу.

ДОСЬЕ

Марина Давыдова родилась 27 ноября 1966 года. Окончила театроведческое отделение ГИТИСа (1988). Кандидат искусствоведения (1992). Автор монографий и сборников статей о театре. Главный редактор журнала «ТЕАТР». В 2017 году дебютировала как режиссер спектакля Eternal Russia («Вечная Россия») в берлинском театре Hebbel um Ufer.

Читайте также: Станет героем и карандаш

Подкасты