чт 24 октября 04:46
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Как провалилась миссия Дон Жуана

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Как провалилась миссия Дон Жуана

В Москву столетиями наведывались иностранные купцы, лекари, инженеры, архитекторы и послы

миниатюра

История не терпит сослагательного наклонения, но если бы в XVI веке военный союз Персии, России и Европы состоялся, политическая карта современного мира выглядела бы иначе.

В Москву столетиями наведывались иностранные купцы, лекари, инженеры, архитекторы и послы в сопровождении больших свит. Среди них был человек, вошедший в историю под звучным именем Дон Жуана Персидского. Нет, не за любовные подвиги он получил это имя — четыре века назад, когда происходили все эти события, имя Дон Жуан еще не стало нарицательным. Хотя Дон Жуан Персидский и был, по рассказам современников, весьма хорош собой: строен, с волнистыми волосами, да еще и экзотичен...

Орудж-бек

При рождении (между 1560 и 1567 годами) его назвали Орудж-беком. Он стал приближенным одного из самых прославленных восточных правителей — Аббаса I, единственного выжившего из сыновей персидского шаха Мухаммеда Худабенде. Юношей Аббас взошел на престол и сумел расправиться с теми вождями племен и вельможами, которые рассчитывали сделать из него послушную марионетку на троне, но просчитались — Аббас не стал ни с кем делиться властью.

Неслучайно его в современном Иране называют великим и сравнивают с нашим реформатором Петром I. Аббас унаследовал державу, часть территорий которой была захвачена османами, а отдельные провинции были охвачены мятежами. Орудж-бек принимал участие во всех первых военных компаниях Аббаса. С шахом Аббасом связан проект так и не созданной антиосманской лиги, о котором владыка Персии вел переговоры с российским государем.

Османская империя и ее союзник, крымский хан Ислам Гирей, угрожали России. Еще во времена Ивана Грозного турки пытались захватить Астрахань, а позже требовали, чтобы Москва убрала свои гарнизоны с терскими и донскими казаками с пограничных территорий, угрожая в случае отказа начать войну. В Европе османской армии так и не удалось взять Вену, но победить турок и полностью изгнать их европейским государям тоже не удалось.

Военный союз

Шах Аббас хотел заключить союз против османов с Россией и европейскими королями и императорами, и даже — правоверный мусульманин! — с папой римским. Но с союзниками Аббасу не повезло — каждый из них считал, что он умнее других, и поэтому хотел других перехитрить. К примеру, польский король Стефан Баторий предложил отправиться в поход на Москву, а уж после этого с северо-востока напасть на турецкие владения. Но против этого выступили император Священной Римской империи Рудольф II и испанский король Филипп II…

По велению шаха было сформировано первое европейское посольство (Великое персидское посольство), одним из членов которого был как раз Орудж-бек. Он дал себе слово, что в каждой местности будет описывать увиденное: «Мы тщательно описываем множество стран и различные расы людей, которых мы встретили, отмечая их различные ритуалы и церемонии… только то, что сами видели во время путешествий, ничего не прибавляя, чтобы понравиться, и ничего не убавляя, чтобы не вызвать неудовольствия». Забегая вперед, скажем, что эти записи стали основой книги, прославившей его: трехтомник вышел под названием «История Дон Жуана Персидского».

Во главе посольства был Хусейн Али-бек и четыре знатных перса, в том числе Орудж-бек, секретари и пятнадцать слуг. Вторым главой посольства, несмотря на недовольство персидской знати, Аббас назначил свое доверенное лицо, англичанина Энтони Ширли, которого сопровождали пять переводчиков и пятнадцать английских дворян, которые прибыли вместе с ним и его младшим братом Робертом Ширли в 1598 году в Персию. Братья занимались реорганизацией персидской армии, а Энтони был советником Аббаса в международных делах.

Для европейских владык были заготовлены дорогие подарки, среди которых были и своеобразные: любителю экзотических животных и всего необычного — императору Священной Римской империи Рудольфу II предназначались два белых леопарда-альбиноса и редкие ловчие птицы. Само посольство, насчитывающее 43 человека, передвигалось на лошадях, а посольское имущество и подарки везли на 32 верблюдах. Потом посольство и все, что оно везло, погрузилось на суда и отправилось в плавание по Каспийскому морю, продолжавшееся два с половиной месяца.

Посольству, помимо заключения военного союза против Османской империи, было дано задание наладить свободную торговлю Персии с теми странами, которые помогут шаху в борьбе против турок. А сами персидские послы везли с собой проект договора о союзничестве, который, в случае согласия того или иного европейского короля, могли сразу же подписать с персидской стороны — от имени шаха.

Козни Годунова

В конце 1599 года персидское посольство прибыло в Москву и через восемь дней было принято царем Борисом Годуновым, к тому времени уже несколько лет переписывавшимся с шахом Аббасом на предмет совместных действий против турок.

Орудж-бек в своих записках, содержащих множество уникальных подробностей, описал и церемонию приема посольства Борисом Годуновым: «Когда мы достигли верхнего конца зала, увидели там великого князя; он сидел на троне, на ступенчатом возвышении. Это сиденье было сделано из массивного золота, инкрустированного драгоценными камнями. Великий князь был одет в мантию из золотой парчи, отороченную мехом куницы, застегнутую на множество бриллиантовых пуговиц, и на нем была шапка, имеющая вид митры. В его руке был скипетр, похожий на пастуший посох, и позади князя стояли сорок вельмож, и каждый держал серебряный жезл в руке, который был для них знаком отличия. Кроме того, великий князь брал скипетр с собой, когда отправлялся на войну…»

Но у посольства была серьезная проблема: Годунов, жаждавший, чтобы русское государство стало одним из самых главных в антиосманской лиге, хотел, чтобы шах признал это и не вел переговоры с Европой в обход русского царя. Поэтому приказал следить за Энтони Ширли и собирать о нем сведения на предмет выявления лжи и поиска компромата на британца. Как отмечал в своих записях Орудж-бек, старший Ширли, которому Годунов запретил общаться с английскими купцами, обитавшими в Москве, умудрился продать «подарки шаха христианским принцам», и когда по приказу Годунова начали разбираться, то Ширли, видимо, чтобы отвести от себя подозрения и чтобы его оставили в покое, заявил Годунову, что один из их свиты, августинец преподобный Николау да Мело, везет послания к польскому королю, и по сути он не кто иной, как «предатель и шпион». В результате произведенного у Николау да Мело обыска были обнаружены и переданы для ознакомления Годунову шахские грамоты, адресованные Клименту VIII и Филиппу III, и найдена большая сумма денег — 60 тысяч золотых, что подтверждало подозрение царя, что монах — «предатель и шпион».

В результате деньги были конфискованы, Николау да Мело предан церковному суду и сослан на десять лет в Соловецкий монастырь (на родину Мело так и не вернулся — в 1614 году в Яицке он был сожжен на костре за насаждение католицизма и связь с Мариной Мнишек. — «ВМ»). Но персидскому посольству — остальным его членам — Годунов разрешил двигаться дальше.

Москва

Посольство провело в Москве четыре месяца, и Орудж-бек в своем дневнике уделил внимание русской столице. «Его столица называется Москва, и она очень густонаселенна… само название происходит от реки Москвы, которая омывает город Москву. Река берет свое начало в девяти милях от города, и судоходство по ней затруднено по причине извилистости ее русла, особенно между столицей и городом Коломной… Население города, я подсчитал, составляет 80 тысяч дворов (или 360 тысяч душ) и более. Они живут в отдельных домах с сараями и амбарами, и, следовательно, количество земли, занимаемой здесь людьми, более чем необходимо… Город, однако, не обнесен стеной и стоит на открытой местности, и защитой ему служат болота, реки и лагуны, окружающие его. Огромный дворец (Кремль) окружен стеной, и он настолько обширный, что сам по себе является приличного размера городом. Дворец весь построен из камня и прекрасно сконструирован, особенно царские покои, которые спланированы на итальянский манер».

В Европу

 Посольство двинулось дальше, причем приказом Годунова ему было запрещено направляться в Европу через Польшу. Поэтому персы отправились в Архангельск и на корабле доплыли до устья Эльбы. В июле 1600 года посольство прибыло в Прагу и стало ждать аудиенции у императора Рудольфа II. После нескольких месяцев ожидания император (который находился в депрессии) все же дал ответ персидскому шаху — вместо заключения конкретного договора против общего врага Рудольф II, чья империя уже семь лет находилась в состоянии войны с Османской империей, обратился к Аббасу I с просьбой начать военные действия против османов летом следующего 1601 года.

Так что договор не был заключен, и посланцы шаха отправились дальше, побывав в Германии и Италии, где были встречены знатными европейскими вельможами, побывали на устроенных в их честь торжественных приемах, вручили свои подарки и получили ответные для шаха. Зато посольство, прибывшее в декабре 1600 года в Рим, удостоил аудиенции новый римский папа Климент VIII, который 2 мая 1601 года дал Аббасу обстоятельный письменный ответ и предлагал владыке Персии немедленно напасть на турок, и тогда начнут боевые действия и европейские короли. Но обещать помочь в войне — это не значит сделать, и персы это понимали.

Осенью 1601 года посольство отправилось ко двору испанского короля Филиппа III. Переговоры вел королевский фаворит Франсиско Гомес де Сандоваль-и-Рохас, без которого не обходилось ни одно важное дело.

Герцог, настроенный против антиосманской лиги (Испания вела разорительную войну с Нидерландами, и денег на еще одну войну в казне просто не было), предложил продолжить переговоры «потом». Миссия персидского посольства провалилась, а для возвращения домой им был предоставлен испанский корабль, на котором в начале 1602 года дипломаты из Лиссабона отплыли на родину.

Но уже не в полном составе: часть осталась в Испании и приняла христианство — среди них и Орудж-бек. Как он пишет, их было пятеро: прежде всего, он сам, причем его крестной матерью была жена Филиппа III, Маргарита Австрийская.

После крещения Орудж-бек принял имя Дон Жуан Персидский. Но самым первым крестился секретарь и племянник посла Аликули-бек, и ставший его крестным отцом король Филипп III дал ему имя Дон Филипп Персидский. Вторым крестился третий секретарь Буньядбек, принявший имя Дон Диего Персидский.

Книга

 В 1604 году в Вальядолиде, тогдашней испанской столице, вышли записки Дон Жуана Персидского, в которых не было ни описания сказочных восточных приключений, ни европейской романтики плаща и шпаги — только увиденное им за время долгого путешествия. Хотя наверняка не все. Ведь есть версия, что редактировал эти записи перед тем, как они были опубликованы, один из высокопоставленных деятелей Ордена иезуитов, который убирал то, что считал неблаговидным.

Вскоре после того, как закончил свои записки, Дон Жуан Персидский, как указывается в ряде старинных испанских документов, погиб. По одной из версий — на дуэли с некой высокопоставленной особой, по другой — в уличной стычке.

(Вот это вполне соответствует нашим представлениям о человеке, носившем столь громкое имя.) Впрочем, некоторые считали, что он остался жив и отправился в дальнейшие странствия, где бесследно исчез.

О Дон Жуане Персидском накрепко забыли на три века, а потом, когда в 1926 году нашли испанский раритетный экземпляр книги и перевели на английский, она стала исторической хроникой. Теперь книга переведена на несколько языков и издана в разных странах — в том числе как память о несбывшемся военном союзе Востока и Запада и московских впечатлениях четырехсотлетней давности.

Об авторе

Алекс Громов — историк и писатель, автор двух десятков книг. председатель жюри премии Terra Incognita.

Читайте также: Какой вклад в экономику Москвы внесли выходцы из немецких земель

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга