сб 19 октября 03:21
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Актриса Дарья Урсуляк: Всегда найдутся люди, которые скажут: «Как тебя земля носит?»

Актриса Дарья Урсуляк: Всегда найдутся люди, которые скажут: «Как тебя земля носит?»

Дарья Урсуляк играет одну из главных ролей в сериале «Дылды»

Предоставлено пресс-службой телеканала СТС

Новый сериал «Дылды» выходит 7 октября на канале СТС. Дарья Урсуляк, исполнившая в нем одну из ролей, рассказала в интервью «Вечерке» о своей новой работе.

Новый комедийный сериал «Дылды» — веселая история про незадачливого волейбольного тренера (Павел Деревянко), которого отправляют «в ссылку» в женскую команду маленького городка.

— Дарья, само название «Дылды» вас не смущает? Не слишком обидное?

— Смущает, но я смирилась. Оно звучное, привлекает внимание. Есть надежда, что содержание компенсирует такое лихое и резкое название. (Улыбается.) Но, учитывая жанр, почему бы не «Дылды»? Это же комедия.

— Что вы знали про волейбол до съемок в фильме? Смотрели, интересовались?

— Я, откровенно говоря, и сегодня не очень много знаю про волейбол. (Улыбается.) Никогда не интересовалась и всегда была от этого далека, по-моему, это не мой вид спорта. Но когда к нам на съемки приходила команда бывших волейболисток, они меня потрясли. Это была сцена, когда к матери героя Паши Деревянко приезжают ее боевые подруги по волейбольной команде. Они меня поразили своей физической и психологической формой — прекрасные, молодые, красивые женщины. С очень светлыми лицами.

— А как складываются ваши отношения со спортом? Занимались чем-нибудь в детстве?

— Занималась чем-то похожим на бальные танцы. (Улыбается.) Тогда было другое время, не было такого фанатизма, как сейчас — отправлять детей с трех лет во все кружки. Что было под рукой, туда и ходила. Зато наверстываю сейчас, спорт стал очень важной частью моей жизни. Занимаюсь всем, чем можно, всем, что поддерживает здоровое тело, а там, может, и дух подтянется.

— Как вам Павел Деревянко в качестве волейбольного тренера?

— Паша во всех качествах мне чрезвычайно приятен. Он и меня «тренировал» параллельно — очень помогал, подсказывал. Это вообще одна из самых приятных встреч на площадке. К тому же крайне ценное приобретение для проекта в целом.

— У него, говорят, отличное чувство юмора и веселый характер. Не подшучивал над вами в кадре?

— Смеялись мы много, но поскольку Паша невероятно профессиональный человек, то балуется чаще между дублями.

— Вам нравится работать в комедийных проектах? Есть любимая комедия?

— Мне интересен комедийный жанр, потому что я мало в нем работала. И кажется, зря, так как он мне ближе, чем драмы и мелодрамы. Но работать в комедии, на мой взгляд, сложнее. Из комедийных проектов мне ужасно нравится британский сериал «Дрянь» (в оригинале — Fleabag). Автор сценария и исполнительница главной роли — совершенно невероятная Фили Уоллер Бридж. При этом я и Гайдая с Рязановым люблю. Но вообще мне нравится юмор без купюр, когда это отчаянно, жестко, когда юмор языковой, а не ситуационный.

— Ваша героиня в фильме перфекционист-проректор. А вы в жизни не страдаете от желания сделать все идеально, безошибочно?

— Мне кажется, я уже близка к тому, чтобы принимать несовершенство любой ситуации, тем не менее перфекционизм во мне есть, просто он живет какой-то скрытой жизнью. Я по-прежнему борюсь за то, что мне важно, и вижу все в черно-белом цвете. Но я это даже от себя скрываю.

— У вас много прекрасных ролей в кино, но есть две особенно интересные работы: Наталья Мелехова из «Тихого Дона» и Ксения Годунова в сериале «Годунов». Очень трагические женские судьбы. Интересно было «покопаться» в этих образах? И какая из героинь вам наиболее близка?

— Честно говоря, мне не близка ни одна, ни вторая. Когда я играла у папы (отец актрисы — кинорежиссер Сергей Урсуляк — прим. «ВМ») в «Тихом Доне», это было в новинку. И я как-то не рассчитывала, что мне впоследствии и в других картинах придется играть похороны всех родственников, смерть ребенка, войну и голод. Не могу сказать, что мне близки святые, мироточащие женщины. Но тут все неоднозначно, потому что, когда в кино играют хороших, положительных героинь — это чаще выглядит фальшью и лажей. По крайней мере, я это всегда чувствую и раздражаюсь. Поэтому думаю: «Уж лучше я, чем кто-нибудь другой». (Улыбается.)

— К чему больше было придирок у критиков: к вашей работе над ролью Натальи Мелеховой или к вашему исполнению Ксении Годуновой?

— С точки зрения зрительского восприятия — ты никогда не знаешь, откуда тебе прилетит. По поводу «Тихого Дона» меня критиковали, во-первых, потому что произведение уже экранизировалось до этого дважды, было с чем сравнивать. Во-вторых, режиссер — мой отец, а тут я еще! Про «Годунова» говорили, что я не Ксения, не Годунова, не русская красавица… Да что угодно. Оказалось, все жили при Годунове и помнят, как выглядела Ксения. (Улыбается.) Я уже привыкла: что бы ты ни сделал, всегда найдутся люди, которые скажут: «Как тебя земля носит?». Так что обращать внимание на то, что про тебя говорят, — дело рискованное.

— А работы свои вы пересматриваете, самокопанием занимаетесь?

— Смотрю, потому что так я в состоянии понять, где работаю точно, где нет. Даже если мне не нравится и я уже ничего не переделаю, есть возможность провести работу над ошибками.

— В вашей театрально-киношной семье вас больше хвалят или критикуют?

— У нас не приняты комплиментарные отношения. Кто бы что ни сделал, мы все хотим, чтобы у него получилось еще лучше. Похвалить всегда найдутся идиоты. (Улыбается.) Я могу, конечно, поспорить с мнением родителей, но это скорее защитная реакция. Мы обсуждаем работы всех членов семьи, даже папе достается. У нас нет священных коров.

— Когда выбираете сценарии, соглашаетесь на роли в театре, есть люди, на чье мнение вы ориентируетесь в первую очередь?

— Это прежде всего мое собственное мнение. Я достаточно лояльна, но есть вещи, которые я бы делать не хотела. Или мне кажется, что их делать не надо. Ну и еще есть человека два-три, перед которыми я почему-то чувствую творческую, профессиональную ответственность. Их голосами говорит внутри меня моя совесть.

— Если кто-то из этих людей скажет: «Не снимайся в этом фильме», вы послушаете?

— Прелесть этих людей в том, что они никогда так не скажут. Они не мыслят категорично. Если я буду знать об их сомнениях, этого мне будет достаточно.

— Вы не сразу пошли в театральный вуз, а поступили на историко-филологический факультет РГГУ. Повлияло на ваше решение нежелание папы, чтобы его дочки были актрисами?

— Нет-нет, родители никак не влияли на это.

— Это не было подростковым протестом? Вся семья в кино и театре, а я вот пойду другой дорогой!

— Нет, я совершенно искренне, со всем своим юношеским максимализмом и идиотизмом была увлечена поступлением на историко-филологический факультет. Я очень хотела там учиться.

— Когда поняли, что пора уходить в актрисы?

— Когда стало понятно, что надо быть счастливым хотя бы в этом вопросе — ты должен быть на своем месте. А я себя так не ощущала.

— А Щукинский театральный институт был выбран целенаправленно?

— Я поступила в три вуза, точнее дошла в них до конкурсов. Ну, это никак не говорит о моей крутизне. Это было мое второе высшее образование, оно платное, а на платное кого только не берут. (Улыбается.) Но пошла я в Щукинское училище, несмотря на то, что изначально этого не планировала. Я пришла туда, чтобы размяться и, что называется, обкатать программу. Ну не идти же туда, где мама и папа учились! В тот год набирал курс Владимир Владимирович Иванов, с которым мы не были знакомы. И когда я его увидела, мне страшно захотелось, чтобы он меня взял к себе на курс.

— Во время учебы громкая фамилия вам помогала или больше мешала?

— Мне никогда это не помогало. Это просто момент повышенного интереса, совершенно ненужного, ничем не объяснимого и очень обывательского. Зато дальше все по-честному. Тех, кто меня не берет в проект, слава богу, не интересует, кто там мои родители. И надеюсь, что те, кто работает со мной, делают это не потому, что «мама такая хорошая, про паровоз поет».

— Как вы относитесь к выражению «служить в театре»?

— «Служить в театре» и «театр — дом» — на этих фразах у меня случается идиосинкразия. Но я очень люблю театр «Сатирикон», в котором работаю, и для меня это не меньше, чем «служу». Я бы с удовольствием вообще не вылезала из театра, если бы он обеспечивал мне достаточную занятость и финансовую стабильность. Но это, к сожалению, по ряду причин невозможно. Или пока невозможно.

— Сейчас наше сериальное производство бурно развивается. Как вам кажется, догоним мы Запад в этом смысле?

— Это последнее, что меня волнует, — чтобы было, как там. Пусть у нас будет, как у нас, главное, чтобы было развитие, качественное изменение. И я вижу его и в тех сценариях, которые приходится читать, и в тех сериалах, в которых снимаюсь. Мне очень многое стало нравиться.

— А от какого сценария вы бы отказались сразу?

— Я бы сказала, что от неталантливого и бессмысленного, но с этим легко ошибиться. Я редко сразу говорю нет...

— Вашей дочке Ульяне три года. Как вы относитесь к модному сегодня раннему развитию детей?

— Я доверяю исключительно своим ощущениям и своему ребенку, потому что количество тезисов, антитезисов, теорий воспитания зашкаливает: Монтессори, Вальдорфская школа… На каждый вопрос можно найти множество ответов, порой противоположных. Поэтому стараюсь исходить из того, как складывается наша с дочкой жизнь.

— В ближайшее время в каких еще проектах увидят вас поклонники?

— В очередной части сериала «Мосгаз», которая называется «Формула мести». Вообще этот сезон для меня обещает быть насыщенным. А там посмотрим.

ДОСЬЕ  

Дарья Урсуляк родилась в 1989 году в семье кинорежиссера Сергея Урсуляка и актрисы Лики Нифонтовой. В 2014 году окончила Театральный институт имени Бориса Щукина. С 2013 года — актриса театра «Сатирикон». Зрители могли видеть ее в спектаклях «Ромео и Джульетта», «Чайка», Game over, «Однорукий из Спокана», «Человек из ресторана». В фильмографии актрисы более 10 работ, самые известные из которых — в сериалах «Тихий Дон» и «Годунов».

Читайте также: Актер Сергей Ли: Москва любит талантливых, пылких, страстных

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?