- Выключить коронавирус

Проблема дефицита решена. Столица обеспечена масками, антисептиками и лекарствами

Сергей Собянин отметил важность голосования по Конституции 1 июля

Анастасия Ракова: Говорить об окончании эпидемии COVID-19 в Москве рано

Вирусолог объяснил, когда в Москве отменят масочный режим

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Московские парки подготовились к приему посетителей с 1 июня

Один звонок может спасти чью-то жизнь

«Докторша или женщина-врач»: когда Россия заговорит на языке феминитивов

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Что будет с ценами на смартфоны и мобильную связь после пандемии

Экономика или здоровье людей: Познер объяснил, что важнее для России в период пандемии

Доктор Комаровский опроверг очередной миф о профилактике коронавируса

«То же самое, что покинуть ООН»: что станет с ВОЗ после выхода из нее США

«Государство нас не ласкает»: зачем артисты обращаются за господдержкой

Тишковец рассказал, когда в Москву придет устойчивое теплое лето

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Мясников объяснил, как болезнь Моне повлияла на творчество художника

Проблема дефицита решена. Столица обеспечена масками, антисептиками и лекарствами

ФОТО: mos.ru / Официальный сайт мэра Москвы

После введения масочного режима 97 процентов москвичей без напоминания надевают средства защиты при посещении магазинов. Об этом сообщил глава Департамента торговли и услуг Алексей Немерюк. О том, хватит ли людям средств защиты, о помощи врачам и борьбе со спекулянтами рассказал руководитель территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Москве и Московской области Андрей Плутницкий.

— Андрей Николаевич, как изменился формат работы Росздравнадзора в связи с пандемией коронавируса?

— Честно говоря, в плане организации труда — никак. Мы не стали переводить наших сотрудников на удаленный режим работы. Дело не в том, что мы безответственно относимся к их здоровью. Просто у нас нет такой возможности.

Наши сотрудники работают со служебными документами, которые подлежат обработке только на территории организации. Кстати, некоторые мои коллеги, чтобы снизить риск инфицирования своих родных, сейчас живут отдельно от семей. Так что мы тоже, можно сказать, находимся на передовой борьбы с коронавирусом.

— А работы в связи с пандемией стало намного больше?

— Сейчас нагрузка на нашу службу существенно возросла, и каждый сотрудник на вес золота. Несмотря на то что постановлением правительства России были остановлены все плановые проверки, за исключением предлицензионных и случаев причинения вреда здоровью, у нас появилось много работы другого рода. Например, мы проверяли все больницы, где планировалось лечить пациентов с коронавирусом, на соответствие минимальным требованиям.

Наши сотрудники уже завершили 61 проверку по летальным случаям среди пациентов с коронавирусной инфекцией. Но это далеко не предел, работа продолжается. Всего таких проверок организовано 107 Кроме того, сейчас наша организация проверяет качество оказанной медицинской помощи по каждому летальному случаю пациентов с коронавирусом. Продолжаются проверки случаев причинения вреда здоровью и жизни людей с разными заболеваниями — здесь мы сотрудничаем со Следственным комитетом России, идут административные расследования. А еще сейчас появилось много мошенников и спекулянтов, которые пытаются заработать на коронавирусе и страхе людей перед пандемией.

— Действительно, многие люди жалуются, что цены, например на медицинские маски и антисептики, сегодня очень сильно завышены…

— С одной стороны, стоимость медицинских масок и антисептиков не фиксированная. Да и торговые надбавки никакого ограничения не имеют. Но, конечно, такой резкий скачок цен вверх — это ненормально. Поэтому, когда в нашу службу поступают сообщения о подобных случаях, мы обязательно подключаем Федеральную антимонопольную службу России. Ведь это вопрос, который касается конкурентной политики и регулирования рынка.

— Во время пандемии в интернете появилось много рекламы различных препаратов, которые якобы излечивают от коронавируса. А недавно сотрудники Росздравнадзора выявили лабораторию, где нелегально изготавливали подобные лекарства. Как боретесь с такими нарушителями?

— Что касается рекламы, то мы и самостоятельно принимаем меры, и привлекаем иные государственные структуры. Как только стала распространяться информация о начале пандемии, некоторые частные медицинские клиники решили схитрить и стали продвигать свои услуги как безусловный метод диагностики новой инфекции. В число таких услуг попала, например, магнитно-резонансная томография. Это обследование никоим образом не поможет выявить, болен человек коронавирусом или нет, но руководители нескольких частных клиник решили воспользоваться страхом людей и подзаработать побольше денег. Естественно, мы отреагировали на каждый такой случай. Совместно с антимонопольной службой мы выдали клиникам-нарушителям соответствующие предупреждения.

— Но это похоже на мошенничество. Вы не передали дела в правоохранительные органы?

— Нет, потому что основной приоритет нашей работы — не наказание, а предотвращение вреда и профилактика. Мы активно пользуемся этими инструментами, в том числе во время пандемии коронавируса. Да и нам не пришлось передавать дела в другие ведомства, потому что наш метод сработал: заметьте, сейчас такой рекламы мы уже не наблюдаем. Наши меры оказались достаточно эффективными, потому что предупреждения не только пресекли уже существующие факты спекуляции, но и послужили наглядным примером нашей работы для руководителей других частных клиник. Мы дали понять, что рынок все еще под надзором и спекуляции не останутся безнаказанными. Но таких нарушений в Москве было немного: из порядка 9000 частных организаций, которые имеют медицинскую лицензию, подобные факты выявили только в десяти учреждениях. А что касается нелегального производства или продвижения лекарственных препаратов, якобы помогающих победить коронавирус, то все материалы о таких случаях мы, конечно, передаем в правоохранительные органы, потому что подобные нелегальные производства несут серьезную угрозу жизни и здоровью людей.

— В интернете есть сообщения о том, что некоторые клиники пластической хирургии до сих пор делают операции пациентам. Как вы можете это прокомментировать?

— Тут нужно рассматривать каждый конкретный случай. Ведь пластические операции тоже могут быть экстренными. Если, например, произошел разрыв импланта или нагноение, то операция необходима, потому что это угрожает жизни и здоровью пациента. В таком случае врачи обязаны проводить хирургические вмешательства. Но если пациентов продолжают принимать без особых оснований, конечно, это нецелесообразно. Пока в нашу службу не сообщали о таких нарушениях. Мы можем получить подобную информацию как от самих граждан, так и от коллег из других ведомств. Как только поступит сообщение, появятся основания для проверки.

— Вы говорили о проверках больниц. Каким минимальным требованиям должен соответствовать медицинский центр, чтобы там можно было лечить пациентов с коронавирусом?

— При проверке готовности медицинских организаций к приему больных новой инфекцией мы в первую очередь обращаем внимание на наличие необходимого оборудования, например аппаратов искусственной вентиляции легких, и лекарств. Еще для нас очень важно, чтобы в больнице были созданы все условия для безопасности не только пациентов, но и самих врачей. Я имею в виду не только достаточное количество средств индивидуальной защиты, таких как маски, перчатки, специальные костюмы и дезинфицирующие средства, но и общие условия труда. Во время проверок мы обращаем внимание даже на то, чтобы в здании больницы было достаточное количество санитарных комнат и помещений для отдыха. Ведь врачам сейчас сложно не только физически, но и морально, и надо создать для них все условия, чтобы исключить дополнительное психологическое давление на медперсонал.

— Обеспечены ли сегодня врачи и другие медработники всеми необходимыми защитными средствами? Хватает ли масок, антисептиков и защитных костюмов?

— Определенный дефицит и сложности со снабжением, конечно, были, особенно в самом начале пандемии коронавируса. Но Министерство здравоохранения и правительство Москвы предприняли беспрецедентные меры, чтобы обеспечить всех медиков средствами защиты. На данный момент ситуация нормализовалась. Но мы продолжаем постоянный мониторинг наличия лекарств, средств защиты и дезинфекции в больницах. Это тоже огромный пласт работы, который лег на плечи наших сотрудников. Сейчас они собирают и обрабатывают информацию о том, где лечат пациентов с коронавирусом, которую им предоставляет персонал больниц. Все эти сведения мы передаем в Росздравнадзор России, оттуда их направляют в Министерство здравоохранения. А там уже на совещаниях на основании полученных данных принимаются важные управленческие решения.

— Если пандемия продлится, хватит ли средств защиты, чтобы обеспечить ими и медработников, и население?

— Конечно, производство масок и антисептиков не было рассчитано на такой спрос. Но мощности предприятий постоянно наращиваются. Я думаю, что масок, антисептических средств и лекарств хватит всем. Кстати, дефицит средств защиты в начале пандемии был связан не только с тем, что профильные производства не справлялись с внезапной огромной нагрузкой. В конце марта в Москве сложилась парадоксальная ситуация: некоторые аптечные сети просто-напросто не хотели брать в продажу маски и антисептики из-за высокой закупочной цены. Но стоимость их выросла не просто так. Дело в том, что исходный материал для производства тоже подорожал. Чтобы исправить сложившуюся ситуацию, нам потребовалось проводить встречи с представителями аптечных сетей и объяснять, что им целесообразно продавать маски и антисептики людям.

Нам хватит средств защиты до конца пандемии, потому что сейчас в больших объемах начали производить и санитарно-гигиенические маски. Они, конечно, не совсем равноценны медицинским, но тоже обладают определенной барьерной функцией. Так что появляется даже выбор.

— К слову о наращивании мощностей… Сейчас некоторые непрофильные компании тоже начинают производить маски и антисептики. Законно ли это?

— На самом деле такие предприятия не обязаны информировать нашу службу о том, что они начали производить эти изделия. Ведь чтобы изготавливать санитарно-гигиенические маски, специальная медицинская лицензия не нужна.

Так что, я думаю, что это даже хорошо. А если на таких предприятиях, например, шьют маски с интересным дизайном, это еще лучше. Потому что это побуждает молодежь купить такое изделие и тем самым защититься от инфекции.

Ведь маски нужны не только для того, чтобы не вдохнуть вирус самому, но и чтобы не заразить окружающих людей в случае бессимптомного протекания болезни. Поэтому, я думаю, это даже правильно.

— Следит ли Росздравнадзор за качеством подготовки и квалификацией медицинского персонала, который работает с больными коронавирусом?

— Конечно! На портале непрерывного медицинского образования для врачей созданы специальные обучающие модули, посвященные коронавирусной инфекции. Там в емкой и доступной форме изложены все известные подходы к профилактике, диагностике и лечению новой болезни. Эти модули постоянно обновляются. Если посмотреть динамику развития лечебных подходов, то можно заметить, что количество используемых методов лечения и препаратов увеличивается, появляются новые данные, используются наработки и исследования как российских врачей, так и их зарубежных коллег, которые уже пережили пик коронавируса. Поэтому медперсонал обязательно изучает все имеющиеся сведения, и каждый сотрудник сдает тестирование по итогам обучения. После прохождения курса врачи получают специальный электронный сертификат, подтверждающий их квалификацию для работы с пациентами с коронавирусом. Кроме того, мы принимаем активное участие в проведении экзаменов для студентов медицинских вузов, которые получают допуск к работе с больными новой инфекцией в качестве среднего медперсонала.

— Сейчас больше всего говорят о коронавирусе. Но ведь это не единственная причина, которая может привести к смерти пациентов. Как сейчас заботятся о людях с другими серьезными заболеваниями?

— О таких пациентах ни в коем случае не забыли.Просто изменились схемы маршрутизации людей с инфарктами, инсультами, онкологическими заболеваниями. Если раньше таких пациентов лечили практически в любой больнице города, то теперь их просто везут в определенные медорганизации, которые не работают с зараженными коронавирусом. Там пациентам оказывают всю необходимую медицинскую помощь. Кроме того, людям, которые вынуждены принимать особые лекарства, их по возможности выдали с запасом на три месяца вперед. Организованы системы адресной доставки препаратов для определенных категорий хронических больных. Это сделали для того, чтобы снизить риск инфицирования этих людей при посещении поликлиник и аптек. Так что все, что происходит сейчас в мире и конкретно в Москве, мне кажется, формирует новую реальность в плане организации оказания медицинской помощи населению. Многие аспекты пересматриваются в экстренном порядке, улучшаются, подходы становятся более рациональными. Вероятнее всего, все эти изменения сохранятся в долгосрочной перспективе после пандемии.

СПРАВКА

Андрей Николаевич Плутницкий родился 23 августа 1980 года. С отличием окончил Северо-Осетинскую государственную медицинскую академию по специальности «лечебное дело». Позже учился в Российском экономическом университете имени Г. В. Плеханова по специальности «финансы и кредит» и в Российском государственном социальном университете по специальности «юриспруденция». В 2011 году окончил Российскую академию государственной службы при президенте Российской Федерации по специальности «государственное и муниципальное управление».

Андрей Николаевич защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук «Научно-методическое обоснование определения приоритетных направлений развития здравоохранения территории». Научно-педагогический стаж — шесть лет. Автор более 60 печатных работ, в том числе двух учебно-методических пособий.

ВАЖНО

Чтобы средства индивидуальной защиты были эффективны, нужно носить их правильно. Необходимо помнить, что нельзя пользоваться одной и той же маской более двух часов подряд.

Какой стороной внутрь носить медицинскую маску — непринципиально. Главное, чтобы она плотно прилегала к лицу около рта и носа. Чтобы вирус не проник под нее, важно не оставить зазоров.

Еще одно правило — нельзя касаться поверхности маски даже при ее снятии. Если вы все-таки дотронулись до нее, нужно тщательно вымыть руки с мылом или продезинфицировать их антисептическим средством. После истечения срока использования маски следует немедленно ее утилизировать.

Читайте также: Москвичам напомнили правила утилизации масок и перчаток

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

82239  +2060 (за сутки)

Выздоровели

183088 2297 (за сутки)

Выявлено

2624 +71 (за сутки)

Умерли

Анастасия Заводовская

Отчаявшиеся домохозяйки

Мехти Мехтиев

Рубль завоевывает позиции

Александр Лосото 

Кому и сколько должен врач

Николай Малышев, врач-инфекционист

Пика заболеваемости в Москве не было

Илья Переседов

Был Роскосмос, стал Росгрусть

Александр Хохлов 

С нами Бог и два парашюта

Полина Алексейчук

Маша съехалась с узбеком

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

27 мая – День библиотекаря и борьбы с рассеянным склерозом