Андрей Житинкин: Я единственный режиссер, которого Люся Гурченко выдержала больше одного раза
Фото: Антон Кардашов / АГН «Москва»

Андрей Житинкин: Я единственный режиссер, которого Люся Гурченко выдержала больше одного раза

Интервью

Пьеса шведского драматурга Лукаса Свенссона, по которой ставится спектакль, посвящена одному из ключевых событий Второй мировой войны — переговорам лидеров великих держав в Ялте в феврале 1945 года. Сталина будет играть Василий Бочкарев, Рузвельта — Борис Клюев, Черчилля — Борис Невзоров. Спектакль был запланирован к юбилею Победы, но планы нарушил карантин.

— Андрей Альбертович, когда вы остановили репетиции?

— В начале апреля, когда начались уже совсем жесткие ограничения. В пьесе много двойных ночных сцен. В каждой из них соответственно Сталин, Руз-вельт или Черчилль со своим референтом готовится к утренним переговорам, размышляет, как перехитрить остальных участников коалиции, склонить их на свою сторону. Так что я до последних дней вызывал в театр по два человека. И мы замечательно репетировали: аудитория большая, так что нужное расстояние соблюдалось. В августе работа возобновится.

— Не думали сократить время простоя, общаться через какие-нибудь онлайн-платформы?

— В скайпе можно что-то объяснить или показать. Но репетировать по скайпу невозможно — расстояние разрушает природу театра, нет энергетического обмена.

— Почему вы сами не выходите на сцену в своих спектаклях? Вы же интересный актер. Мне так нравится, как вы сыграли писателя Чурменяева в сериале по роману Юрия Полякова «Козленок в молоке»...

— Да, «Козленок в молоке» —очень яркая сатирическая история. Я постоянно слышу на гастролях то в Америке, то в Германии от наших эмигрантов: «Ой, у меня лежит диск с этим фильмом...» Я получил в Щукинском училище два образования, и первое из них — актерское. Еще на четвертом курсе снялся в комедии «Берегите мужчин». Я там неузнаваем: худенький молодой человек с голубыми глазами. Сейчас я снимаюсь редко, но иногда просто не могу отказать. Я знаю, почему меня зовут: я очень покладистый актер, никогда не спорю с режиссерами. Потому что изнутри знаю, какая это тяжелая профессия. Кстати, некоторые из моих экранных героев — режиссеры. В «Удачном обмене» я фактически снялся в роли самого себя. А в фильме «Искушение Дирка Богарта», снятом для британского телевидения, я сыграл Лукино Висконти. Мне зачесали назад и набриолинили волосы, дали сигару, агатовый перстень — все, как он любил. Я посмотрел в зеркало и оказалось, что я очень похож.

— Так сыграли бы и на сцене! Вон Олег Ефремов и театром руководил, и спектакли ставил, и участвовал в них как актер.

— Да, Олег Николаевич был играющий тренер. А я в свое время резко принял решение в театре навсегда пересесть в другое кресло. Я — режиссер скорее захаровского типа. У Марка Анатольевича ведь тоже было актерское образование, но он старался ничего не играть.

— Чем еще вам близок пример Марка Захарова?

— Его концепцией «публичного режиссера». Он когда-то сказал мне: «Андрей, я не буду держаться в тени, как другие режиссеры. Я буду заниматься пиаром «Ленкома», ведь это привлекает внимание к театру вообще». Я тоже решил, что стану «публичным режиссером», буду не стесняться рассказывать о своих постановках, репетициях, премьерах. Я охотно снимаюсь в передачах и документальных фильмах, рассказываю о великих актерах, с которыми работал: Иннокентии Смоктуновском, Юрии Яковлеве, Людмиле Касаткиной, Элине Быстрицкой. С Люсей Гурченко я сделал четыре проекта в театре. Я единственный режиссер, которого она выдержала больше одного раза. Сейчас какая-то очень хорошая волна: много снимается документальных фильмов о наших актерах, некоторые каналы даже пускают их в прайм-тайм. Видимо, это из-за ностальгии по советскому кино. Оно было не только нравственное, но и почти полностью авторское. Не в смысле, что все были, как Тарковский, а в смысле, что не было такого количества однотипных безликих сериалов.

— А сейчас у кино плохие времена?

— На мой взгляд, не лучшие. А вот театры накануне пандемии были набиты битком. В том числе и на моих спектаклях — а я не люблю студийные, лабораторные постановки, я предпочитаю большие залы. В театре можно забыть о своих проблемах или, наоборот, разобраться в себе и избавиться от комплексов. Там можно испытать что-то, чего нет в жизни и чего нельзя вытащить из книг. И надо не забывать напоминать об этом.

СПРАВКА

Андрей Житинкин родился 18 ноября 1960 года во Владимире. Окончил актерский (1982) и режиссерский (1988) факультеты Высшего театрального училища имени Щукина. Поставил более 70 громких спектаклей в Театре имени Ермоловой, Театре Моссовета, Театре на Малой Бронной, Малом театре, а также в других городах России и за рубежом. Народный артист России (2007).

Читайте также: «Мужики ей всегда мешали»: экс-стилист Пугачевой высказался о личной жизни Лолиты

Google newsGoogle newsGoogle news