Карта городских событий
Смотреть карту

Спал на вулкане и жил в диких племенах: тревел-блогер Дмитрий Лукьянчук — о том, как объехал 151 страну

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Интервью
Спал на вулкане и жил в диких племенах: тревел-блогер Дмитрий Лукьянчук — о том, как объехал 151 страну
Фото: instagram.com/dmitry.lukyanchuk

Чему москвичам стоит поучиться у жителей африканских племен, как перестать бояться экстрима и с чего начать путешествовать туристу-новичку? На эти и другие вопросы в интервью «Вечерней Москве» ответил тревел-блогер Дмитрий Лукьянчук, за приключениями которого следит миллионная аудитория в Instagram.

«Страны сами выбирают меня»: как путешествует тревел-блогер Дмитрий Лукьянчук

— Дмитрий, глядя на ваш блог, кажется, что пандемия почти не изменила ваши планы. Как вам удается активно путешествовать, несмотря на действующие в мире ограничения?

— Я следую существующим правилам въезда во все страны, но иногда «закрытые границы» — это просто миф. С пересадками можно добраться практически до любого места планеты. Пандемия — это не тупик для путешественников. Достаточно не посещать закрытые страны, а в открытых — действовать законно.

— Каким образом вы выбираете направление для очередной поездки?

— Раньше я действительно выбирал направления: у меня был список стран, которые я бы хотел посетить. Теперь страны сами выбирают меня, а не я их. Просто оцениваю, какая поездка лучше сложится именно в это время.

— В блоге вы писали о своей мечте совершить «формальную» кругосветку: приехать на Южный полюс в точку схождения всех меридианов и обойти ее вокруг. Это все еще актуально?

— Да, почему бы и нет? Правда, это обойдется примерно в 50 тысяч долларов. Конечно, кругосветка в точке схождения меридианов будет условной — это скорее информационный повод.

— Какие у вас еще есть мечты путешественника?

— Хочу снова отправиться в круиз на Карибские острова. Может, еще раз съезжу в Антарктиду — посмотрю на пингвинов ростом с человека.

Еще у меня есть план на поездку в Эфиопию. 10 лет назад я уже путешествовал там и фотографировал местных жителей. Сейчас я хочу попробовать отыскать этих людей в тех же деревнях и узнать, как поменялась их жизнь за десятилетие.

— Как вы думаете, эти люди из Эфиопии вас помнят?

— Нет, конечно. Там побывало уже очень много путешественников. Когда я ездил в Эфиопию, она еще не была таким туристическим местом. А вот за недавние годы страна превратилась в «Диснейлэнд». До пандемии люди ездили туда автобусами.

— С чем связан возросший поток туристов в подобные места? Люди осмелели, стали более любознательными?

— Этот поток появился благодаря информации. Кто-то туда едет и делится опытом в социальных сетях, рассказывает друзьям — те тоже хотят посетить страну.

— Что вас впечатляет в путешествиях больше всего?

— Сложно выделить что-то одно. Раньше я всегда думал, что меня впечатляет природа. Путешествуя по Южной Америке и глядя на Анды, я был в диком восторге и думал, что в мире нет ничего прекраснее. Потом я оказался в племенах Папуа — Новой Гвинеи — это тоже взорвало мне мозг, но уже по-другому. Впечатляет все, что я нахожу интересным.

Об этом я и рассказываю в блоге. Лучше буду транслировать что-то, о чем люди пока не знают, а не то, о чем они могут прочесть у 30 других авторов.

— Можно ли сказать, что ваш блог несет просветительскую функцию?

— Любой блог — это в какой-то степени дань своему тщеславию, не будем этого скрывать. Мало кто ведет его только из альтруистических соображений. Я не то чтобы занимаюсь просвещением — я просто веду блог, который бы мне самому нравилось читать. А какой он — пусть подписчики решают.

— Tревел-блог для вас — это скорее отдых или работа? Если работа, то каким образом вы отдыхаете?

— В любом случае это работа. И все же в путешествии я стараюсь отключаться и не создавать контент прямо с места событий. Есть риск начать постоянно проверять свой блог и пропустить много интересного. Также в поездках часто бывает слабый интернет. В таких местах я отключаюсь от внешнего мира: езжу, снимаю, общаюсь с людьми, собираю информацию.

Путешествия для меня — это не полноценный отдых, а какой-то «офлайн-режим». А отдых — это на море поваляться.

— Вы так делаете?

— Иногда бывает: недавно, например, съездил на Мальдивы. Конечно, я там и контент снимал, но все-таки отдыхал. Это для меня необычно: впервые за пять-семь лет я куда-то выбрался, чтобы несколько дней никуда не носиться.

— В одной из сториз с Мальдив вы написали: «План — побыть три дня туристом, а потом отправиться смотреть, как местные живут». Какая роль вам ближе?

— Эти роли, конечно, можно сочетать. Я побыл туристом: приехал в обычный ресорт, заселился в бунгало, ходил на завтраки, обеды и ужины, загорал на песочке. Так прошло несколько дней. А уже потом я переехал на острова и исследовал, как на этом маленьком клочке суши живут люди. Как правило, все публикуют только фото из ресортов, поэтому мне стало любопытно.

— То есть роль туриста для вас более пассивна?

— Границы понятий очень тонки. Просто есть «овощной» отдых, а есть познавательный. Для меня роль побыть туристическим «овощем» не так близка.

— В одном из интервью вы говорили, что вас сложно чем-то удивить. А ради каких эмоций вы путешествуете?

— Сложно — не значит невозможно. Путешествие — это обмен эмоциями, ведь человек подобен зеркалу. Общаясь с людьми в племенах, я получаю сильнейший позитив. Этим меня уже почти не удивишь, но взаимное обогащение очень воодушевляет.

«Африканская болезнь» и «счастье внутри»: о людях и любимых странах

— Вы часто возвращаетесь в посещенные вами страны повторно?

— Да, ведь я не коллекционирую страны. Некоторые на скорость хотят посетить все страны мира. Но часто ценность таких путешествий — никакая, потому что это поездки «по столицам».

Я бы хотел еще раз побывать в Индии, Анголе, Японии, очень люблю эту страну. Всегда стараюсь возвращаться, если что-то недосмотрел.

— Чем вас так впечатлила Япония? Вы часто вспоминаете о ней в интервью.

— Каждый раз, когда я туда приезжаю, ощущаю себя ребенком, открывающим новый для себя мир. Там всегда находится что-то, чего я не видел. Добраться из точки А в точку Б, используя схему токийского метро, — это уже квест. Япония — это страна-пазл, притом очень дружелюбная.

— Бывало ли такое, что в какой-то стране вам хотелось бы остаться навсегда?

— Мне хорошо там, где я живу. Но если рассматривать этот вопрос чисто гипотетически, мне очень нравится Австралия. Там хороший климат и приятное население.

— Вы много путешествуете по Африке, называя стремление вернуться туда «африканской болезнью». Расскажите, как вы «заразились» ею?

— От африканцев исходит какая-то особая энергетика — там всегда праздник. В Европе, которую я тоже очень люблю, все очень предсказуемо, а в Африке все может «пойти не так». Как правило, чем беднее страна, тем позитивнее там люди. Из Африки я возвращаюсь переполненным этой энергетикой.

Кстати говоря, в Африке совсем не страшно. Она кажется ужасной только тем, кто там никогда не был. «Заразы» там не намного больше, чем в популярной Юго-Восточной Азии (тем более есть прививки). Так что детям вполне можно «ходить в Африку гулять».

Блогеры и СМИ формируют определенный стереотип об Африке. Людям интереснее читать о том, какое там все «страшное» и «плохое». Информационное поле создает ошибочно гипертрофированный образ страны.

Некоторые до сих пор спрашивают, как люди в диких племенах достают одежду. Но сейчас даже африканские дети умеют пользоваться смартфоном, ведь к ним приезжают туристы. Жители племен прекрасно знают, что за мир существует вокруг них. По-настоящему «диких» племен осталось совсем мало.

— Вы бывали в таких племенах?

— Бывал, но давно. Может, сейчас они тоже уже многое узнали. Везде, куда ездят туристы, а не только этнографические исследователи, люди уже все знают.

— Какие племенные традиции поразили вас больше всего?

— Тарелками в губах уже мало кого удивишь, но, когда я увидел это наяву, были совсем другие ощущения. Такая традиция, как женское обрезание, — дичайшая вещь, которая просто не укладывается в моей голове.

Просто эти люди живут по-другому. Иногда из уважения и любопытства приходится есть каких-нибудь червей. Иногда надо выпить что-то из чаши, из которой пил вождь племени. Ладно — берешь и делаешь вид, что выпил. Глотать, правда, не стоит — были нехорошие случаи.

— Что вы испытываете, когда сталкиваетесь с этими традициями наяву?

— Дело в том, что я не вижу исполнения всех страшных традиций вживую. В моих глазах эти люди не выглядят несчастными. В том же Южном Судане, где развито насилие, люди выглядят куда более веселыми, чем москвичи в метро. Из-за этого иногда возникает когнитивный диссонанс. Жизнь у них не сахар, но в общении эти люди счастливы.

— Как им удается сохранять радость жизни?

— Они по-другому живут. Мы находимся в своей «скорлупе», и связей становится все меньше. Социальные сети часто заменяют друзей. А эти люди живут общением, их психотерапевт — это все племя. В племени человек никогда не останется один против всего мира. Вот почему изгнание из племени для них страшное наказание.

— Заезжая в племена, вы буквально оказываетесь дома у незнакомых людей. Как вам удается избежать ощущения вторжения в чужое пространство?

— Для жителей племен вполне естественно показывать свой быт. Иногда белым человеком в шутку пугают ребенка. Тогда ощущаешь себя человеком из другого мира, и это нормально. Я тоже ощущаю их «другими» — это справедливый обмен.

Всегда лучше всего улыбнуться местным жителям. Это разрушает ощущение дистанции. Насупившийся человек мгновенно расплывается в ответной улыбке. Он вас не оценивает и не сравнивает с другими.

— Чему жители племен научили вас?

— Я понял: все, что происходит здесь, — это маленькая песчинка. То, что кажется мне прекрасным здесь, не имеет никакой ценности там. Каждый живет по-своему, и мы не пупы Земли ни разу.

Также они научили меня жизнерадостности. Ты видишь людей, которые живут в сто раз хуже тебя, но при этом они гораздо счастливее. Это лишний раз напоминает о том, что состояние счастья — внутри. Можно не иметь ничего и быть счастливым, а можно иметь все и быть несчастным. И у них это счастье есть.

«Выходишь из палатки — а там лава»: экстремальные развлечения в путешествиях

— Многие воздерживаются от оригинальных поездок, потому что их пугают плохие условия проживания. Как с этим бороться?

— Почти каждый может пережить недолгое пребывание в плохих условиях. Если человек очень хочет посмотреть на что-то новое, он пойдет на уступки. А если при этом хочется быть в комфорте — можно читать мой блог.

— Могли бы вспомнить самые суровые условия вашего проживания?

— Как правило, это палатки неизвестно где. Иногда попадаются ужасные зловонные отели с продавленными кроватями. Иногда вода в душе начинает литься не сверху, а снизу. Все это для меня уже нормально.

Однажды я коротал ночь в вагоне с рудой. Я прокатился на самом длинном поезде по Мавритании. Едешь по Сахаре, лежа на этой жесткой руде, кутаешься в спальник и смотришь на звезды. Если ветер — начинается пыльная буря, и песок летит прямо в лицо. Зато потом такие яркие воспоминания!

Еще я ночевал на кратере вулкана Ньирагонго в Конго. Закрываешь глаза — а внутри все рокочет. Выходишь из палатки, подходишь чуть к краю, а там — лава. Теоретически вулкан может начать извергаться в любой момент. Был случай, когда там погибла группа китайских туристов.

Все неудобства в путешествии формируют львиную долю воспоминаний. Люди запоминают сильные эмоции, а какая сильная эмоция может быть в пятизвездочном отеле на Мальдивах? Она забудется рано или поздно.

— А какие еще экстремальные развлечения вы пробовали?

— Плавал с акулами, хотя это только звучит экстремально, — рифовые акулы не атакуют человека. Погибших от атак акул в год можно пересчитать по пальцам. Гораздо больше людей гибнут от того, что им на голову падает кокос, но никто не кричит о «кокосах-убийцах».

А в Сомали за мной повсюду ездили пять охранников с автоматами. Там турист — мишень для окружающих. Понимаешь это только умом — а в целом все кажется довольно спокойным. Страшнее готовиться к поездке.

Точно так же происходит при прыжке с парашютом или во время банджи-джампинга. Страшно только на земле и за секунду до прыжка. Даже если я сейчас закрою глаза и мысленно сделаю этот шаг, адреналин повысится. Два-три месяца после прыжка я покрывался мурашками, вспоминая о нем.

«Начать с мечты»: о путешествиях по России

— По России вы путешествуете меньше, чем за границей. Почему так получилось?

— Раньше мне всегда казалось, что я поезжу по России «как-нибудь потом». Но так можно долго откладывать, и теперь я начинаю исправляться. Впервые в путешествие по России я отправился уже во время пандемии: тогда я поехал на Чукотку. Уже позже — побывал на Камчатке, на Байкале зимой и на Таймыре.

Именно на Таймыре я впервые увидел полярное сияние: все небо покрылось цветными всполохами — совершенная фантастика. Еще и метеор тогда пролетел по небу — на секунду стало светло как днем.

Я буду и дальше обязательно путешествовать по России. В январе хочу поехать в Оймякон и проверить, как ощущается минус 60 градусов.

— Как вы относитесь к федеральным программам по развитию внутреннего туризма?

— Очень положительно, ведь многие люди даже не знают, как много у нас в стране интересного. Некоторые мои подписчики очень удивлялись, узнав, насколько образ настоящего чукчи не соответствует их представлениям. К своему стыду, я и сам раньше не подозревал, насколько в России разные культуры.

— Нет ли опасений, что такими темпами «нетуристические» и дикие места рано или поздно станут тривиальными?

— Так всегда происходит: возьмите тот же Алтай. Но это ни плохо, ни хорошо. Места от этого не становятся менее красивыми, ведь природа остается. Иногда популярность портит отношение местных жителей к туристам. Тогда может возникнуть потребительское отношение к ним или усталость. Правда, Кавказу это точно не грозит.

— И все же некоторые говорят что-то вроде: «Не поеду на Байкал — там уже все шаманы ряженые».

— Но лед-то там не морозят для туристов. Шаманы там есть и ряженые, и настоящие, но турист не отличит одного от другого. Люди все равно увидят ту часть культуры, которую хотели.

— Вы бы посоветовали неопытному туристу начать путешествовать с России или с зарубежных стран?

— Я бы посоветовал ему начать путешествовать. Главное — начать с мечты.

— Журналист Алексей Пивоваров снимал фильм с участием тревел-блогеров. Там звучала мысль, что в России просто не принято «съездить в соседний город, посмотреть». Вы согласны с тем, что у жителей нашей страны «не путешествующий» менталитет?

— Согласен отчасти. Есть значительная часть населения, для которых путешествия — это поваляться у моря на гальке. Необходимость съездить на море летом — стереотип, впитанный с молоком матери. Отпуск часто длится две недели — какое путешествие в соседний город?

Но, мне кажется, подрастающее поколение стало более путешествующим. Мир для них открыт. Я верю, что и дальше все начнет меняться в лучшую сторону. Видел статистику, что только 10 процентов россиян были за границей. Надеюсь, это число будет расти.

— Где хорошо относятся к россиянам?

— Много где. Что бы кто ни говорил — лично я никогда не сталкивался с негативным отношением по признаку гражданства. Относятся к людям, а не к гражданам страны. Главное — уважать чужую культуру.

«Купите билеты»: о книге Дмитрия Лукьянчука и советах путешественникам

— Поговорим о вашей книге «Направления». Почему у вас возникла потребность рассказать об опыте путешествий именно в таком формате? Постов было недостаточно?

— Подписчики ждали выхода этой книги. К тому же пост — это лишь маленький фрагмент, который не дает картины целиком. В блоге я рассказываю о поездках не в хронологическом порядке, а в книге все мои истории можно прочувствовать более целостно. На страницах книги больше информации, чем в блоге.

— Как оцениваете спрос на книгу? Он превзошел ожидания?

— Изначально я продавал только электронную версию. Сначала казалось, что книгу покупают мало, но знающие люди сказали, что результат очень неплохой.

Что будет с продажами бумажной книги — время покажет. Посмотрю на предварительные заказы ближе к декабрю. Но, положа руку на сердце, скажу, что на бумажной книге много не заработаешь. Для меня это в большей степени имиджевый проект.

— Будете ли вы и дальше заниматься написанием книг?

— Я посмотрю. У меня есть несколько идей, но пока нет времени на их реализацию. Надо сделать первый шаг.

— В вашей книге звучит яркая мысль: «Мир прекрасен, если не пытаться перестроить его под себя». Как выработать в себе такое принятие?

— Это скорее уважение к миру. Есть же народная мудрость: «Не лезь со своим уставом в чужой монастырь». Зачем пытаться менять что-то в этом мире?

Иногда подписчики говорят: «Почему бы не заставить этих людей жить нормально?». А что такое «нормально»? То, что нормально для меня, может быть ненормально для них. Лучше радоваться и созерцать, а не тратить время на то, чтобы переделать мир.

— Дмитрий, могли бы вы поделиться советом для начинающих путешественников в заключение беседы?

— На этот вопрос я всегда отвечаю одинаково: купите билеты. Это самый простой лайфхак. Потом можете отказаться, но, скорее всего, вы поедете. Многие люди боятся путешествовать, а покупка билета — это не страшно. В ожидании поездки страх пропадет.