втр 22 октября 12:18
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Сборник Екатерины Рощиной «Гештальт» вышел в свет

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Более тысячи человек поучаствуют в «ГТО с учителем»

СМИ: В РФ рекордно упал спрос на бензин

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Мужчина напал с ножом на шестерых человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Роспотребнадзор Москвы откроет горячую линию по качеству овощей

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Очередь из-за нехватки персонала образовалась на входе во Внуково

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Сборник Екатерины Рощиной «Гештальт» вышел в свет

Иллюстрации, сделанные самим автором к повести «Улитка Фудзи», искусно вплетены в текст

Екатерина Рощина

В издательстве «Планета» вышел в свет сборник Екатерины Рощиной «Гештальт», и эта простая и ясная книга — из тех, что к прочтению обязательны. Именно сегодня. Здесь и сейчас.

Тезис требует объяснения. Разумеется, деградация нашей словесности во многом связана именно с тем, что жанр книжной рецензии приказал долго жить — умирание шло долго, но итог печален: никто не говорит читателю, почему ту или иную книгу нужно купить (или, наоборот, проигнорировать).

В сети полно «откликов», которые вообще ничего не объясняют, а серьезные издания обычно ограничиваются рерайтом издательской аннотации. Публика в недоумении: зачем рецензент рассказывает не о романе или повести, а о себе, умном, образованном, любимом, о том, как автор обзора начитан и тонок, ловок и красив? Нет ответа. Почти любая рецензия сегодня адресована не писателю, не читателю, а не пойми кому.

Закроем этот гештальт, рассказав о книге Екатерины Рощиной так, как это положено. Почему сборник стоит мессы? Борис Пастернак называл книгу «кубическим куском дымящейся совести», и это определение кажется слишком пафосным, но сегодня оно едва ли более актуально, чем в те времена, когда издание романа требовало борьбы с цензурой.

Казалось бы, ситуация изменилась: любой может издать свой текст, никакого Главлита, пиши да печатайся хоть круглые сутки. Вопрос — кому это все? 10 экземпляров ты раздашь родственникам. 100 — знакомым и коллегам, друзьям и случайным людям. А тысячу? А две?

Тексты, включенные в «Гештальт», публиковались в нашем еженедельнике (например, замечательный рассказ «Оранжевые мандарины на сером фоне»), и публика с ними знакома.

Понятно, почему эти рассказы читают в газете: проза всегда выгодно выделяется на фоне обычных журналистских материалов: глаз отдыхает, следуя за сюжетом. Но в отдельной книге тексты производят совсем иное впечатление, приобретают то самое звучание, которое делает их по-настоящему ценными.

«Гештальт» написан о том, чего нам на самом деле не хватает. Вот в рассказе «Графини Вишни» две женщины сходятся, примиряясь после смерти одного на двоих возлюбленного, и это, конечно, не только история, но метафора — разговор о любви и примирении. Оказывается, что можно прощать — не от особенной душевной щедрости, но потому что в этом действии есть равенство самому себе. Ты — это ты, когда ты умеешь не насиловать мироздание несбыточными запросами и нелепой гордыней.

Гештальт в психологии — это закрытие проблемы, старой душевной боли. Для начала нужно признать — и это трудно, — что боль вообще существует. Затем, шаг за шагом, преодолеть отчуждение и принять свою собственную жизнь за образ и образец.

Отчуждение человека от его собственной судьбы — это и есть главный бич времени. Миллионы людей живут не собственной жизнью, но выдуманной или навязанной, фальшивой. «Гештальт» стоит читать именно потому, что сборник хотя бы пытается преодолеть этот разрыв, рассказывая о людях, которые равны себе.

Считайте эту книгу учебным пособием.  

Читайте также: «До встречи в тоннеле»: Александр Куприянов презентовал новый роман «Истопник»

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало