вс 22 сентября 18:21
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Деревня в столице: как живут сегодня московские крестьяне

Деревня в столице: как живут сегодня московские крестьяне

Сегодня в Троице-Лыкове проживают потомки крестьян, переселившихся сюда 400 лет назад. Местная жительница Татьяна Кузнецова — одна из них

Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Мало кто из отдыхающих на пляжах Серебряного бора знает, что на противоположном берегу Москвы-реки раскинулась небольшая, но очень живописная деревушка — Троице-Лыково. В этом историческом месте города вы не увидите образцово-показательных дач постсоветской постройки, зато перед вами предстанут невообразимой красоты пейзажи, сказочные теремки с кружевными резными ставнями и... покосившиеся сараи. Обитают здесь настоящие потомки крестьян. Корреспондент «Вечерней Москвы» отправился в Троице-Лыково, чтобы пообщаться с деревенскими и узнать, как им живется в столице.

Откуда пошло название

Всего 20 минут на автобусе от станции метро «Щукинская» — и вы окажетесь в необычном для Москвы уголке. По утрам здесь еще можно услышать крики голосистых петухов, с крылечка дома сойти прямо в старый сад, насладиться колокольным перезвоном и ощутить маслянистый запах сосны. Троице-Лыково — уникальный оазис, сохранившийся на северо-западе столицы.

Раньше здесь была деревня Черевково, входящая в состав села Троицкое. Царь Василий Шуйский за верную службу подарил эту землю князю Борису Лыкову, решившему включить свою фамилию в название местности. Так и родилась эта деревушка, в судьбе которой не только отразились важные исторические события, но и любопытным образом переплелись линии жизни знаменитых семей — владельцев поселения.

Выжившие крестьяне

Сегодня в Троице-Лыкове проживают потомки крестьян, переселившихся сюда 400 лет назад. Местная жительница Татьяна Кузнецова — одна из них. Педагог в прошлом, она с большой охотой рассказывает о родном крае. Здесь родилось и выросло не одно поколение ее предков. Поселились в Троице-Лыкове они давно — еще когда здесь были непроходимые леса, в которых водились дикие звери, и пойменные луга.

До революции село считалось вполне зажиточным. В каждом дворе было хорошее подсобное хозяйство / Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

До революции село считалось вполне зажиточным. В каждом дворе было хорошее подсобное хозяйство

ФОТО: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Прадед Татьяны Василий Кузнецов, получивший в наследство от своего отца — вольного крепостного — дом и землю, работал при дворе купцов Карзинкиных.

— Он был участником Русско-японской войны, — говорит москвичка. — И одним из первых начал заниматься в селе садоводством. Привозил из разных стран экзотические кустарники, фрукты, озеленял свой край.

В центре уютного дворика с яркими цветочными рядами и плодовыми деревьями стоит настоящий сказочный терем. Подходим с гостеприимной хозяйкой к нему: 

— Этому дому больше ста лет! — восклицает она. — Он хранит память о моих предках. Строить его начинал еще мой прапрадед Семен Кузнецов, прославившийся тем, что сыграл эпизодическую роль в одной из первых экранизаций повести Пушкина «Станционный смотритель».

Изба-пятистенок, потемневшая от времени, сохранила неповторимые и витиеватые узоры.

— Обратите внимание на наличники, — указывая на окна, говорит сельчанка. — Они нехарактерны для Троице-Лыкова, тут «видна рука» рязанских зодчих. Их прапрадед привез в свое время из Рязанской губернии и сам же установил.

Так выделяющийся на фоне нынешней столицы дом внутри вполне современен. Единственный атрибут прошлого — русская печь, но и она заметно помолодела.

Телефонная связь и водопровод сюда никогда не проводились. Готовим все мы преимущественно на газовых баллонах. А зимой, чтобы согреться, топим печи, рассказала Татьяна Кузнецова / Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Телефонная связь и водопровод сюда никогда не проводились. Готовим все мы преимущественно на газовых баллонах. А зимой, чтобы согреться, топим печи, рассказала Татьяна Кузнецова

ФОТО: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

А когда-то в это родовое владение тогда еще молодой аграрий Кузнецов привез скромную крестьянскую девушку из соседнего села Строгино. Это была бабушка нашей героини, в честь которой внучку потом тоже назовут Татьяной.

— Это обычай был такой: местные мужики выбирали себе невест из села Строгино, — поясняет Татьяна. — Там девицы были невысокие и худенькие, в отличие от местных, упитанных, которые пользовались популярностью у женихов из Рублево.

Судьба эту пару свела и не разлучала, пока не нагрянули тяжелые времена.

До революции село считалось вполне зажиточным. В каждом дворе было хорошее подсобное хозяйство. Местные возили на продажу в столицу мясо, молоко, торговали овощами. Да и промысел тут был самый разный. Не только женщины, но и мужчины вязали носки, рукавицы, платки, скатерти и салфетки, разводили цветы для продажи. Были в селе и свои кузнецы, ломовые и легковые извозчики.

— И мой дед, помимо садоводства, был хорошим хозяйственником. Держал лошадей, коров, кур и свиней. Но когда в 1928 году началась коллективизация, он, ее не приняв, покинул свой дом — оставив жену на произвол судьбы. С тех пор никто его и не видел, — продолжает рассказ Татьяна Кузнецова.

Но род Кузнецовых на этом, к счастью, не прервался: остались дети. Время шло, сменялись поколения… Только сад и старинный дом, кажется, берегут память о своих бывших владельцах.

Кстати, большинство коренных жителей Троице-Лыкова друг другу родственники. Есть тут и Малкины, Сидоровы, Бадаевы и Лихачевы, Кузнецовы, Лобачевы и Шевалдины.

Насущные проблемы

Сегодня Татьяна живет в доме со своей семьей. По двору гоняют соседские коты. И, прижав «усатого» питомца по кличке Бублик к груди, женщина с некой досадой в голосе переходит в разговоре на такую болезненную для всех селян тему.

Как признаются сами сельчане, когда город приблизился к деревушке, мир для ее жителей преобразился не в лучшую сторону / Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Как признаются сами сельчане, когда город приблизился к деревушке, мир для ее жителей преобразился не в лучшую сторону

ФОТО: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Долгое время судьбой лыковцев мало кто интересовался, рассказывает она. Многие не могут приватизировать тут землю. Телефонная связь и водопровод сюда никогда не проводились. Готовят еду все преимущественно на газовых баллонах. А зимой, чтобы согреться, топят печи. Уголь и дрова покупаются за свои кровные. Многие боятся, что кто-то может и покуситься на их землю.

— К нам заглядывают не только любопытные туристы, но и представители риелторских компаний, — говорит селянка. «Лезут», по ее словам, и к соседям.

— Они же ведь нас считают деревенскими, — с иронией продолжает Татьяна. — И думают, что мы на их предложения — обменять дом на квартиру — купимся!

Так вот почему лыковцы такие скрытные! Вывести кого-либо на откровенный разговор — задача, признаться, не из легких.

Как признаются сами сельчане, когда город приблизился к деревушке, мир для ее жителей преобразился не в лучшую сторону.

— Начали появляться гигантские каменные дома и дворцы, уродующие облик исторической местности, — включилась в наш разговор соседка Кузнецовой Людмила Бадаева.

Женщины переживают, что через десять лет деревенский быт полностью вытеснят столичные новостройки.

— Единственное, что напоминает о селе, — это наши старинные дома, которые многие пытаются сохранить, — говорит соседка Татьяны.

До революции село считалось вполне зажиточным. В каждом дворе было хорошее подсобное хозяйство / Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

До революции село считалось вполне зажиточным. В каждом дворе было хорошее подсобное хозяйство

ФОТО: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Но, несмотря на старания, сегодня село совсем не похоже на лубочную картинку.

Оставшиеся в Троице-Лыкове избы конца ХIХ — начала ХХ века начинают исчезать, многие строения разваливаются. Их владельцы как могут ухаживают за ними, кто-то такое жилье продает и съезжает в более комфортные городские условия.

Но сельчане уверены: разрушая такие микрорайоны, мы, по сути, убиваем душу города.

Сохраним историю

С таким мнением согласна член Союза краеведов России Галина Белая. По ее словам, Троице-Лыково — одно из самых красивейших мест современной Москвы.

— Здесь жили и творили выдающиеся деятели культуры, — рассказывает эксперт. — Эти улицы хранят память о знаменитых поэтах, а деревенский колорит России — вот он, на расстоянии вытянутой руки.

Специалист отмечает важность уникального места.

— Чтобы побывать в селе, не нужно выезжать за пределы города, — продолжает Белая. Долгое время соседом лыковцев был всемирно известный писатель Александр Солженицын. Саму деревушку окружал густой лес, куда люди ходили собирать грибы и ягоды. Троице-Лыково и находящийся рядом Серебряный бор сегодня являются излюбленными местами отдыха горожан. На высоком берегу Москвы-реки можно посетить усадьбу Троицкое-Лыково с храмами Троицы и Успения Богородицы.

Троице-Лыково — уникальный оазис, сохранившийся на северо-западе столицы / Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Троице-Лыково — уникальный оазис, сохранившийся на северо-западе столицы

ФОТО: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

По преданиям строительством Троицкого храма занимался знаменитый в те времена зодчий Яков Бухвостов. Примечательно, что именно эта церковь стала первым образцом нового стиля, названного нарышкинским или московским барокко. За усадьбой раскинулся старинный сад с цветами и кустарниками, а вдоль дорожек можно увидеть прекрасные статуи. Несмотря на то, что не все здесь сохранилось, сюда тянутся паломники. Как говорят местные жители, старинные обители обладают какой-то особой притягательной силой. Здесь их даже две — Троицкий храм, который построили Нарышкины на месте первой деревянной церкви, и храм Успения Божией Матери.

— Это настоящий жилой музей, который мы можем потерять, если не перестанем проявлять равнодушие к истории родного края, — сказала краевед. И добавила, что одно такое историческое поселение москвичи уже потеряли. Речь идет о деревне Терехово, что в Строгинском районе столицы. Там, к сожалению, не сохранилось ни одного памятника русского деревянного зодчества.

Несмотря на все бытовые проблемы, Троице-Лыково — место прекрасное. В летний период напротив церкви работают небольшие кафешки с сувенирами и выпечкой. На самом подворье стоит большая трапезная, где каждый желающий может тоже перекусить. Единственная проблема, с которой сталкиваются гости, — на территории подворья фотосъемка запрещена, а вот наслаждаться прогулкой по историческим местам пока не возбраняется. В деревне есть продуктовый магазин, а в частных автосервисах, если у вас забарахлит машина, местные мастера предложат свои услуги. Эти живописные места облюбовали и столичные кинорежиссеры для съемок исторических фильмов и мыльных опер. Так, в одном из домов по 1-й Лыковской снимали популярный телесериал «Ивановы–Ивановы».

Попрощавшись с героями этой истории, еще долго не хотелось покидать деревню, которая наравне со знаменитыми достопримечательностями дополняет неповторимый облик столицы. Сюда стоит вернуться!

Читайте также: Деревенский ковчег: как живется москвичам в сельской местности

Новости СМИ2

Лера Бокашева

Злые соседи «Доброго дома»

Никита Миронов  

Гостиницы выгодны не только туристам

Сергей Лесков

Долгая дорога к Храму

Ольга Кузьмина  

Как «коробейник» Бахром мальчика спасал

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?

Елена Булова

Ключ от квартиры, где деньги лежат

Руслан Карманов

«Молния Зеппельта»: Россию не пустят на Олимпиаду в Токио?