- Город

Не работа, а шоу: как корреспондент «Вечерней Москвы» стал промоутером

Сергей Собянин выслушал просьбы жителей

Заслуженный преподаватель МГУ умер после отравления «Кротом»

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Стало известно, сколько историк Соколов пробудет в центре психиатрии Сербского

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

США ввели новые санкции против ряда российских компаний и граждан

Спасти еду, чтобы спасти людей

Стала известна стоимость билетов в парк «Остров мечты»

Депздрав посоветовал сбрить бороду и усы в сезон гриппа

Как правильно рассказать ребенку, что Деда Мороза не существует

Названо условие, которое поможет реализовать закон о единой зарплате учителей

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Назван главный цвет 2020 года

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Александр Петров впервые опубликовал фото с новой возлюбленной

Не работа, а шоу: как корреспондент «Вечерней Москвы» стал промоутером

Корреспондент «Вечерней Москвы» Сергей Шахиджанян (слева) и промоутер Влад Цепеш (справа)

ФОТО: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

По заданию редакции я снова решил сменить профессию. В этот раз попытался стать промоутером. Я наивно полагал, что на эту работу меня возьмут сразу, но...

Позвонив по объявлениям из газет, я слышал один и тот же ответ, что все вакансии уже заняты или что на это место огромный конкурс.

Дозвонившись наконец в крупный ресторан-столовую, где требовался промоутер, который бы в костюме мог раздавать рекламные листовки, я подумал, что вот эта вакансия у меня уже в кармане. Да и руководство устраивало, что не пью и не курю. Но причиной отказа стало другое: костюм гамбургера просто на меня не налез.

— Заходи, когда похудеешь! — коротко объяснил менеджер.

До меня на это место пробовались три человека, и все отпали из-за пристрастия к алкоголю.

— Мы платим посменно, — объяснил уже другой менеджер, — но как только человек у нас получал деньги (150 рублей за час), то на другой день не мог выйти на работу.

В следующем месте мне отказали, потому что взяли уже африканца. Я попробовал было возразить, мол, где справедливость, я же свой. Но начальник цветочной базы, заглянув мне в глаза, коротко объяснил: «А я вот нет!»

В результате меня приняли напарником удивительного промоутера Влада Цепеша. Он рекламирует выпечку одной из пекарен. Но как!

— Наши плюшки — лучшие в мире! — декламировал он, предлагая листовку так, будто это выигрышный лотерейный билет не менее чем на миллион. Причем делал он это как-то легко, не навязываясь, и с явным удовольствием.

— Слушай, Влад, — допытывался я. — Как тебе это удается? 

— Дело в самоиронии, друг мой, и доброте! — излучая божественную улыбку, отвечал Влад.

Сам он из Тирасполя, хотел стать актером, но не получилось. 

Мы находились рядом с парком Сокольники, и мой напарник не раз успел мне сообщить, что это — уникальное место.

— Я бы сравнил Сокольники с Одессой, — размышляет он. — Вот утром в понедельник, когда люди везде такие хмурые, я весело раздаю эти листовки с рекламой пекарни. И заметь, ведь берут и заходят!

Я тоже попытался это сделать. И еще раз. И еще. Но каждый раз, протягивая этот листок бумаги идущим мне навстречу людям, я ощущал какую-то неловкость.

— Вы это зря, — успокаивает меня Цепеш, узнав, в чем дело. — Поймите, выпечка эта совсем неплоха, вот и вы не кривите душой. И будьте добрее! Если вас не заметили, то ничего страшного, и почаще устраивайте из своей работы шоу!

Увы, и шоу у меня не получалось.

Я решил, что надо бы сфотографироваться вместе. Установил на штативе фотокамеру и телефон, соединив их в один организм, и сделал снимок.

Выглядело это все вполне солидно. Влад говорил как-то по-театральному, поставленным голосом, и потому прохожим, наверное, казалось, что мы тут снимаем кино.

Что же касается меня, то я лишь мямлил:

— Наша выпечка... э-э-э... заходите... э-э-э... — и вяло раздавал листовки.

Либо внаглую шел в наступление. На прохожих.

— Так, брат, нельзя, — старался скорректировать мои действия Влад. — Будь ненавязчив, но энергичен! 

За 150 рублей в час проникнуться любовью к пекарне я так и не смог. Хотя благодаря работе Влада дела у нее, похоже, шли совсем неплохо.

Все окрестные торговцы у метро «Сокольники» давно знают Влада Цепеша и тоже удивляются такой энергии.

— Знаете, он какой-то добрый, что ли, — сказал мне Ахмед, продавец шаурмы в палатке напротив пекарни. — Я вот целый день за ним наблюдаю, как он спокойно все это делает. И откуда столько энергии? 

Я повторил этот вопрос Цепешу. Задал в лоб. 

— Люблю я это дело! — скромно ответил он. 

Читайте также: «Нужны дерзкие, брутальные»: как корреспондент «ВМ» проходила кастинг в цыганский мюзикл

Новости СМИ2

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Анатолий Горняк

Несмешной анекдот про судей

Антон Крылов

«Воинственные русские»: китайцы правы

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Есть ли старцы сегодня?

Екатерина Рощина

Новогодний ад потребления

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи