Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Старый оборванец и его благородное безумие

Развлечения
Старый оборванец и его благородное безумие

[b]Мы часто слышим, что Московский кинофестиваль вот-вот окончательно и безоговорочно завоюет статус одного из самых престижных. Но при этом его фильмы-призеры даже на наши экраны попадают с большим опозданием. Так, испанская лента «Божественный свет», получившая «Золотого Георгия» еще полтора года назад, на 25-м кинофестивале в Москве, только сейчас выходит в наш прокат благодаря программе «Кино про любовь», затеянной компанией ТПО ТДФ.[/b]Режиссер Мигель Эрмосо экранизировал (правда, очень вольно) роман писателя Фернандо Мариаса. Выход романа по-русски тоже надолго опередил выход фильма в России (в литературном переводе книга называлась «Волшебный свет» и выпущена издательством «Махаон»). Фильм «Божественный свет» после Москвы успел получить еще несколько призов. Это одна из последних наград замечательного итальянского актера Нино Манфреди, недавно умершего. Восьмидесятилетний Нино Манфреди сыграл не кого-нибудь, а великого испанского поэта Федерико Гарсия Лорку… в старости, которой у него не было. Франкисты убили Лорку, когда ему еще не исполнилось и сорока.Роман Фернандо Мариаса и фильм Мигеля Эрмосо – фантазия на тему «А мне приснился сон, что Лорка был – спасен!» Абсурдно? Зато эта фантазия дает возможность высказаться и о месте поэзии в современной, такой суматошной и прагматичной жизни, и о современной Испании, не слишком склонной к романтике (куда больше – к обогащению и дешевому пиару), и о вечно живой душе простого испанского народа – грубовато-недоверчивого, как Санчо Панса, и в то же время благородного и умного, способного поверить в невероятное и понять немыслимое, как его хозяин – хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский.Вечную испанскую пару воплощают в фильме два старика. Хоакин (его играет популярный в Испании старый комик Альфредо Ланда, актер тонкой и сентиментальной палитры) – теперь преуспевающий фермер. А когда-то под Гранадой юный пастушок Хоакин своими глазами видел поспешный расстрел франкистами молодых андалузцев, привезенных на телеге почти к его овчарне… Потом солдаты уехали на этой телеге так же поспешно, оставив гору трупов. Но один из расстрелянных, раненный в голову, шевелился. Хоакин спас его, выходил. А потом пастушка призвали на фронт. Куда было девать полуживого, совсем потерявшего разум после ранения, но явно не простого парнишку? И Хоакин пристроил его в монастырь…И вот, оказавшись в Гранаде спустя много десятилетий, по-крестьянски крепкий старик Хоакин пытается разыскать человека, которого едва знал и спас от смерти. Сколько пережила Испания за эти годы – а найти несчастного оказалось нетрудно. Пропахший помоями старый безумец, нищий попрошайка, над которым издеваются бойкие андалузские дети, по-прежнему живет в том же монастыре. Тогда возмущенный (казалось бы – чем?) Хоакин, поддавшись порыву человечности и воспоминаниям об ушедшей молодости, берет его к себе, в только что купленную комфортабельную квартирку.И тут начинается самое интересное. Слишком уж неординарен этот сумасшедший старик, слишком не похож на обычных опустившихся бродяг… А ведь Хоакин, простой деревенский мужик, и знать не знает, кто такой был этот Лорка, писавший странные стихи о глазах крокодилов. Но нутром он вдруг понимает, что перед ним великий поэт. Начинает искать следы. Едва ли не впервые в жизни посещает библиотеку. И в конце концов понимает главное: перед ним – Испания ХХ века, мучительно выживавшая в страшные времена, столько пережившая и растерявшая – но в которой все-таки живет неистребимый дух романтической свободы и врожденного благородства. Ставший маленьким губернатором собственной фермы Санчо нашел своего Дон Кихота – нищего бродягу, с которым История поступила как с последним отребьем.Интеллектуально-художественный заряд, заложенный в этом фильме, куда значительнее, чем может показаться и наверняка покажется многим.Фильм Мигеля Эрмосо снят старомодно, без изысков. Рассказывая историю, которая сама по себе интересно придумана, он призывает к размышлениям о месте человека в той Истории, которую не придумаешь и не перепишешь, какой бы горькой она ни была.

Подкасты