Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Победа без радости

Общество
Победа без радости

[b]Вот и сбылось наконец то, о чем так долго мечтали в Кремле: Аслан Масхадов, второй президент самопровозглашенной Республики Ичкерия, уничтожен. Владимир Путин попросил представить к награде участников операции.[/b]Как и вы, я смотрел вчера жуткие кадры телесъемки трупа лидера сепаратистов и пытался разобраться в своих ощущениях. Я перенес себя в совершенно фантастическую ситуацию – представил на минуту чувства наших отцов и матерей, если бы лет 60 назад страна узнала бы о смерти Гитлера. Какое было бы ликование, какая «радость благородная» (не ярость, а именно радость) охватила бы всех – от мала до велика. Но вот нам показывают труп главного врага нынешней России, с которым мы воевали больше десяти лет, – и что же? Не вижу я ликующих лиц, не слышу злорадного «собаке – собачья смерть», никто особо не радуется долгожданной победе.Почему? Наверное, во-первых, потому, что этого врага мы вылепили своими руками. Сначала мы это сделали с Дудаевым – кадровым советским офицером, генералом, членом КПСС. Вместо того чтобы искать компромисс, мы захотели решить «проблему Дудаева» одним десантным полком и сделали из лояльного генерала знамя национальной войны. Потом мы отдали это знамя Масхадову – советскому полковнику, члену КПСС, выпускнику Тбилисского высшего артиллерийского училища и Ленинградской военной академии, верой и правдой служившему большой Родине на Дальнем Востоке, в Венгрии, в Прибалтике. Нужно было очень постараться, чтобы сделать из него врага номер один. Даже после штурма Грозного в августе 1996-го, когда, казалось бы, все мосты к перемирию были сожжены, Масхадов говорил о том, что чеченскую оппозицию устроил бы статус Чечни в составе России, аналогичный статусу Татарстана. Но его и тогда не захотели услышать. Я не знаю, согласитесь ли вы со мной, но cмерть Масхадова – это, мне думается, трагедия человека в трагической истории страны. В свое время Михаил Шолохов гениально увидел подобное в донском казаке Григории Мелехове. Может быть, кто-то когда-нибудь сумеет написать о мятежном президенте постсоветской Чечни.И еще одна причина, почему нет ощущения победы. Никто не знает, что будет дальше.Масхадов был едва ли не единственным среди боевиков, кто до последнего дня продолжал говорить о переговорах, о прекращении военных действий. Сейчас же лидерами станут отморозки вроде Басаева, у которых руки по локоть в крови и которым терять уже нечего. Да, наверное, рано или поздно будут уничтожены и Шамиль Басаев, и Доку Умаров, и кто там еще. Но можно ли поручиться, что они станут последними?

Подкасты