Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

400 старых зданий стали новыми памятниками

Общество
400 старых зданий стали новыми памятниками

[i]Постановлением правительства Москвына базе Главного управления охраны памятников г. Москвы (ГУОП) создан Комитет по культурному наследию (Москомнаследие), который будет ведать вопросами охраны, сохранения, использования и популяризации культурного наследия столицы. Председателем комитета назначен [b]Владимир СОКОЛОВСКИЙ[/b], ранее руководивший ГУОП столицы. О задачах нового комитета корреспондент «ВМ» и попросила рассказать его руководителя.[/i][b]– Владимир Ильич, сначала о названии. Что оно меняет в деятельности вашей организации? Повышает ли новый статус ее возможности?[/b]– Несомненно. Статус Комитета, полноправного органа исполнительной власти Москвы, ведающего вопросами охраны культурного наследия, позволяет заниматься гораздо большим кругом проблем, среди которых, например, нормативно-правовое обеспечение охраны наследия, формирование и ведение Единого государственного реестра памятников, государственная историко-культурная экспертиза и многое другое.[b]– Не кажется ли вам, что процесс постановки объектов наследия на государственную охрану идет медленнее, чем того требует ситуация?[/b]– Да, был период, когда по тем или иным причинам почти ничего не утверждалось в качестве памятников. Однако с 2004 года ситуация заметно изменилась к лучшему. Только за прошлый год вышло три распоряжения правительства Москвы, которыми под охрану государства были поставлены около 400 объектов. Среди них знаменитый «Дом полярников» на Никитском бульваре, скульптуры выдающихся деятелей науки на территории комплекса Московского университета на Воробьевых горах, основные корпуса кондитерской фабрики «Красный Октябрь» (б. «Эйнем»), здание Московского почтамта на Мясницкой… И этот процесс продолжается.[b]– А как обстоят дела с приватизацией памятников?[/b]– Что касается памятников регионального значения, то этот процесс не прерывался. В настоящее время мораторий на приватизацию памятников действует в отношении федеральных памятников; их приватизация может начаться только после принятия общероссийского закона, разграничивающего объекты культурного наследия на собственность федеральную, собственность субъектов Федерации и муниципальную.Кроме этого, нужно определиться в отношении памятников, которые в любом случае должны остаться в государственной собственности. А это требует времени и усилий специалистов.[b]– Но ведь мы уже были свидетелями конфликтов по этому поводу?[/b]– Все это было вызвано правовой неопределенностью, отсутствием договоренности между федеральной властью и Москвой. Сейчас этот процесс в определенной степени сдвинулся с мертвой точки.[b]– А как складывается ситуация с Домом Пашкова?[/b]– Дом Пашкова – украшение Москвы. Но в то же время он – часть Российской государственной библиотеки, а потому должен находиться в федеральном подчинении. Сейчас там ведутся реставрационные работы, которые, надеюсь, в недалеком будущем будут завершены.[b]– Вы работаете в органе охраны памятников города с 1972 года. Ровно 30 лет и три года. Что изменилось за это время?[/b]– Изменилось многое. Когда я пришел, не было закона об охране памятников. В 1976 году был принят Закон СССР, а в 2002-м – Закон Российской Федерации. За эти годы появились заповедные зоны, утверждены зоны охраны памятников, введены градостроительные регламенты, разработан историко-культурный опорный план. 30 лет назад под государственной охраной состояло всего несколько сотен памятников, а сейчас их пять с половиной тысяч, в том числе – 3 объекта со статусом всемирного наследия, что редкость для столичных городов.Большинство культовых объектов были в запустении, а сейчас они возрождаются. Археология Москвы была скорее теорией, а сейчас это одно из основных направлений нашей деятельности.[b]КОММЕНТАРИЙ ДЛЯ «ВМ»Борис БОЯРСКОВ, руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия[/b]:[i]– Мы приветствуем создание Комитета по культурному наследию города Москвы, тем более что оно происходило по нашей инициативе. Теперь уже в пяти субъектах Федерации работают органы, призванные контролировать вопросы охраны, сохранения, использования и популяризации культурного наследия – это Кострома, Тюмень, Санкт-Петербург, Тверь и Москва. Мы рады налаживанию большего взаимопонимания с мэром Москвы Юрием Лужковым. Именно он дал указание о создании этого комитета и, как всегда, в короткий срок добился его исполнения. Мы заинтересованы в тесном сотрудничестве с новым столичным комитетом, в котором трудятся профессиональные, хорошо знающие свое дело специалисты. Уверен, что это позволит нам выработать согласованные подходы к сохранению памятников, даст возможность организовать эффективный государственный и общественный контроль в этом деле.[/i]

Подкасты