Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Убить нельзя кастрировать

Общество
Убить нельзя кастрировать

[i]Незамеченными остались два скромных юбилея, относящиеся к многовековой истории взаимоотношений людей и бездомных животных в нашем городе. Четверть века назад, перед Олимпиадой-80, столичные власти уничтожили почти всех бродячих кошек и собак, что вызвало невиданный всплеск крысиной популяции в последующие годы. В начале же 2000 года московское правительство впервые – тогда еще в экспериментальном порядке – решило перейти от практики тотального истребления отловленных собак к их стерилизации. Почему же сейчас, пять лет спустя, программа гуманного регулирования численности бродячих собак буксует?[/i][b]На кого повесить всех собак?[/b]Редкий телеканал в последние недели не «прошелся» по стерилизации бездомных сук. И в агрессии, мол, собаки, побывавшие под ножом хирурга, прибавляют. И опасные заболевания распространяют. И ланей с пятнистыми оленями, объединившись в злобные стаи, загрызают.А главное – из-за роста собачьего поголовья, обусловленного отказом от обязательного усыпления, Москве грозит неминуемая экологическая катастрофа. Мощный критический аккорд, прозвучавший в адрес аккредитованных в городской программе стерилизации ветклиник, заставляет задаться вопросом: кому это выгодно? В самом деле, не кошки же – исторические враги собак – «заказали» массовое выступление в поддержку старой практики усыпления! Для начала избавимся от мифов. Общегородской учет численности бездомных животных последний раз проводился, увы, только в 1997 году. Так что сколько собак облаивают просторы Первопрестольной, в точности сказать нельзя. Различные же экспертные оценки варьируются в широких пределах – от 35 тыс. до 70 тыс. голов. Не стоит забывать и о сезонных колебаниях: летом популяция традиционно разрастается, а голодные и холодные зимние месяцы переживают далеко не все бездомные дворняги. Но при чем тут стерилизация? Ведь этот метод как раз и был разработан в качестве плавного и мягкого регулятора численности!– Наши оппоненты не видят леса за деревьями! На улицах любого крупного города ровно столько собак, сколько способно прокормиться, – напоминает [b]президент Российской ветеринарной ассоциации Александр ТКАЧЕВ-КУЗМИН[/b]. – Настоящие «санитары города», бездомные собаки ежедневно избавляют нас от 30-35 тонн биологических отходов. Если бы в Москве не было так грязно, популяция бродячих жучек и шариков уменьшилась бы. Но пока мы с вами столь интенсивно мусорим, место собак, истреби их в один момент, тут же займут крысы и вороны. И вот тогда действительно может разразиться экологическая катастрофа. Не забывайте еще об одном пищевом конкуренте собак: лисах. Они могут принести из Подмосковья в столичные леса бешенство.А как же уничтожение одичавшими собаками редких животных? [b]Научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. Северцова Андрей ПОЯРКОВ [/b]считает это бредом:– Никаких ланей и пятнистых оленей московские собаки не убивают: в столице эти «жертвы», как известно, не водятся. Норку, горностая, ласку пес задушить и загрызть, конечно, может, только происходит это на охоте (которая в городской черте запрещена). Белки? Вы что, смеетесь? Собаки, по-моему, пока еще не летают![b]С больного хвоста на здоровый[/b]Но главное даже не в этом. Упрекать приверженцев стерилизации в том, что их методы приводят к бесконтрольному поголовью собачьего племени, мягко говоря, нечестно. Ведь по-настоящему комплексная программа регулирования численности бездомных животных в Москве так и не заработала. В среднем каждому административному округу по соответствующей бюджетной статье достается около миллиона рублей в год. С учетом того, что отлов стоит 400 рублей, операция – 800, а каждый день содержания четвероногой бродяжки в клинике обходится в 105 рублей, такими темпами всех сук (а один из краеугольных камней этого метода – лишение детородной способности подавляющего большинства «слабого пола») удастся отловить и прооперировать в лучшем случае через десять лет.– В данном случае нельзя говорить о сколько-нибудь серьезной программе, – считает [b]эколог Алексей ВЕРЕЩАГИН[/b], в конце 1990-х годов занимавшийся методологическим обеспечением эксперимента в Северо-Восточном округе. – Мы показали, что максимального эффекта можно достичь, прооперировав в залповом порядке четырех из каждых пяти сук. Тогда в последующие годы гораздо проще контролировать ситуацию. Иначе просто распыляются бюджетные средства.Контрольно-счетная палата Москвы еще три года назад находила серьезные нарушения в расходовании средств, выделенных на программу гуманного регулирования численности безнадзорных собак. А ведь сами ветклиники, допущенные к стерилизации бездомных собак, не зарабатывают на этом практически никаких средств! Город платит им только по себестоимости работ. Но собаку нельзя с операционного стола выбросить обратно в город: животному нужен 10-дневный реабилитационный период (говоря проще, передержка). При этом ни в одном административном округе несмотря на многочисленные постановления столичного правительства распоряжения мэра и его заместителей (последний документ принят два года назад), муниципальный приют не открыт.Исключение – Северный округ, но и там речь пока идет лишь о выделении земельных участков на четыре небольших приюта. Погоды они не сделают! Поэтому послеоперационное содержание бродяжек ложится дополнительным бременем на ветклиники.[b]Саботажи в префектурах[/b]– Это настоящий саботаж решений высшего органа городской исполнительной власти, – не скрывает эмоций [b]начальник отдела городской фауны столичного Департамента жилищно-коммунального хозяйства Татьяна ПАВЛОВА[/b]. – Кстати, в Выхине по иску районной управы даже… закрывают один приют (частный). В Южном округе префектура за несколько лет пальцем о палец не ударила, чтобы подобрать участок для собачьего приюта! Только в прошлом месяце мы отловили там 80 собак. Звоню заместителю префекта: куда их девать? – А вы им укольчик сделайте…Такая «теплая» опека участников городской программы стерилизации привела к тому, что уже в этом году количество ветклиник, прошедших аккредитацию, сократилось на одну. Организации, отвечавшей как раз за Южный округ, воевать с мельницами надоело. Хотя и прежде-то о серьезной конкуренции и тендерах говорить не приходилось. С грехом пополам наскребали по клинике на округ. В результате с собаками продолжают работать «живодерские», как выражаются в центре защиты прав животных «Вита», фирмы, сделавшие себе имя еще во времена поголовного усыпления-убийства: «Витус+», «Дормеханизация»…– За два месяца проверяющие из московского объединения «Ветеринария» побывали у меня четыре раза! – сокрушается главный врач продолжающей участвовать в программе стерилизации ветклиники, попросивший не называть себя в газете. – И когда коллеги из двух других организаций, собиравшихся оперировать бездомных собак по городскому заказу, увидели этот кавардак, то моментально отказались. Чиновники госветслужбы не зря так на нас наседают. Отказавшись от убийства, мы отвечаем за каждую собачью душу. Значит, и приписками за якобы отловленных животных не занимаемся, и делиться с проверяющими не хотим.Естественно, «гостей» больше устраивал старый порядок! Несмотря на многочисленные препоны, добросовестные ветврачи продолжают попытки запустить программу стерилизации по-настоящему. Но даже и нынешняя, весьма скромная, деятельность – огромный плюс: каждую отловленную собаку не только оперируют, но еще прививают от бешенства, лечат от паразитов, наконец, просто кормят и моют. Но не нравится бескорыстная работа айболитов неутомимым критикам. И вот запущена новая идея: не место «собачье-кошачьему» отделу в жилищно-коммунальном ведомстве, пора перевести его в Департамент природопользования и охраны окружающей среды. Перевести, конечно, можно. Только вся работа аппарата, как обычно случается при любой административной реформе, на несколько месяцев окажется парализована. И где гарантия, что неутомимые критики не присоветуют потом еще какую-нибудь модернизацию?

Подкасты