Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Александр Мохов: Дальниый Восток по мне сильно прогулялся

Развлечения
Александр Мохов: Дальниый Восток по мне сильно прогулялся

Утром его можно увидеть на репетиции в «Табакерке». Он густо накрашен и в женском парике. Днем – в учебных классах школы-студии МХАТа. Вечером его с завидной регулярностью можно обнаружить в телевизоре, причем в двух «мыльниках» сразу. Опять же вечером – на спектакле в Театре Табакова. Мохов — любимец Табакова. Любитель пития и дам. Родился, как и положено таланту, в провинции. Живет, как и принято у талантов, в Москве.[i][b]Внутри я – Ромео[/b][/i]— Я из деревни… ([i]звонит мобильник[/i])… У меня провинциальные комплексы… ([i]мобильник звонит все настойчивей[/i])… Ради бога, извините! ([i]кричит что-то в мобильник[/i])… Я часто думаю: достоин ли я этой жизни? Имею ли я право на это все? А потом пытаюсь себя успокоить – я это заработал, мне все это досталось не за красивые глаза! [b]— В этой профессии «за глаза» ничего не достается?[/b]— Может, кому-то и достается, а мне – нет! Я никогда не просыпался звездой! Я проходил свои этапы пути такими мааленькими шажочками. У каждого свой путь. Кто-то начинает ярко, и заканчивает никак. Ктото — наоборот. У меня другая дорога. Я иду, куда шел, и никуда, поверьте, не сверну.[b]— Идя мелкими шагами, можно упустить время.[/b]— Я фаталист. Я знаю себя. Мне не играть Ромео. Внутри я, может, и Ромео. Но мне его не играть.[b]— А вы внутри правда Ромео?[/b]— Ромео, может быть, отдыхает рядом со мной! Я по гороскопу рак, это максимализм во всем, это воплощение чувственности, ранимости и влюбленности.[b]— В Москве ранимым быть нельзя. Особенно если ты из провинции.[/b]— Я приехал в Москву не изнеженным ребенком. Я приехал в Москву старшиной. Так что ничего. Притерпелся. Вот когда я в пятнадцать лет уехал из дома, я был еще не защищен. И волтузило меня по полной программе.[b]— А зачем вы уехали в пятнадцать лет из дома, если вы такой ранимый?[/b]— Я хотел стать артистом. А ближайшее училище, где готовили на артиста, находилось от дома в двух сутках езды.[i][b]Отец сказал: «Поезжай»[/i]— Это же откуда надо было ехать?[/b]—Я жил на хуторе в Амурской области. Там было шесть домов. Чтобы прокормиться, мы держали большое хозяйство. Корова, свиньи, бычок, куры. Все дети – а нас было трое – помогали по хозяйству, кололи дрова, топили печку.[b]— Почему выбрали именно эту профессию? Понимали, что у вас талант? Или кто-то подсказал?[/b]— Бог помог. Ничего я тогда еще не понимал. А подсказывать было некому. Я окончил восемь классов и стал думать, куда бы поехать учиться. И решил стать артистом по книжке «Справочник для поступающих в вузы», которая мне попалась на глаза. Там было так заманчиво и непонятно написано: «Актер драматического театра».[b]— Почему непонятно? Вы не знали, что такое актер?[/b]— Я не знал, что такое «драматический».[b]— Вас легко отпустили?[/b]— Мама сначала смеялась, а когда поняла, что я это серьезно, стала плакать. Ну куда? Представьте себе – за две тысячи километров отпустить ребенка. А отец – царство ему небесное – прожил тяжелую жизнь. Он был из детдома. Для него пятнадцать лет – это уже взрослый мужик. Он сказал: «Поезжай».[b]— Вы помните момент, когда поняли, что за профессию выбрали по вашему справочнику?[/b]— Это было связано с успехом. Мы сдавали экзамен в Иркутском театральном. Отрывок назывался «Хирургия». Я был весь в гипсе и бинтах. Зал лежал. На следующий день мы проснулись национальными героями. Я понял, что эта профессия – моя.[i][b]Нормально! Нормально![/b][/i]— Я служил под Хабаровском. В противотанковой батарее. В 21 год я вернулся из армии в звании старшины, сел на поезд и поехал учиться в Москву. Ехал шесть суток. В Москве встретил своих однокурсников по Иркутскому театральному. Они сказали: «Давай поступай в ГИТИС!» Я метнулся туда – поздно. Уже все сдали творческий конкурс и писали сочинение. Идем мы по ГИТИСу с моей знакомой Светой Малыгиной, она меня утешает, говорит, слышала, что у Табакова какие-то проблемы, ребят его в армию забрали. А навстречу нам Марина Зудина, она у него училась. Я к ней подойти даже постеснялся. Выглядел я после армии «будка, мама, не горюй!» А Света к ней подошла. Та дала адрес. Я приехал на Чаплыгина. Вижу — выходит Табаков. Он меня послушал и стал думать, как бы меня оформить на третий курс. Думал все лето. Но это Табаков. Он придумал. Официально я учился на первом курсе. А сдавал сразу за первый, второй и третий.[b]— Как вас встретила «Табакерка»?[/b]— Меня приняли как своего. Не было никакого периода адаптации. Мне были рады. Здесь была любовь. Друг к другу. К профессии. Мы были одной семьей. Это было удивительно. Я же был не лягушонок, а взрослый мужик. Понимал, что это дорогого стоит.Помню, на первом спектакле моей партнершей была Евдокия Германова.Она играла Жанну д’Арк. Я – ее близкого друга. И она чувствовала, что мне внутреннего пространства не хватает. И выводила меня на улицу. Ставила на тротуар. Сама переходила через улицу. Мы шли и перебрасывались репликами. Чтобы я нарастил это самое пространство.[b]— Как реагировали прохожие?[/b]— Как на идиотов. Идут двое по разным сторонам улицы, кричат друг другу что-то через дорогу. А посередине идет третий и повторяет: «Нормально! Нормально!» Это был наш педагог.[b]— Вам приходилось в театре кому-то что-то доказывать?[/b]— Доказывать нужно только самому себе. А с пеной у рта – это не мое. Я слишком хорошо знаю цену своего маленького шажка.[b]— На вашем пути лучше не становиться?[/b]— В принципе, да. Я не стремлюсь занять плацдарм любыми средствами, но если так исторически сложилось, что я его занял, то я на нем стою. Но чужого я никогда не беру. У меня есть принципы. Я никогда не пересплю с женой друга. Во всяком случае, пока она его жена. Но и своего я не отдам.[b]— Табаков предлагал вам стать директором театра. Почему?[/b]— Лучше спросить об этом Олега Палыча. Наверное, он доверял мне. Наверное, знал, что я его не подведу.[i][b]Я уходил не от Табакова — от себя[/i]— Вы как-то сказали, что ваша отдушина – женщины и водка. Отдушина от чего? Вы же любите свою работу.[/b]— Отдушина от себя. Я человек путаный. У меня бывают такие периоды, что нужно с собой что-то делать. Иногда просто бывает плохо. Тогда я иду к своему другу Славе, с которым мы дружим 25 лет, и плачу у него на плече. И когда я иду к нему плакать, я, конечно, иду не с пустыми руками. Но я не алкоголик.[b]— Почему к другу, а не к жене?[/b]— Твоя правда не всегда хороша. Ты можешь сделать жене больно. С другом быть откровенным проще. Вообще, откровенным можно быть только с другом, случайным попутчиком или с Богом. Но у Бога в основном приходится просить прощения за грехи. А друг – он и так поймет, без покаяния.[b]— У вас есть ощущение того, что все, чего вы добились, – эфемерно?[/b]— Абсолютно. Я так мечтал, чтоб меня узнавали на улицах! Я так хотел всего того, что у меня сейчас есть! Но это все стало моими оковами. Чем более известен человек, тем более он одинок.[b]— Вы хотели бы повторить жизнь сначала?[/b]— Да вы что! Что я, садист? Сам себя резать по больному! [b]— Что в таком случае для вас Табаков?[/b]— Его Бог мне дал свыше.[b]— Зачем же вы от него два раза уходили?[/b]— Я не от него уходил. Я уходил от себя. Табаков для меня сделал больше, чем отец. Когда у меня умерли родители, он мне так помог, что не помнить этого — значит быть последним подонком. Я сам порчу отношения. Но это мои проблемы.[b]— А почему вы портите отношения?[/b]— Во-первых, я не могу лукавить. Я говорю то, что думаю. Получаю за это по мозгам. Педагоги, которые меня любят, мне говорят: «Саня, ты чего? Что ты всем мешаешь?» Не хотите, чтоб мешал – не спрашивайте. Дальний Восток по мне сильно прогулялся. Я в этом смысле не москвич. У меня другие критерии жизни. Меня Табаков несколько раз сам разнимал. И сказал мне очень мудрую фразу: «Саша, хочешь выжить в этой профессии — научись быть дипломатом».[b]— И вы прислушались?[/b]— Конечно. Я сейчас и студентов своих этому учу. Но характер – это судьба. Я могу сказать в свое оправдание, что сознательно я никогда никому боли не причинял. Я делал глупости, но делал их от чистого сердца. И пусть кинет в меня камень тот, кто безгрешен.[b]Досье «ВМ»[/b][i]Александр Мохов, актер.Родился в 1963 году в Вологодской области.Жил на Дальнем Востоке.В 1982 году окончил Иркутское театральное училище, в 1986 году — ГИТИС (мастерская Олега Табакова).Работал в Сахалинском драматическом театре.Актер Театра под руководством Олега Табакова. Преподает актерское мастерство в школе-студии МХАТ.Играет в спектаклях «Крыша», «Дыра», «Матросская тишина», «Провинциальные анекдоты», «Бумбараш», «Билокси–блюз», «Ю» и др.Снимался в фильмах «Беспредел», «Серые волки», «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», в сериалах «Сыщики», «Мужская работа», «Две судьбы».Женат. Имеет сына.[/i]

Подкасты