Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Книжкин дом

Развлечения

[b]Чтобы помнилиБетти Джин Лифтон. Король детей. Жизнь и смерть Януша Корчака.М.: Рудомино; Текст.[/b]«Король Матиуш Первый» печатался в детском журнале (не то в «Пионере», не то в «Костре») с продолжением, и я, в то время школьница не помню какого класса, с нетерпением ждала каждого следующего номера. Автором романа был Януш Корчак, про которого уже позднее довелось узнать то, что сделало его жизнь фактически житием, а смерть – подвигом. Известнейший врач, педагог и писатель, еврей по национальности (настоящие имя и фамилия – Генрик Гольдшмидт), Корчак любил всех детей, не разделяя их по национальному признаку. Но в 1940 году в Варшавском гетто посвятил себя двумстам с лишним еврейским детям, которые жили благодаря ему замечательно интересной детской жизнью: в нечеловеческих условиях он делал из них настоящих людей. А страшным утром 6 августа 1942 года отказался от жизни, предложенной немцами ему одному, предпочтя смерть в печи Треблинки, но – вместе с детьми, которые ему верили как никому другому. Эта книга признана лучшей на сегодня биографией Януша Корчака.[b]Записки юного добровольцаЛеонид Андреев. Философия существования. Военные воспоминания.М.: Гелеос.[/b]Я писала о книге Леонида Андреева про Сартра. То же издательство выпустило недавно совершенно другую книгу этого крупнейшего исследователя творчества французского писателя, а также специалиста по импрессионизму и сюрреализму. Воспоминания о войне, законченные летом 1944 года, никогда автором не перерабатывались, хотя он прожил долгую творческую жизнь, долгие годы работал в МГУ, был профессором, деканом филфака, завкафедрой зарубежной литературы… То, что делом его жизни станет именно литература, стало ясно не сразу, но к лету 1941 года юноша понял: физика с математикой – не его, и ушел из знаменитого уже тогда Бауманского училища. А больше никуда поступить не успел: началась война, и на третьей неделе он ушел на фронт добровольцем. Сам Леонид Андреев всегда сомневался, стоит ли эти записки предавать гласности. Но в 2001 году его не стало, и вдова ученого Наталья Николаевна решила их все же опубликовать, за что мы должны быть ей благодарны.[b]Жизнь и судьбаВилли Биркемайер. Оазис человечности № 7280/1: Воспоминания немецкого военнопленного.М.: Текст.[/b]«5 января 1945 г. Дорогая мама! А все же мы будем прикрывать отступление войск на запад. Уже несколько дней, как нас зачислили в дивизию СС «Гитлерюгенд». Не могу описать, как я горжусь, что надену настоящий серый мундир…» Так начинаются записки другого молодого человека. Вилли Биркемайеру было тогда 16 лет, вскоре после этого письма он попал в плен и был отправлен в СССР. Там он в полной мере познал то, что веком раньше выразил Тютчев своим знаменитым «Умом Россию не понять». Но не озлобился, полюбил простых русских людей. А с простой русской девушкой Ниной даже создал подобие семьи. В 1949 году Вилли вернулся домой. А вскоре получил первое – и единственное – письмо от Нины, в котором та сообщила ему, что беременна и «ждет маленького Вилюшу». Родилась Танюша, но счастливый отец узнал об этом лишь… 52 года спустя, на передаче «Жди меня», где он встретился с дочерью и Ниной. Перевел книгу Михаил Черненко, который совсем еще мальчиком был угнан в Германию.[b]Как они поймали ГитлераЮзеф Хэн. Дымка.Издательство Университета Марии Кюри-Склодовской;Польский культурный центр в Москве.[/b]И еще один мальчик, на этот раз польский. Начало Второй мировой застало 16-летнего Юзефа в Варшаве. Попав затем в Советский Союз, он там работал, учился, а после сражался в рядах Красной армии. В 1944 году, уже солдатом Войска Польского, вернулся на родину. Вот об этом периоде его жизни – большинство рассказов, вошедших в чудесную, хотя и несколько странную на вид книгу. О серьезных вещах Хэн говорит с мягким юмором (например, в рассказе «Гитлер в наших руках»), от чего они порой становятся еще серьезнее. В каждом рассказе есть своя изюминка, но самый сильный, пожалуй, «Боксер и смерть», хотя, конечно же, автор не мог видеть своими глазами, как заключенный Коминек раз за разом посылал в нокаут лагерфюрера Крафта, решившего для забавы откормить бывшего боксера и использовать его в качестве груши. Завершает сборник повесть «Дымка» – исповедь стареющего, пьющего, но все еще талантливого интеллектуала-неудачника. И повесть, и все рассказы взяты из книги «Небо наших отцов».[b]Чужие среди чужихОлег Смыслов. «Пятая колонна» Гитлера. От Кутепова до Власова.М.: Вече. Серия «Военные тайны ХХ века».[/b]Петр I учредил специальную медаль за предательство. Она изготовлялась из серебра весом в 4 килограмма и с цепью весом 800 граммов. С одной стороны было изображение повесившегося на осине Иуды, с другой шла надпись: «Треклят сын погибельный Июда, еже за серебролюбие давится». В книге много подобных интересных фактов, а материалы о русской эмиграции в межвоенный период, о сепаратистах зарубежья, об их сотрудничестве с фашистской Германией вообще уникальны. Для автора этой книги Власов, безусловно, предатель. В конце 80-х в Англии генерала Волкогонова спросили: «Не стоит ли переосмыслить роль Власова в войне? Возможно, он не предатель, а борец со сталинизмом?» И он ответил: «Власов изменил не Сталину, а присяге и Родине. Если бы таким образом поступил, допустим, генерал Монтгомери, как бы вы оценили подобное?» «Это невозможно!» – крикнул степенный джентльмен. В своей книге военный историк и писатель Олег Смыслов пытается это невозможное объяснить.

Подкасты