- Город

«Дельцы» с Хитровки

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

«Дельцы» с Хитровки

[b]Те, кто любит книги В. А. Гиляровского, помнят, сколько разных «профессионалов» находили себе приют под мрачными сводами ночлежек и трактиров Хитровки, в подворотнях Цветного бульвара или под красными фонарями «веселого» Проточного переулка. Один из постоянных авторов «ВМ» – Валерий Ярхо, работая в архивах, просматривая подшивки журналов и газет столетней давности, накопил большое количество фактов, позволяющих увидеть жизнь этих людей во всей красе. «Вчерашняя Москва» сегодня открывает новую рубрику «Московские типы», где будет знакомить наших читателей с некоторыми колоритными личностями старой Москвы.[/b] Утром они выползали из темных коридоров ночлежных домов Кулакова, Ярошенко и Румянцева, выходили из «Общежития Московского попечительства о народной трезвости» при местной чайной, служившей прибежищем для «интеллигентных хитрованцев». Их трудовой день был наполнен хлопотами и письменными упражнениями, а «деловое присутствие» располагалось чаще всего в ближайших чайных, где они без устали строчили «слезницы» – жалобные письма о «подаянии вспомоществования». Возле них кормились подделыватели печатей – слезные письма часто «оформлялись» под прошения благотворительных обществ, а потому их украшали соответствующими печатями и штампами. В своем ремесле «дельцы» становились с годами настоящими виртуозами, были среди них и свои звезды. В недлинном межсезонье между первой русской революцией и Первой мировой войной главным талантом среди «дельцов» считался человек, прежде бывший кузнецом, но давно бросивший это дело. Утомившись стоять у наковальни, весной 1906 года он водрузил себе на нос желтые очки и как «потерявший зрение на почве тяжкой болезни» стал промышлять подаянием. Со временем у неграмотного экс-кузнеца обнаружился удивительный талант по части сочинения жалостливых писем – не умея писать, он диктовал, а за ним записывали. Разрабатывая эту «золотую жилу», Кузнец, сколотив хорошее состояние, купил дом и давно мог бы бросить «дело». Да вот только прикипел он к нему всей душой – талант требовал выхода. А потому каждое утро шел Кузнец на Хитровку, как чиновник на службу. Он поднимался в нумер многоквартирного дома, где его уже ждали «писаря», усаживался во главе стола, вперял свой взор куда-то в стену, а потом начинал вдруг диктовать. Прошения о помощи он сочинял со всякими «коленцами», не повторяясь, всегда так умея «надавить на слезу», что, случалось, и «писаря», и случайные свидетели этих упражнений в обмане, да и сам он начинали шмыгать носом, забывая, что все это – одни слова. Неудивительно, что его «романы в письмах» находили отклик в душах многих состоятельных людей и часто возвращались с деньгами, так что каждый год Кузнец откладывал несколько тысяч рублей, содержал целый штат «писарей» и «гонцов», разносивших письма по адресам. Эти «гонцы» являлись за письмами несколько позже «писарей», забирали работу и у одиночек, и у артелей «дельцов». Они проходили по чайным и нумерам, в которых кипела работа, спрашивая: «Есть куда?», и забрав письма, спешили с ними в город. Обратно несли ответы и очень часто деньги. После раздела того, кому и сколько причиталось, «гонец» получал свои 20 копеек с каждого письма, по которому ему дали денег. Пресловутая жалостливость русской натуры обеспечивала миру «дельцов», «гонцов» и «писарей» и шкалик водки, и закуску, и плату за ночлег на нарах Хитровки. Повторить успех непьющего Кузнеца смогли очень немногие, поскольку все деньги, полученные при помощи «слезниц», сочинители пропивали, не сходя с рабочего места, и вовсе не стремились покинуть его. Пав на дно, они нашли свое место – карабкаться вверх у большинства не было ни сил, ни желания. [b]На илл.: [i]Обитатели Хитровки у входа в чайную, где Кузнец сочинял свои «слезные прошения».[/b][/i]

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах