«Дальнобойщик», предпочитающий плыть по прямой

«Дальнобойщик», предпочитающий плыть по прямой

Спорт

[b]Мы предлагаем вам интервью с ним, из которого станет ясно, во что обходятся километры высочайшего мастерства и огромного мужества По морям, по волнам Весь в медалях он сидит…[/b][i]Одних соперников, что ли, этим марафонцам мало, размышляла я накануне интервью с трехкратным чемпионом континента и чемпионом мира на дистанции 5 и 25 километров. Иначе как объяснить их желание бороться то с холодной (до 14°С), то, напротив, с до противного теплой, соленой водой, разъедающей тело, духотой и палящим солнцем, волнами и несметным количеством километров, от которых у нормального, даже неплохо плавающего человека возникает закономерный вопрос: зачем? — Знаешь, мне всегда было интересно, где предел возможностей человеческого организма. Вот я, скажем, могу проплыть 25 километров, сделать это быстрее других и сам выбраться на берег. Но это в принципе далеко не «потолок». Существуют ведь и более протяженные — до 86 километров (в речной воде в Аргентине) марафонские дистанции. Это в программу чемпионатов Европы и мира включают лишь две гонки: 5 и 25 км.[/i][b]— А ты вообще как на подобные соревнования попал? Всетаки финалист Олимпиады в Атланте на 1500 метров — вот и плавал бы себе в тихом спокойном бассейне. Что в открытую воду-то потянуло? [/b]— Плавал бы, не будь у бассейна бортиков. Вот если бы всю дистанцию да по прямой! Очень я на поворотах теряю. А если серьезно, в 1992 году мой тренер Сергей Кустов случайно наткнулся в спортивном календаре на марафон. Поехали, получилось, там же узнали, что с 1991 года и в этом виде проводятся мировые чемпионаты. [b](В 1994-м в Риме Россия впервые была представлена на них марафонцем: Алексей тогда выиграл «бронзу». А в прошлом году благодаря Акатьеву в Москву уехали обе золотые награды. — О. Б.) [/b]Когда мы решили попробовать, естественно, не строили никаких «наполеоновских» планов. Но дела в марафоне пошли, и решено было совмещать его с «полуторкой». Кстати, на этой дистанции надеюсь «отобраться» в национальную сборную на Игры в Сидней. И закалка марафонца здесь будет очень кстати.[b]— Да, чтобы плыть пять часов подряд — именно столько «уходит» на 25 километров, — пожалуй, нужна особая подготовка… [/b]— Я бы сказал, что прежде всего к таким стартам нужно иметь склонность, грубо говоря, определенную конституцию мышц. Кому-то природой отпущено очень быстро преодолевать 100 метров, кому-то — наматывать километры. А остальное — дело опыта, ну и тренировок, конечно. Хочешь или нет, но пару раз в неделю по тридцатке проплывать приходится.[b]— Самое главное, наверное, обладать отменной выносливостью? [/b]— Не все так просто. Чтобы добраться до финиша, очень важен грамотный тактический расчет. Надо правильно выбрать момент для ускорения, иначе «привезешь» себе на финиш конкурента или просто не хватит сил и будут тебя, как галошу, вылавливать. Со мной как-то раз подобное случилось. Организм был запрограммирован на то, чтобы дотянуть до конца, а вот сознание как бы выключилось: что после финиша происходило — не совсем помню.Бывает, и на дистанции у кого-нибудь голова не выдерживает. Один раз опытный немец километрах на пятнадцати вдруг свернул и поплыл в открытый океан, стал людей пугаться, от спасателей шарахаться, еле они его выловили. Так что психологической подготовке уделяется особое внимание.[b]— А ты, когда плывешь, всегда понимаешь, что вокруг происходит или мыслей в голове вообще никаких? [/b]— Соперники не дают расслабляться. А самое главное — ориентировка в открытой воде полностью лежит на самом спортсмене. На 25 километрах буи «встречаются» через каждые 2 км, а в остальное время четко представлять, где находишься и куда плывешь, — исключительно твоя задача. Правда, впереди метрах в 400 обычно следует направляющий катер, но на него удается ориентироваться, если волна не выше метра (соревнования отменяют только при шторме в 4 балла). Хорошо, когда виден берег, но вот, например, на чемпионате России, который традиционно проводят в Геленджикской бухте, на второй половине 16-километрового маршрута в лицо, как правило, светит ослепительное солнце. Так и плывешь куда-то туда, примерно на восток.Расслабишься — наверняка сделаешь лишний крюк. По собственному опыту знаю.В общем, скучать некогда. Правда, иногда жалко, что нельзя музыку послушать. Если делать особо нечего, люблю окрестности рассматривать. И в воде, когда она прозрачная очень много интересного. Но эстетствовать тоже лучше с умом. Одному любителю подводной фауны, например, как-то раз вздумалось поближе рассмотреть электрического ската. И хорошо, что плывущие рядом «коллеги» успели «юнната» за ногу схватить, а то одного разряда вполне бы хватило.[b]— Наверное, не очень уютно себя ощущаешь один на один с морской стихией? [/b]— По большому счету, пловцы в воде не одни. Рядом обязательно лодки сопровождения. Во-первых, на случай, если спортсмена надо вытащить: от усталости может свести руку или ногу, и травмы случаются. А во-вторых, на дистанции 25 км мы обязательно питаемся. Речь, конечно, идет не об обычной еде, но без определенной подкормки никак нельзя: внутренних ресурсов организма хватило бы в лучшем случае на час с небольшим. Так что с этой самой лодки каждые полчаса тренер протягивает мне стакан со специальным питательным напитком. Причем сама передача должна длиться мгновение, иначе последует дисквалификация, да и соперников отпускать далеко не имеет смысла. Это только кажется, что пять часов — ужасно много, на самом деле ценится каждая секунда.[b]— В последнее время профессиональные спортсмены получили реальную возможность зарабатывать деньги: появилась масса коммерческих турниров, да и суммы призовых значительно возросли. Хотелось бы знать, может ли лучший на сегодняшний день марафонец планеты назвать себя обеспеченным человеком? [/b]— Тут многое зависит от вида спорта. Марафон в смысле денег, конечно, не сравнить с легкой атлетикой. Призовые за Европу и «мир» нам платит официальный спонсор национальной команды по плаванию. Если участвуешь в коммерческих соревнованиях, расходы берут на себя их организаторы. А вот для того, чтобы поехать на этап мирового кубка (не просто туда долететь и мчаться с самолета на старт), но иметь в запасе время для акклиматизации (а большинство этапов проходит в Южной Америке и Австралии), нужен личный спонсор. У меня такового нет. Так что иногда приходится ломать голову над тем, где взять деньги на авиабилет.[b]— Может, все дело в том, что марафонское плавание — относительно молодой и не самый популярный у нас вид спорта. К тому же вид, еще не ставший олимпийским? [/b]— Насчет популярности — не согласен. В последнем чемпионате страны приняли участие 38 марафонцев-мужчин и около 30 девушек. И это опять же те, кто сумел решить проблему своего финансирования. А в программу Олимпийских игр заплыв на 25 км должен войти уже в 2004 году.[b]— Значит, все твои, скажем так, долгосрочные цели связаны с олимпийскими Афинами? [/b]— Конечно, хотелось бы плыть на Олимпиаде именно марафон. Надеюсь, это осуществится, когда я как спортсмен буду еще жив. Но знаешь, у меня еще одна мечта есть. Собираюсь пересечь Ла-Манш. Просто, чтобы доказать: и там русские кое-чего могут добиться. Учет переплывших этот пролив ведется еще с прошлого века, но наших соотечественников в списке пока нет. Правда, связавшись с организаторами, я понял, что и здесь без спонсора не обойтись. Но уж очень хочется установить мировой рекорд. Сейчас он, кстати, принадлежит американцу. 28 километров — за 7 часов 17 минут.Но я, пожалуй, смог бы быстрее.

Google newsYandex newsYandex dzen