Дважды Адмирал Флота Советского Союза

Общество

[i]Он трижды был контр-адмиралом, дважды вице-адмиралом, также дважды Адмиралом Флота Советского Союза. В отставку его, разжалованного, отправили в звании вице-адмирала.После его смерти несколько лет на его могильной плите не было надписи о звании.Указывалось лишь то, что [b]Николай Герасимович Кузнецов [/b]был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. И только спустя много лет, в восьмидесятые годы, при М. С. Горбачеве, его посмертно восстановили в звании, на надгробье появилась надпись «Адмирал Флота Советского Союза».[/i]Он родился на севере, в глухой деревне Медведки, на берегу реки Ухтомки, впадающей в Северную Двину. И разве мог кто предположить тогда, что, в общем-то, совершенно «сухопутный» мальчишка, если не считать соседства с рекой, станет самым знаменитым советским флотоводцем.Взлет его был действительно фантастическим. Он начал с трех классов начальной школы, а уже в 1926 году с отличием окончил Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе.Служба на корабле сначала старпомом, затем командование крейсером «Червона Украина» на Черном море, который вскоре сделал лучшим во флоте, работа военно-морским советником в республиканской Испании во время гражданской войны, командование Тихоокеанским флотом и в тридцать пять вдруг взлет до Наркома ВМФ СССР.Это было тревожное время. Германия уже поглотила Австрию, подмяла под себя Чехословакию, фашистская Италия развязала войну против Албании. В Испании фалангисты, поддерживаемые странами «оси», вытесняли республиканцев к французской границе. В воздухе явно пахло новой мировой войной.Именно в это время во главе флота стал один из самых молодых наркомов — адмирал Николай Герасимович Кузнецов....А война была уже на пороге. Несмотря на Пакт о ненападении между СССР и Германией, наиболее дальновидным из советских руководителей становилось ясным, что именно нацистская Германия является врагом № 1. В те годы наш флот был слабее германского. В стране была принята большая программа создания действительно мощного надводного и подводного флота. Закладывались новые крейсера, линкоры типа «Советский Союз», новые подводные лодки и эсминцы. Однако на все это нужны были годы и годы, а война уже стучалась в наши двери.Вернемся в самый канун начала войны. Вечер 21 июня 1941 года. В 20.00 к наркому Кузнецову пришел только что прибывший из Берлина военно-морской атташе М. А. Воронцов. Николай Герасимович позже вспоминал: «...В тот вечер Михаил Александрович минут пятьдесят рассказывал мне о том, что делается в Германии.Повторил: нападения надо ждать с часа на час.— Так что же все это означает? — спросил я его в упор.— Это война! — ответил он без колебаний...» И тогда Н. Г. Кузнецов фактически на свой страх и риск принял решение о приведении флота в самую высокую боевую готовность. Готовность № 2 была объявлена им еще два дня назад.Оперативная готовность № 1 была объявлена по флоту в 01.15 22 июня 1941 года. Если бы на следующее утро не началась война, неизвестно, вернее, очень даже известно, чем могла закончиться карьера адмирала.Его непременно обвинили бы в паникерстве, в провокационных приготовлениях, быть может, даже в трусости, хотя именно для того, чтобы самостоятельно принять такое решение, необходимо было великое личное мужество.И война началась. В 3 часа 7 минут немецкие бомбардировщики бомбили Севастополь, но на флоте их уже ждали. Еще несколько строк из воспоминаний Н. Г. Кузнецова: «...Немецкие самолеты подходили к Севастополю крадучись, на небольшой высоте. Вдруг сразу вспыхнули прожекторы, яркие лучи стали шарить по небу. Заговорили зенитные орудия береговых батарей и кораблей. Несколько самолетов загорелось и начало падать. Другие торопились сбросить свой груз. У них была задача заблокировать корабли в бухтах Севастополя, не дать им возможность выйти в море. Противнику это не удалось.Мины упали не на фарватер, а на берег. Часть попала в город и взорвалась там, разрушая дома, вызывая пожары и убивая людей.Мины спускались на парашютах, и многие жители думали, что это выбрасывается воздушный десант. В темноте принять мины за солдат было немудрено. Невооруженные севастопольцы, женщины и даже дети бросились к месту приземления, чтобы схватить фашистов. Но мины взрывались, и число жертв росло. Однако налет был отбит, и рассвет 22 июня Севастополь встретил во всеоружии, ощетинившись орудиями, которые смотрели в небо и в море».В те первые дни, когда немцам удалось уничтожить значительную часть нашей авиации и танков именно ударами с воздуха, наш флот не потерял ни одного боевого корабля.А еще через две с небольшим недели 1-й минно-торпедный полк морской авиации совершил первый ночной налет на Берлин. Наша армия отступала по всему фронту, а самолеты морской авиации Ил-4 (ДБ-3ф), стартовав с острова Эзель в Балтийском море, бомбили столицу рейха.Война потребовала огромного напряжения сил. Тысячи моряков пришли на помощь пехоте. «Черной смертью» за цвет одежды и несгибаемое мужество называли их немцы.Они воевали под своими морскими флагами, закусывая в атаке кончики лент на бескозырках, чтобы их не сорвало встречным ветром, не сбило шальной пулей. Запертые в Ленинграде корабли Балтийского флота огнем орудий помогали солдатам отражать атаки врага. И даже тяжело поврежденный бомбой линкор «Марат» бил по передовой из уцелевших орудий главного калибра.Нельзя рассказать о войне на море в одной небольшой публикации. Заметим лишь, что за эти годы наш флот под командованием Н. Г. Кузнецова уничтожил около 1 300 транспортов, более 1 200 боевых кораблей и вспомогательных судов противника. Авиация флота уничтожила до 5 000 самолетов врага. Флотами было высажено около 120 десантов с моря, в то время как противнику не удалось осуществить ни одного. Именно за эти боевые заслуги по окончании войны с Японией Н. Г. Кузнецов был удостоен звания Героя Советского Союза. К тому времени, по сути, специально для него было учреждено новое воинское звание — Адмирал Флота Советского Союза. Казалось, позиции наркома незыблемы.Но главный кремлевский крупье любил и умел тасовать колоду. Вскоре после окончания войны командовать Одесским военным округом, а на самом деле в южную ссылку, был отправлен легендарный маршал Г. К. Жуков. С Н. Г. Кузнецовым вождь поступил еще круче: через несколько лет после войны его и еще трех адмиралов Л. М. Галлера, В. А. Алафузова и Г. А. Степанова обвинили в передаче документации на парашютную торпеду союзникам. И как ни доказывали обвиняемые, что секрет этот был секретом Полишинеля, а данные о торпеде давно опубликованы в технических журналах, — приговор суда был суров: троих адмиралов осудили и посадили, а самого Кузнецова разжаловали в контр-адмиралы. Позже их реабилитировали, но адмирал Л. М. Галлер так и умер в тюрьме.Но и после этого Кузнецов не обозлился на мир, а поехал на Дальний Восток к новому месту службы. Авторитет его на флоте был так высок, что вскоре опального адмирала опять затребовали в столицу. Здесь не могли обойтись без него.Одного хозяина в Кремле сменил другой. Вернулся в столицу и Г. К. Жуков, ставший через некоторое время министром обороны. Но в последние годы отношения его с Кузнецовым не заладились. Сейчас трудно судить, что тому было причиной. Кузнецов обладал на флоте таким же авторитетом, что и Жуков в армии. Быть может, это вызывало у Жукова ревность. Он, впрочем, вполне заслуженно считал себя первым военным страны. Или раздражало прославленного маршала то, что уж очень настойчиво Н. Г. Кузнецов отстаивал интересы флота, как считал министр, в ущерб интересам армии. К тому же строптивого адмирала сильно недолюбливал Н. С. Хрущев, который имел собственную «концепцию» строительства флота. Нужен был только повод. И он подвернулся.29 октября в 01 ч. 30 мин. 48,5 сек. (запись из вахтенного журнала)1955 года на рейде Севастополя внезапно взорвался и через 2 ч. 45 мин. опрокинулся и затонул линейный корабль Черноморского флота «Новороссийск». В момент взрыва погибли около 200 моряков, еще более 400 так и остались заживо погребенными в корпусе перевернувшегося корабля. К тому времени Главком уже несколько месяцев болел, но тем, кто искал повод для того, чтобы избавиться от строптивого адмирала, до этого не было дела. Правительственная комиссия пришла к выводу, что главной причиной трагедии могла быть необезвреженная донная мина, оставшаяся еще со времен войны.Впрочем, не исключалась и возможность диверсии. Дело в том, что корабль, носивший имя «Новороссийск», долгое время назывался совсем иначе. Это был старый, спущенный на воду еще до первой мировой войны, а перед второй мировой модернизированный итальянский линкор «Джулио Чезаре» («Юлий Цезарь»), в 1949 году переданный нам по репарациям в качестве компенсации за понесенные в войне потери.Ходили упорные слухи, что это была диверсия итальянских подводных пловцов, которыми во время войны командовал князь Джулио Боргезе.Тайна гибели линкора так до сих пор и не раскрыта. А вот то, что виновным «оказался» Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов, — давно ни для кого не секрет.Как вспоминал легендарный флотоводец, в начале 1956 года его вызвал Г. К. Жуков и «в течение пяти— семи минут, в грубой форме» заявил, что на флотах он не пользуется никаким авторитетом, что он снимается с должности и понижается в звании до вице-адмирала без права восстановления...Примечательно, что осенью 1957го сам Г. К. Жуков был отправлен Н. С. Хрущевым в отставку почти с теми же формулировками. В Кремле обретал силу новый тасователь колоды...В отставку его отправили в звании вице-адмирала. Жизнь очень сурово обошлась с ним, но он никогда не жаловался, мужественно принимая и взлеты, и падения, которые ему уготовила судьба. Он написал несколько книг, которые и сейчас читаются с огромным интересом, так как это рассказ человека, который был свидетелем великих исторических событий.Сегодня просторы мирового океана бороздит гордость нашего флота — авианосец (будем называть этот корабль тем, чем он является на самом деле) «Адмирал флота Николай Кузнецов». Сначала он назывался «Тбилиси», затем — «Леонид Брежнев», и только с третьей попытки корабль получил то имя, которое должен был носить с момента закладки....На могиле адмирала на Новодевичьем кладбище через много лет после смерти было выбито посмертно же восстановленное его воинское звание — Адмирал Флота Советского Союза, а в столице создан общественный фонд увековечения памяти адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова, которым руководит его сын Владимир....Завтра исполняется 95 лет со дня его рождения.

Google newsYandex newsYandex dzen