- Город

Неуловимый для короля

Станцию «Смоленская» закрыли на полтора года

Биатлонист Логинов снялся с масс-старта на ЧМ из-за нового визита полиции

Тишковец рассказал о столичной погоде в последнюю неделю зимы

Путин оценил шансы на дружбу между Россией и Украиной

Сергей Собянин рассказал о мерах по предотвращению появления коронавируса

Опрятный и без кредитов. Как изменились требования женщин к мужчинам

Forbes назвал самую богатую женщину России

Названы самые желанные подарки к 23 Февраля и 8 Марта

Дмитрий Шепелев ушел с Первого канала

Москва признана самым мужественным городом СНГ

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Диетолог назвала главную опасность современной тушенки

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Неуловимый для короля

В Консерватории выступили легендарный Захар Брон и его ученики

[b]Имя скрипача Захара Брона для специалистов звучит как выстрел: на конкурсах каждый его ученик – как приговор всем остальным. Среди его воспитанников более 120 лауреатов международных конкурсов. На днях Брон дал мастер-классы в Москве, привезя с собой очередную команду будущих суперзвезд.[/b] Захар Брон когда-то не прижился в Москве (и хорошо – а то местная профессура затоптала бы), стал преподавать в Новосибирске. Оттуда и пошли первые чудеса – вундеркинды Вадим Репин и Максим Венгеров, ныне занимающие первые позиции в высшей «взрослой» исполнительской лиге. Захар Нухимович – давно профессор Высших школ музыки в Кельне, Цюрихе и Мадриде. Что заставляет его время от времени появляться в Москве – образцовое ли воспитание советского человека и неистребимый патриотизм? Честолюбие артиста и педагога или усилия Владислава Тетерина, главы благотворительного фонда «Мир искусства», держащего под крылом огромное количество талантливых детей с физическими недостатками? Ведь Тетерин не только привозит выступать перед ними звезд, запрашивающих обычно неслыханные гонорары (например, Чечилию Бартоли). Ему удается организовывать совместные концерты, когда дети, обделенные в жизни счастьем, находят его в совместных выступлениях с Монтсеррат Кабалье. В Большом зале консерватории с «Виртуозами Москвы» под управлением Саулюса Сондецкиса питомцы Брона играли на одной сцене с учителем. Начали Концертом для четырех скрипок Вивальди. Кто знает Вивальди, тот поймет, как сладостно у него одна скрипка вторит другой, догоняет ее, а потом смычки сливаются в едином движении, исторгающем робкий счастливый вздох у слушателя. Этот первый номер был наиболее эффектным – как встряска перед парадом виртуозов. Затем Александр Сороков (Австрия) выдает одну из самых остроумных пьес, «Хора Стаккато» Динику, которую на каких только инструментах не играют: это румынский танец, своей веселостью заставляющий забыть о головоломной технике. Юная кореянка Со Йонг Юн исполняет «Размышление» Чайковского с болью, присущей лишь русским самоедам, – ведь Брон не только прививает ученикам тысячи технических приемов, но и гипнотически заражает их самим внутренним образом музыки. Смешно, по-детски отдуваясь, Со Йонг Юн принимается за заводную «Цыганку» Равеля. Здесь явно слышно: ученики Брона две одинаковые фразы одинаково не играют. Вторая обязательно прозвучит отголоском, ответом, логическим перифразом – но это уже из тонкостей педагогической выделки. Страстная японка Майюко Камио на контрасте с предыдущей артисткой играет «Поэму» Шоссона, вполовину скрючившись, на полусогнутых ногах, уходя в звук и нисколько не заботясь об осанке. «Поэма» навеяна прозой Тургенева – ну, даст ли Брон ученикам что-нибудь просто так? Майюко блистает еще в фантазии на темы «Кармен» Бизе-Ваксмана, пропуская удалую «Хабанеру» через игольное ушко легендарной восточной музыкальности. И в то же время показывая, что и она, Майюко, – девушка с характером, не слабее той самой Кармен. Все второе отделение на сцене сам Брон. На пару с Майюко они исполняют ре-минорный Концерт Баха. Затем Брон остается с оркестром один на один. Он играет всегда с закрытыми глазами, зная весь скрипичный репертуар наизусть. Старается и учеников убедить, что это знание в жизни скрипача необходимо. Одномоментно у него занимаются 40–45 учеников, и каждый за свои 5–6–7 лет обучения проходит всего скрипичного Баха, Моцарта, Бетховена, Брамса, Каприсы Паганини, Сонаты Изаи… Что ж удивляться, что именно его выпускники сидят за первыми пультами ведущих оркестров мира. Брон – живое учебное пособие, памятник самому себе – с добродушной улыбкой демонстрирует идеальную, но не жесткую, а все такую же само собой разумеющуюся виртуозность в «Хаванезе» Сен-Санса и разнообразной Сюите Синвинга, прибавляя на бис «Размышление» Массне. Из амфитеатров в ответ доносится, может быть, самое дорогое, что может услышать в благодарность классический музыкант, – детские крики «браво». Нагрянув в Москву из Японии, на следующий день после концерта Брон улетал куда-то на Пиренеи. Может быть, испанскому королю наконец удастся вручить ему орден, а то у Брона никак времени не находится. У таких людей есть дела и поважнее. [b]На илл.: [i]Захар Брон – редчайший гость московских подмостков.[/b][/i]

Новости СМИ2

00:00:00

Антон Крылов

Страна, не достигшая дна

Сергей Хвостик

Футбол — не для девочек

Ольга Кузьмина  

Про мужскую логику и женскую любовь

Анатолий Горняк

Трусы, носки и галстук. Мужики, с праздником!

Алиса Янина

Сон или явь: почему россияне не высыпаются

Мехти Мехтиев

Ипотека-2020: жилье станет доступнее

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Как будет судить Христос

Примеры решают верно, а геометрию знают плохо

Химия помогает изучать планеты

Пролетевшая в небе звезда. К 170-летию со дня рождения художника Федора Васильева

Летающие поезда скоро станут реальностью