Вторник 11 декабря, 10:12
Небольшой Снегопад 0°
Город

И сыпал снег под долгие объятия

Премьера спектакля «Невыносимо долгие объятия»
Фото: www.facebook.com/Praktika
Премьера спектакля «Невыносимо долгие объятия»
Фото: www.facebook.com/Praktika
В минувшие выходные в театре «Практика» прошла премьера спектакля Ивана Вырыпаева «Невыносимо долгие объятия».

С «Практикой» странно. В ней все превращается в этакую коробку фокусника не с двойным даже дном, а с какими-то шестьюдесятью слоями, за каждым из которых то ли чудо, то ли обман, то ли издёвка, то ли откровение.

Вроде просто все. Ну, что за интрига: есть четыре героя, трое из которых приезжают в Нью-Йорк из Европы, чтобы устроить себе «лучшую» жизнь, и только один в Нью-Йорке родился и вырос. Всем четверым не удается найти гармонию, жизнь их превращается в кошмар, но вдруг с каждым случается удивительное. Но…

Ты ведь привыкаешь за годы тренировок, что театр... Вот, кстати, что такое театр? Он - убеждает нас жизнь, в которой есть и Ленкомы, и Сатиры, и Моссоветы со МХАТами - есть ни что иное, как шоу. Не всегда феерическое, очень даже печальное, умное и философское иногда, но - шоу. Вон там веник на стене, который обязан выстрелить. А вон тени бродят. Или барыня вишневый сад оплакивает. Красиво все, короче. И это придает дополнительные смыслы, за которые отвечает человек, гордо носящий звание режиссера-поставщика.

Фото: Ivan Kleymenov

А в «Практике»... Там не красиво совсем. Не на что там любоваться совершенно.

Вот, к примеру, прошлогодняя премьера Ивана Вырыпаева «Иллюзии», в которых - ничего. То есть сцена черная и что-то вроде кафедры - тоже черной. И люди такие же - монохромные.

Или совсем новые «Невыносимо долгие объятия», в которых - тоже ничего. Черные стулья, люди в черном, черная сцена и... Ну, вы поняли.

И вот ты сидишь и смотришь на черноту. Сидишь и смотришь. Смотришь и сидишь. И слушаешь, конечно. И тебе не красиво, как я уже говорил. Но почему-то невыносимо прекрасно. А почему, думать не хочется абсолютно, хотя думается про это всё равно.

Думается, например: что такое театр? Это шоу. А шоу? Это постановка. А постановка? Она по природе своей - суть ложь. Думается: вот тут, пока сидишь и смотришь, перед тобой убивают само понятие о постановке. Тут же - все черное. Тут - пустота. Тут - на четырех стульях люди, которые просто говорят. Друг за другом. По очереди. Причем, обычные слова. Про снег, например. Или про ад. Про всякое плотское. И про счастье. Любовь. Пустоту. Дельфина под глазами. Рай, в котором должно быть отлично. Про жизнь, которой нет. Про то, что нужно найти, и что обязательно найдется, пусть даже совсем не там. Про неспешно осыпающиеся на землю облака. И про невыносимо долгие объятия, после которых и начинается она - настоящая реальность...

Фото: Ivan Kleymenov

И все эти слова цепляют фразы, фразы цепляют смыслы, смыслы цепляют сердце, и полупрозрачная героиня Равшаны Курковой отчего-то становится похожей на Богоматерь, пусть даже ей только что сделали аборт, а все остальные - Анна-Мария Сивицкая, Александр Алябьев и Алексей Розин - то ли апостолами, то ли призраками, то ли попросту каждым из нас, что еще страшнее.

Драматургия заменяет все. Звучит тихая музыка Казимира Лиске, словно тот самый снег тихо заполняющая все пространство сцены. И пьеса про четырех людей, отдельных друг от друга, но связанных друг с другом так, что не оторвать даже смерти, вдруг превращается в ту самую коробку фокусника, в слоях которой боишься заблудиться, но бродишь, бродишь, заходя все дальше, а, выбравшись наконец, не можешь понять, где оно - настоящее.

Звучит странно, согласен. Так ведь и вокруг все странноватое. Так что - гармония налицо.

Премьера спектакля «Невыносимо долгие объятия»
Фото: www.facebook.com/Praktika
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER