Кирпич по курсу взлета

Общество

[b]Недалеко от западной границы города Жуковского есть небольшая продовольственная ярмарка. Базар как базар — металлические бункера, веселые усатые джигиты за прилавками, месиво грязного снега под ногами. Вполне в духе конца 1990-х. Называется это хозяйство продовольственными складами «Лацково». Рядом — новые кирпичные гаражи в три ряда общим числом под сотню. Гаражи зарегистрированы в администрации Раменского района, имеют обобщенное имя собственное и ответственное руководящее лицо. Лицо имеет выданные местной администрацией документы на землеотвод и согласование на строительство, полученное в НИИ аэронавигации. Сейчас объясню, причем тут аэронавигация.[/b][i]Аэропорт «Быково» (35 км от Москвы) связан с городом Рязанским шоссе и железнодорожной линией рязанского направления Московской железной дороги. Начал эксплуатироваться в 1933-м. Обслуживает авиарейсы в крупные промышленные центры России. В 1975-м построено здание аэровокзала (пропускная способность 400 пассажиров в час). Аэропорт принимает самолеты, эксплуатирующиеся на местных воздушных линиях, трассах средней протяженности.[b]Энциклопедия «Москва», 1997 [/b][/i]Гаражная площадка не выделяется сколь-нибудь серьезными достопримечательностями за исключением следующей: впритирку к одной из глухих стен автобоксов тянутся странные для неспециалиста конструкции. Что-то вроде сотен параллельных металлических брусьев длиной несколько метров каждое, а сверху — зеркальные фокусирующие источники света. Авиаторам такие агрегаты знакомы лучше мамы родной, а пилот, хоть раз в жизни садившийся на большой гражданский аэродром в темноте, не может не испытывать при виде их добрые чувства. Ибо это — так называемое светосигнальное оборудование, помогающее летчику поймать в темное время суток осевую линию взлетно-посадочной полосы (ВПП) на последних сотнях метров перед аэродромом. По всем мыслимым российским и международным воздушным нормам любая застройка в зоне светосигналов запрещена. В «Быково», кстати, три года назад за триста метров до полосы совершил вынужденную посадку АН26. Случись подобное ЧП сегодня, приземление пришлось бы аккурат на кирпичные автостойла.Гаражи на ВПП — предел, верхняя точка абсурда, в котором оказался столичный аэропорт «Быково». Создается впечатление, будто порт уничтожали специально. Уж больно «здорово» все получилось.[b]Аэропорт пригородного значения [/b]Расцвет «Быково» начался в семидесятых. В то далекое время объем авиаперевозок регулярно рос, парк самолетов обновлялся, государство усиленно вкладывало в воздушный транспорт деньги. Когда пассажиропоток Московского авиационного узла превысил сумму аналогичных показателей в конкурентных видах транспорта — железнодорожном и автомобильном, — возникла идея распределить все воздушные рейсы по портам в соответствии с четким планом специализации аэродромов.Отголоски того плана мы пока еще можем видеть и сегодня: «Шереметьево» работает на заграницу, «Домодедово» традиционно считается воздушными воротами в Сибирь и на Дальний Восток, «Внуково» обеспечивает связь с южным направлением, а «Быково» — самому маленькому из московской суперчетверки — придали роль в достаточной степени уникальную: аэропорта местных воздушных сообщений. В структуре Министерства гражданской авиации возникло специальное управление центральных районов (оно и сейчас занимает пятиэтажку на Октябрьском проспекте Люберец), и пошло-поехало. Регулярные рейсы во все областные центры Украины и Белоруссии — из «Быково». По пять пассажирских бортов ежесуточно в Иваново — из «Быково». На Воронеж аэропланы брали курс чуть ли не каждый час.Ежедневные пассажирские сообщения Москва — Владимир, Москва — Тула и еще в пятнадцать городов Центрального экономического района… А чего ж народу было не потратиться на получасовой полет до Владимира, если билет обходился в суточную зарплату самого скромного советского труженика! В олимпийском 1980-м «Быково» доверили работу экстра-класса: пассажирскую доводку и ввод в эксплуатацию самолета третьего поколения — 120-местного ЯК-42. К 1986 году экологичное, наименее шумное и вообще передовое во всех отношениях отечественное воздушное судно так полюбилось и пассажирам, и персоналу «Быково», что из самого маленького пассажирского порта белокаменной стало возможным попасть и в Ижевск, и в Ташкент.[b]Кошка с собакой [/b]К традиционным напастям реформаторского периода — тарифно-ценовому бешенству, падению пассажиропотока в несколько раз, синхронной выработке ресурса флота и абсолютной невозможности купить новые самолеты — в «Быково» добавился весьма экзотический конфликт с давними соседями и многолетними коллегами по отрасли — авиаремонтным заводом. Докопаться до сути скандала теперь невероятно трудно. Что явилось первопричиной в охлаждении отношений аэропорта и завода, наверное, не вспомнят даже участники «боевых действий». Одна сторона утверждает, что порт-де отказывался принимать у себя прибывающие для ремонта борта и тем самым отнимал у завода работу. Другая возражает: самолеты те завод и не думал ремонтировать, а под предлогом предремонтной посадки и послеремонтного взлета использовал быковскую ВПП на халяву, выступая как самостоятельная нелицензированная авиакомпания… В общем, в некоторый момент порт и завод, задуманные некогда как равноправные «авиабратья», обязанные в трудную минуту друг друга поддерживать, стали жить хуже кошки с собакой. На заместителя генерального директора завода было организовано покушение. Не замедлил себя ждать и ответный ход: заводские стали всеми силами пытаться убедить больших чиновников в Федеральной авиационной службе (ФАС) сместить аэропортовское руководство.Аэропорт, преобразованный к тому времени в открытое акционерное общество — авиакомпанию «Быковоавиа», хирел на глазах. Ослабленная войной с заводом авиакомпания с каждым днем теряла немногие остающиеся выгодными рейсы. Техника распродавалась, портовые площади скопом сдавались в аренду. Причем большинство — на пять лет и на весьма странных условиях: всего лишь за капитальный ремонт арендуемых площадей. Не хлебали щи лаптем и власти Жуковского: в непосредственной близости от аэропорта выросли новые жилые многоэтажки, которые одним своим существованием «голосуют» за закрытие аэропорта. Жару в скандал подбрасывали многочисленные публикации в прессе, пропагандировавшие строительство взамен гражданского Быковского аэропорта грузового авиатерминала на базе полигона Летно-испытательного института им. Громова в Жуковском.[b]Планов громадье [/b]В собственности у аэропортовцев после акционирования предприятия оказалась одна треть ценных бумаг. Остальные акции «Быково-авиа» распределялись следующим образом: 51 процентом по уставу компании владело государство в лице Мингосимущества, 7 процентов принадлежало заводу, 10 процентов — остальным сторонним юридическим и физическим лицам. Так что сместить директора — заслуженного работника транспорта РФ, кавалера ордена «Знак Почета», отличника Аэрофлота Геннадия Сытника — было в принципе не так уж и трудно. Достаточным оказалось лишь уговорить представителя государства. Заартачился авиаторщик, выступавший в этой роли — начальник Управления центральных районов ФАС Иван Макаров? Нет, так не надо, другого найдем. Авиакомпания, горой стоящая за Сытника, не предоставляет помещения для собрания акционеров? Милости просим в авто, тут недалеко, на авиаремонтном заводе столы сукном уже убраны. С грубым нарушением законодательства в 1997 году на заводе состоялось так называемое собрание акционеров, избравшее генеральным директором представителя заводских интересов г-на Черняева. Естественно, авиакомпания подала в суд. Естественно, потянулись бесконечной чередой взаимные неявки истцов и ответчиков, переносы слушаний, болезни судей (официально дело не закрыто до сих пор). Очередного собрания акционеров за 1997 год, которое по идее должно было состояться в апреле-мае прошлого года, провести так и не удалось. Ни Черняев, ни Сытник, ни еще один теневой генеральный по фамилии Васильев, которого полгода назад попытался назначить завод, работать нормально в этом кавардаке не могли. В конце концов Геннадий Иванович встретил свой 60-й день рождения и мужественно согласился уйти на пенсию. Завод бурно отпраздновал победу: обладатели контрольного пакета акций моментально изменили устав, и отныне «Быково-авиа» управляется многозвенно.Генеральный директор АО избирается не общим собранием акционеров, а советом директоров. Новый глава у «Быково» уже появился: это Александр Шажков, прежний гендиректор авиакомпании «Ист-лайн», вложившей многие миллионы долларов в аэропорт «Домодедово» (злые языки, правда, оценивают это не как инвестиции, а как скупку по дешевке самых лакомых кусочков «Домодедова»). Одним из заместителей генерального директора «Быково-авиа» стал Валерий Львов, работавший прежде менеджером на авиаремонтном заводе.Теперь намечено разделить «Быково-авиа» на три части: собственно летающую часть авиакомпании, сервисные службы порта и объекты техобслуживания и безопасности полетов (ВПП, рулежки, локаторы и т. д.). По опробованной в «Домодедове» схеме последнюю часть как наименее доходную предполагается оставить в государственной собственности. Кроме того, акционерам будет предложено проголосовать за создание дочерней авиакомпании «Центравиа», под эгидой которой собираются объединить еле живые гражданские аэропорты центрального района со сгнившим летательным парком.Словесное громадье планов нового быковского руководства вызывает осторожный оптимизм. Аэропорт организовал некоммерческое партнерство 16 отраслевых предприятий (в их числе два металлургических завода, банк, лизинговая компания, разумеется, Быковский авиаремонтный) с целью координации усилий по выходу из пике. Ликвидирована задолженность по зарплате. Правда, получает народ в «Быково» немного — в среднем около 800 рублей на нос. Да и откуда взяться большим зарплатам, если штат по нынешним временам солидный — 1600 человек, а регулярных рейсов в порту осталось… три.Ровно три штуки. Причем один — в Ганновер через Штутгарт — вылетает не из своего аэропорта, где таможня и пограничники свернули посты, а из «Внуково».Впрочем, сегодня «Быково-авиа» не сможет летать чаще, достигни вдруг пассажиропоток хоть дореформенных высот. Из одиннадцати самолетов с фирменным знаком компании на киле — быком — в воздух способны подняться с грехом пополам как раз три. Конечно, мечтать о каких-то сказочных сторонних инвестициях, которые помогли бы купить новые борта, сегодня нереально. Поэтому руководство «Быково-авиа» надеется на шеринговые соглашения с партнерами по центру России, которые позволят использовать еще живой флот совместно. Можно приобрести новый парк в кредит, с оплатой из последующих летных часов. Предлагает свой вариант и Быковский завод. Пока тянулось судебное разбирательство, предприимчивые ремонтники организовали собственную авиакомпанию. Летают заводские пилоты на обновленных аэропланах, которые заказчики ремонта выкупить не могут по причине бедности. Получается своеобразный лизинг с отложенным возвратом средств… Пока в «Быково» есть только один реальный положительный результат: разборки закончены, новое руководство заняло кабинеты на третьем этаже аэропортовской гостиницы и определило приоритеты деятельности.На другой чаше весов — грядущее сокращение штата, потерянное время, сильные конкуренты, пугающее чернотой табло расписания рейсов с сиротливой парой еле теплящихся строчек, скучающие в гулкой пустоте аэровокзала продавщицы сувениров, хот-догов и газет… А еще — гаражи в Лацкове у самой границы ВПП.[i][b]Трудности и конфликты — с разными острыми углами, но одинаково непростые и неприятные — присутствуют сегодня в каждом крупном столичном аэропорту. В рубрике «ЛЕТАЛЬный узел» в ближайшее время мы предполагаем опубликовать также репортажи из «Шереметьево», «Домодедово» и «Внуково» [/b][/i]

Google newsYandex newsYandex dzen