Цыганская дворянка Валентина Пономарева – романс и джаз в одном флаконе

Цыганская дворянка Валентина Пономарева – романс и джаз в одном флаконе

Культура

[b]Ее глубокий голос трудно забыть. Даже если он звучит за кадром – как в картинах «Агония», «Чучело», «Жестокий романс».[/b]А природа певицы – цыганского замеса. По матери, пианистке Ирине, – из дворянского рода Лукашовых. А по отцу – из древнего цыганского рода Пономаревых-Эрденко. Ее двоюродный прадед – Михаил Эрденко, известный скрипач, профессор Московской консерватории. Скрипачом был и отец Дмитрий Пономарев.С детства Валентина обитала в двух мирах: классическом – мамином и цыганском – папином. И может, потому становится студенткой сразу двух факультетов Института искусств в Хабаровске – фортепиано и вокального. Там-то и услышала Валя впервые из радиодинамиков преступную тогда музыку – джаз, которым наслаждались молодые японцы.И всю жизнь отныне она разрывалась между двумя страстями: джазом и цыганским романсом. Пошла работать в драмтеатр, где сыграла роль цыганки Машеньки в спектакле «Живой труп». Затем вдруг – Международный джазовый фестиваль в Таллине, работа солисткой в джаз-оркестре Кролла.И снова победа цыганской крови: Валентина приходит в «Ромэн». Именно там возникает трио «Ромэн», ставшее безумно популярным. А она вдруг уходит из трио и появляется в мире рока и джаза. Выпускает в начале 90-х несколько альбомов. Становится просто культовой певицей. И тут по приглашению Андрея Петрова соглашается спеть за кадром несколько романсов к фильму Эльдара Рязанова «Жестокий романс».– В нашей семье романсы звучали постоянно, – говорит Валентина. – Их пели мои сестры, моя бабушка, мои тетки – родственники по отцу, ведь цыгане – поющая нация. В юности мне это пение казалось скучным, тогда я больше реагировала на ритм и пульс в музыке. А позже поняла – исполнение романса интереснее, потому что требует духовного и жизненного багажа.[b]– Некоторые считают, что романс – это что-то совсем старомодное…[/b]– Не думаю. Сужу по своим зрителям. Уверена, что романсы любят люди разных возрастов. Я только что вернулась из Пензы. Там были полные залы. Молодые тоже приходят, тоже пишут свои романсы.[b]– И потому у вас вышла пластинка «Романсы моих друзей»?[/b]– Да, туда вошли песни и романсы, написанные в наше время и часто специально для меня. Меня ведь особенно трогают сочинения непрофессиональных авторов. Наверное, это началось, когда вышел «Жестокий романс». На меня тогда буквально обрушились со всех сторон предложения композиторов, поэтов, авторов-исполнителей.Со своей программой «Душа моя – романс» Валентина Пономарева объездила весь мир. Напела 18 дисков, на подходе еще два. Ее записи вошли в 40 антологий и сборников, включая несколько международных проектов. А Изабелла Юрьева, побывав на концерте Валентины, сказала, что «ее романсы превосходны», что «она понимает, о чем поет, это теперь такая редкость».О певице знают во всем мире – о ней написали в престижной энциклопедии «Кто есть кто в мире музыки» (ее издает Международный биографический центр в Кембридже), ей присуждена почетная медаль «Выдающиеся люди XX века».И все-таки Пономарева нынче редкий гость на столичной сцене. В Москве она дает один-два концерта в год, обычно 14 февраля, в День всех влюбленных. Так что если заглянете 6 февраля на ее концерт в клуб «Эльдар», что на Ленинском проспекте, считайте, что вам повезло.[b]– Что вы будете петь?[/b]– Я предпочитаю импровизировать. Все зависит от того, кто придет в зал. И от того, хорошо ли будет мне.[b]– А кто вам будет аккомпанировать?[/b]– Как всегда, две русские классические гитары и одна скрипка.

Google newsYandex newsYandex dzen