- Выключить коронавирус

Защищая от стихии

Сергей Собянин отметил важность голосования по Конституции 1 июля

Анастасия Ракова: Говорить об окончании эпидемии COVID-19 в Москве рано

Вирусолог объяснил, когда в Москве отменят масочный режим

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Московские парки подготовились к приему посетителей с 1 июня

Один звонок может спасти чью-то жизнь

«Докторша или женщина-врач»: когда Россия заговорит на языке феминитивов

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Экономика или здоровье людей: Познер объяснил, что важнее для России в период пандемии

Доктор Комаровский опроверг очередной миф о профилактике коронавируса

«То же самое, что покинуть ООН»: что станет с ВОЗ после выхода из нее США

«Государство нас не ласкает»: зачем артисты обращаются за господдержкой

Тишковец рассказал, когда в Москву придет устойчивое теплое лето

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Мясников объяснил, как болезнь Моне повлияла на творчество художника

Защищая от стихии

[b]Огнезащита — сложное и необходимое дело. Уже много лет этим занимаются работники ООО «НПЛ 38080». О работе своего предприятия рассказывают генеральный директор Николай Юрьевич Медведев и его заместитель Надежда Павловна Алексеева. КОРР.: Отчего у вас такое название загадочное? МЕДВЕДЕВ[/b]: Оно для непосвященных загадочное, а для специалистов в нем большой смысл. Наше ООО было создано на базе лаборатории теплоизоляционных материалов Научно-исследовательского института монтажной технологии (НИКИМТ), которая числилась под режимным номером 38080. Эту лабораторию в стране знали все, кто имел отношение к военной и атомной промышленности. Вспомнить хотя бы ее неоценимый вклад в дело ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, где наши ученые смогли сохранить много жизней, придумав технологии устранения радиоактивных отходов без присутствия людей. И когда в 1992 году лаборатория выделилась в отдельное предприятие, ее руководитель, мой отец, Юрий Николаевич Медведев, оставил старое название: «НПЛ (то есть научно-производственная лаборатория) 38080». [b]КОРР.: Зачем надо было выделяться в отдельную структуру? МЕДВЕДЕВ[/b]: Так решил отец. Ему было горько видеть, что в институте в начале 90-х заглохла всякая научная и производственная работа. Хотелось трудиться, сохранить научный коллектив и получать удовлетворение от своей работы. Ведь сорок лет занимались этим делом, как же его свернуть! [b]КОРР.: Сорок лет назад уже были противопожарные материалы? АЛЕКСЕЕВА[/b]: Конечно, были. Только использовали их в военной промышленности. В гражданской жизни СНиП – строительные нормы и правила – были не такими жесткими, как сейчас. Вот когда двадцать лет назад случился страшный пожар на Запорожской ГЭС, к противопожарной безопасности стали относиться более серьезно. Но по-настоящему ужесточать требования к огнезащите стали только последние десять лет. [b]КОРР.: В чем же заключается работа по огнезащите? АЛЕКСЕЕВА[/b]: В том, чтобы при возникновении пожара не рушились стены и перекрытия, пламя распространялось как можно медленнее. Ведь очень важно выиграть время для эвакуации людей и подъезда пожарных команд. [b]МЕДВЕДЕВ[/b]: Если, положим, металлическая балка, на которой держатся бетонные перекрытия, «голая», то она через пятнадцать минут начнет плавиться и все сооружение рухнет. При правильной огнезащите она держится около сорока пяти минут, а-то и дольше – достаточный срок для тушения пожара. [b]КОРР.: Как же этого достичь? МЕДВЕДЕВ[/b]: При помощи антипирренов. Вот, к примеру, у нас изобретена краска ОЗК-45, которая хороша тем, что достаточно наложить ее толщиной 1 мм, чтобы предотвратить плавление металла. Другие огнезащитные составы надо класть толщиной от 4 до 20 мм. Или технология «Стоп», которая позволяет ликвидировать свищи в трубопроводах, не отключая давление. Это такая паста, которая закачивается в трубу под давлением и выдерживает семисотградусную температуру перегретого пара и давление в семьдесят атмосфер. Благодаря ей можно производить ремонт коммуникаций, не отключая горячую воду. Ее можно использовать и при ремонтных работах на ТЭЦ. Отключение станции стоит огромных денег, а мы можем ремонтировать, не отключая ее: на 21-й московской станции мы уже так заделали несколько свищей. [b]АЛЕКСЕЕВА[/b]: У нас есть и такой уникальный материал – МПВО. Он сделан на основе каучуков и полимеров, в отличие от других огнезащитных покрытий, которые делаются на водной основе, что неприемлемо в сырых помещениях. Разрабатывали этот состав для подводных лодок, но его можно применять и в народном хозяйстве, например, в сырых коллекторах. [b]МЕДВЕДЕВ[/b]: Интересная разработка – противопожарные подушки и невысыхающая, как бы «пластилиновая», мастика МГКП, которой промазывают кабельные проходки между помещениями. При пожаре она вспучивается и не дает огню пройти из помещения в помещение, при этом ее можно проколоть, вынуть, положим, поврежденный кабель и проложить исправный. Мы оснастили такой комбинированной защитой гостиницу «Золотое кольцо», Управление делами президента, офисное здание английского представительства «Дукатплейс». [b]АЛЕКСЕЕВА[/b]: На подходе еще одна разработка – она может спасти старые постройки, в которых под полом большие пустоты, способствующие тяге. Из-за этого сгорело здание отделения милиции в Самаре. Мы придумали огнезащитные пояса: шьется чехол, который наполняется антипирринами. Вспучиваясь при пожаре, они герметично запечатывают эту пустоту. Так что если в одной комнате, по периметру которой разложены пояса, возникнет пожар, то в другую он уже не пройдет. [b]КОРР.: У вас, наверное, много заказов? МЕДВЕДЕВ[/b]: Да, у нас много госзаказов, заказов от правительства Москвы. Мы делали огнезащиту в Гостином Дворе, Государственной думе, на Манежной площади, сейчас работаем на Курской атомной станции. Не теряем связи и с родным Министерством атомной промышленности, разработали огнезащиту транспортно-упаковочных контейнеров (ТУК) для перевозки ядерных материалов. К этим контейнерам предъявляются очень жесткие требования. ТУК должен полтора часа выдерживать нагрев до девятисот градусов, падение с десятиметровой высоты на бронированную плиту. Можете представить, насколько это серьезная разработка. [b]КОРР.: Получается, вы – ведущая организация в деле огнезащиты? МЕДВЕДЕВ[/b]: Получается, так. Конечно, признание пришло не сразу. Десять лет назад предпочтение отдавали зарубежным фирмам. Но мы сумели возродить достойную репутацию нашего дела, отечественных огнезащитных материалов. Количество заказчиков увеличилось, когда мы стали выполнять полный комплекс огнезащитных работ, включая обработку кабеля, металлических, деревянных конструкций, воздуховодов, вентиляции. Такой фирмы, которая и производит материалы, и самостоятельно выполняет огнезащитные работы с их применением, в Москве, да и во всей стране больше нет. Так что, считаю, наш авторитет вполне заслуженный.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

82239  +2060 (за сутки)

Выздоровели

183088 2297 (за сутки)

Выявлено

2553 +76 (за сутки)

Умерли

Анастасия Заводовская

Отчаявшиеся домохозяйки

Мехти Мехтиев

Рубль завоевывает позиции

Александр Лосото 

Кому и сколько должен врач

Николай Малышев, врач-инфекционист

Пика заболеваемости в Москве не было

Илья Переседов

Был Роскосмос, стал Росгрусть

Александр Хохлов 

С нами Бог и два парашюта

Полина Алексейчук

Маша съехалась с узбеком

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

27 мая – День библиотекаря и борьбы с рассеянным склерозом