Полковник Любовь Орлова и другие

Полковник Любовь Орлова и другие

Общество

[b]Есть в Театральном музее имени А. Бахрушина необычная карта. Это карта Европы, и она показывает, где проходила великая битва с фашизмом. Но не линии фронтов или расположение армий обозначены на ней. Карта рассказывает о маршрутах актерских фронтовых бригад, протянувшихся от Москвы.[/b]Имеются и точные цифры. 3800 театральных, концертных и цирковых бригад обслуживали на фронте части Красной Армии. 40 000 артистов входили в их состав. Более 400 000 спектаклей и концертов увидели и услышали бойцы и командиры за время войны.В каких только условиях не приходилось играть актерам! В хатах и теплушках, в блиндажах и землянках, в палатках и просто под открытым небом, в любую погоду — на снегу в мороз или под проливным дождем…Вот страничка из записной книжки военных лет Бориса Левинсона — артиста Московского драматического театра имени К. С. Станиславского: “9 сентября 1942 года. Вчера испортилась погода, но мы играли вечером у танкистов концерт под проливным дождем. Играли в помещении “зеленого театра”. Было очень холодно и трудно переодеваться. Кроме того, это был третий по счету концерт за день. Мы были страшно утомлены, но не смогли отказать бойцам и командирам в этом удовольствии. Они в ожидании нашего концерта просидели два часа под дождем. Концерт прошел под освещение фонаря с батарейками…”Записи другого артиста Евгения Коренева из Московского музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко не менее драматичны. Они принадлежат к поздней осени сорок первого года: “Мы поехали на боевой аэродром… На этом-то аэродроме у меня и приключился казус. Я никак не мог начать петь. Точнее, несколько раз приступал и всякий раз, недокончив прекращал. Спел первым номером “Песню Шванди” и вижу, что моя аудитория, сидевшая на опушке, (я пел с грузовика), смотрит куда-то поверх моей головы. Оборачиваюсь и вижу пикирующий фашистский самолет. Началась ружейная и пулеметная стрельба. Фашиста отогнали. Концерт продолжается. Пою “Балладу о капитане Гастелло”. На середине повторяется то же самое. По окончании моего выступления вместо аплодисментов – снова стрельба по самолету… В этот день концерт на аэродроме закончить так и не удалось”.Кинорежиссер Григорий Александров, не раз сопровождавший в годы войны свою супругу Любовь Орлову в ее концертных поездках по различным фронтам, рассказывал, как многогранно и полно раскрылся в это время удивительный талант артистки.— Никогда не забуду выступление Любови Петровны в Сталинграде перед одержавшими победу войсками, – вспоминал он. — Орлова вышла на сцену и на секунду застыла в раздумье: что петь? О чем петь? И тут она увидела идущую колонну пленных гитлеровцев. Тотчас же пришло решение: она запела песню “Не видать им красавицы Волги, и не пить им из Волги воды…” Что-то невероятное творилось на площади! Трудно передать, с каким восторгом было встречено выступление Любови Орловой! И так встречали ее повсюду, где бы она ни появлялась.Несмотря на свою огромную популярность, Любовь Петровна была необыкновенно скромным человеком. В годы войны ей присвоили высокое воинское звание, но она никогда никому о нем не говорила. Но однажды она показала мне документ, который, признаюсь, произвел на меня сильное впечатление.На пожелтевшем от времени потертом листе бумаги было напечатано: “Народный комиссариат обороны СССР. Удостоверение. Действительно без срока. Предъявитель сего полковник административной службы Орлова Любовь Петровна является представителем Комитета по делам кинематографии и командируется в город Берлин, в войска для выполнения специального задания. Начальникам армий, военным комендантам оказывать полковнику Орловой Л. П. всяческое содействие в выполнении возложенного на нее задания”.Право же, таким полковником по праву может гордиться и армия, и искусство! Еще издревле мудрецы утверждали: когда говорят пушки, музы молчат. Однако в годы Великой Отечественной войны, вопреки крылатой поговорке, музы не молчали. Они говорили в полный голос.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse