Четверг 13 декабря, 16:12
Небольшой Снегопад -1°
Город

Александр Котт: Троцкий звучит как удар хлыста

Александр Котт считает, что «Троцкий» — идеальное название, «Троцкий» звучит как удар хлыста. Это не просто имя нарицательное, а одновременно существительное и глагол
Фото: Антон Гердо, "Вечерняя Москва"
В понедельник, 6 ноября, на Первом канале состоится премьера многосерийного фильма «Троцкий». Режиссер-постановщик Александр Котт рассказал «ВМ» о создании фильма.

— У Льва Троцкого настолько богатая событиями и фактами биография, что даже трудно представить, как вы охватили такую громадину.

— Наш сериал не из серии «Жизнь замечательных людей». Да, биография, документы, архивы Троцкого были взяты за основу. Но нас с вами там не было, абсолютную правду мы знать не можем. Есть некоторые факты, а все остальное — вымысел.

— Кем был Троцкий, исходя из понятий добра и зла?

— Внутри Троцкого происходила постоянная борьба ангела с демоном. Троцкий-оратор сумел завоевать любовь рабочих. Троцкий-мужчина — любовь женщин. Троцкий-главнокомандующий — признание солдат и матросов. Лев Троцкий был очень разным. Лично я не могу его судить. Ведь я не знаю, кем я сам был бы в том времени. Что бы я делал, окажись рядом с Троцким? Возможно, я бы помогал ему в деле революции.

— На баррикадах?

— Я бы писал агитки.

— Кстати, удивительное дело — практически все лидеры революции были классными журналистами и публицистами — Ленин, Троцкий, Сталин. Можно ли сделать вывод, что революцию 1917 года сделал наш брат-журналист?

— Так все и было. Именно журналисты стали той искрой, из которой возгорелось пламя. Ведь в те годы газета была единственным источником информации.

— Почему на роль Ленина выбрали Евгения Стычкина? Из-за внешнего сходства?

— Стычкину удалось поймать и передать взгляд Ленина, который всем нам знаком с детства. Ведь каждый человек верит именно глазам, а не жестам или речи другого человека. В какой-то момент на съемках я подумал о том, что передо мной — не актер Стычкин, а настоящий Ленин.

— А почему Константин Хабенский в роли Троцкого?

— Хабенский может быть очень разным, от невероятного обаяния до настоящей злости, от удивительной доброты до агрессии. С Хабенским иногда страшно было стоять рядом. Причем он убедителен как в светлых своих проявлениях, так и в темных. С Хабенским работать сложно. Свою роль он знает лучше, чем режиссер. Иногда мне казалось, что не я с ним работаю, а он со мной. Он копается в материале, разбирая все детали и тонкости. Он — герой с невероятной харизмой. Как и сам Троцкий.

— Они схожи чертами характера?

— На мой взгляд, нет. Однажды поймал себя на мысли, что Троцкий напоминает мне Александра Лукашенко. В Белоруссии на премьере моей картины «Брестская крепость» рядом со мной в зале сидел Александр Григорьевич. Физически я чувствовал, что холодею, что мои ноги становятся ватными, и весь фильм я боялся пошевельнуться. Рядом со мной находилась глыба с нечеловеческой энергией. Когда я работал над фильмом «Троцкий», я вспоминал свои ощущения при встрече с Лукашенко.

— Как сам Хабенский воспринимал Троцкого во время работы над ролью?

— Константин нередко говорил о том, что для него Троцкий — что-то вроде «панка от революции». То есть бунтаря, ломающего систему.

— В вашем фильме снимались два друга — Хабенский и Пореченков. Лермонтов говорил, что «из двух друзей один раб другого». Кто раб в этом знаменитом союзе друзей?

— Михаил Пореченков по складу своему авантюрист и играет авантюриста Парвуса, германского марксиста, который привез в Россию деньги для Октябрьской революции. Да, Пореченков с Хабенским друзья, они понимают друг друга с полуслова. Но что касается того, кто из них раб...

На мой взгляд, в этой дружбе рабов нет. Они оба лидеры. Замечу, что и Хабенский, и Пореченков были утверждены на свои роли до моего прихода на этот проект, который во многом продюсерский. Я в этот проект, что называется, впрыгнул.

— Как взаимодействовали на площадке Хабенский со Стычкиным?

— Они, как лед и пламя, вода и камень, — антиподы, противоположности. Впрочем, Ленина в фильме не так уж и много. Наше кино — о Троцком.

— Кто из них лед, а кто — пламя?

— Актеры менялись местами и стихиями. Но под конец проекта стали в чем-то похожи друг на друга. Так бывает, когда люди долго находятся рядом.

— Не было ли у вас желания пригласить в свой фильм Владимира Машкова?

— Если честно, я его побаиваюсь, как слишком сильного энергетически, очень харизматичного, мощного человека. Я и Хабенского по этой же причине побаивался.

— На какую реакцию зрителя вы рассчитываете? С какой целью снимали фильм «Троцкий»?

— Этим сериалом мы ничего никому не доказываем, не пропагандируем, не морализуем. Рассказываем о человеке, который сыграл большую роль в истории и стал ее частью.

— Объясните, пожалуйста, предельно простое название фильма.

— «Троцкий» — идеальное название. «Троцкий» звучит как удар хлыста. Это не просто имя нарицательное, а одновременно существительное и глагол. Троцкий — уже не имя человека, а некое название.

— Кстати, а Котт — настоящая фамилия?

— Да. Признаюсь, что в юности подумывал о том, чтобы взять нормальную фамилию — вроде Лебедева. Хорошо, что не поменял. Фамилия Котт впоследствии мне очень помогла. Подозреваю, что и Владимир Хотиненко взял меня на свой курс во ВГИК во многом из-за необычной фамилии.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER