Восстановление старинных автомобилей – это не хобби

Восстановление старинных автомобилей – это не хобби

Общество

Восстановление старинных автомобилей – это не хобби, а состояние души. Так говорят реставраторы.Они называют себя сумасшедшими художниками, конкистадорами-авантюристами, последними романтиками… А свои автомобили считают вполне живыми созданиями, больше того – обладающими особой аурой! И потому не любят, когда журналисты напрашиваются к ним в гости, в святая святых любого реставратора – мастерскую. Однако для «Вечерки» они сделали исключение. Породистый «конь» мастерской не испортитВ мастерской, куда я попала, в разной степени готовности стоят на приколе десятка два колесных буцефалов. Немецкие довоенные Horch, уже отреставрированные, сверкающие полировкой; прогулочные Mercedes с откидным верхом, пахнущие свежей краской и кожей; американские армейские вездеходы Willys – знаменитые прадедушки современных джипов, обтянутые камуфляжной сеткой, словно только что вернулись с боевого задания. По соседству с ними приютился в уголке разобранный и потому очень несчастный с виду старый французский трехосный Ноtchkiss. Вокруг машин копошатся мастера в брезентовых куртках. Каждый занят своим делом: кто-то пилит, кто-то занимается сваркой.С чертежами и схемами в руках меня встречает «предводитель» всей этой творческой братии – реставратор и коллекционер Вячеслав Лен. В 80-е годы Вячеслав, еще 12-летним подростком, начал работать в кооперативе у своего дяди подмастерьем-«костоправом» – так называют специалистов по ремонту автомобильной жести. И с тех пор вот уже более 20 лет он профессионально занимается поиском и восстановлением редких машинОднако интересуют Вячеслава Лена, как, впрочем, и других реставраторов, лишь «породистые» экземпляры – настоящие коллекционные автомобили, выпущенные в «золотой век автомобилестроения», в период между двумя мировыми войнами. В единственном экземпляреДело в том, что среди старых машин попадается много «случайных», не достойных внимания моделей, или, на языке реставраторов, «технического мусора». Как правило, это автомобили, производство которых было когда-то поставлено на поток. Никакой антикварной ценности такая техника не представляет. А заниматьсяею просто ради спортивного интереса настоящему профи жалко времени и сил. Эти недорогие серийные авто годятся лишь для новичков или любителей, чтобы как следует набить на них руку.– Истинные же олдтаймеры (так называют антикварные авто) это в первую очередь штучные экземпляры, которые выпускали небольшими партиями – в 50–100 штук, – объясняет Вячеслав Лен. – Обычно это прогулочные кабриолеты, большие двух- или трехместные родстеры или роскошные лимузины с мощностью двигателя от 6 до 16 цилиндров. Но главной художественной ценностью обладают автомобили с заказным эксклюзивным кузовом. Ведь раньше машину можно было заказать в мастерской по индивидуальному эскизу, словно брюки или костюм в ателье пошить.– У меня в коллекции есть авто, некогда принадлежащее министру труда нацисткой германии доктору Роберту Лею, – хвалится Лен. – Кабриолет Horch 853, специальный родстер с роскошным двухместным кузовом. Он был изготовлен в 1939 году на фирме Erdman Rossi в единственном экземпляре.Ищут свои автораритеты мастера по всему миру: в Европе, Африке, на Ближнем Востоке.– Что-то удается найти прямо в Москве или ближайшем Подмосковье, – подключается к разговору реставратор с 15-летним стажем работы Юрий Костькин. – Бывает, попадаются заграничные кабриолеты, лимузины. Но больше, конечно, представителей отечественного автопрома – ЗИСов и «Волг».А вот Лен когда-то в поисках своих первых машин исколесил почти весь Советский Союз, исследовал чуть ли не каждый город, каждую деревню от Урала до Средней Азии. Сейчас находить редкие авто ему помогают уже агенты-поисковики.– Эти люди, отыскав достойный экземпляр, обзванивают профессионалов-реставраторов из разных стран, дабы известить о находке. Мне, как правило, такие сведения сообщаются в числе первых. Белый «мерс» на фоне кишлакаПри возрождении шедевра реставратор использует только родные детали. Вот, например, лежит двигатель 1939 года, рядом – такое же колесо после починки. А вот и сама модель, белый Mercedes-Benz, кабриолет того же 1939 года. Нашел этого красавца Вячеслав случайно, да не где-нибудь, а в афганском кишлаке. Когда-то на нем возили арбузы, потом он был собственностью полевого командира Ахмада Шах Масуда.– Мотор у него тогда стоял уже от «Волги», и только спустя несколько лет, в Калининграде, я нашел его родной двигатель, – рассказывает реставратор. – Причем именно родной: номера рамы и кузова совпадали с номером двигателя, а это считается высшим пилотажем. В итоге автомобиль отреставрировали до идеальнейшего состояния. Самое ценное в найденном автомобиле – его комплектация, – говорит Юрий Костькин. – Чем больше элементов машины сохранилось, тем проще ее возвращать к жизни. Конечно, многое приходится делать, что называется, на новый лад, воссоздавать по образцу – детали отделки, подвески, стекла. На этот счет у каждого мастера имеются свои хитрости. Но все-таки если какую-то важную запчасть – к примеру, мотор – найти ну никак не удается (а детали, как и сами машины, тоже разыскиваются по всему миру) – это уже приговор для машины. Реставрации она не подлежит. Проверка на вшивостьПримечательно, что современные реставраторы используют те же технологии, что применялись в автомобилестроении в 30-е годы. В частности, каждому профессионалу известно, что перед покраской автомобиля все узлы и края кузова необходимо оплавить оловом. Это делается, дабы свести к минимуму применение шпаклевок, которые в прежние времена не использовались вовсе.Еще один важный момент: до Второй мировой войны в автомобильном производстве не применялись крестовые винты и шурупы. И ни на одном из профессионально восстановленных авто тех времен невозможно найти сечение на шурупах в виде креста. Таких нюансов тысячи, и все их помнят истинные знатоки своего дела.Обычно на восстановление старинной техники уходят годы. Скажем, чтобы привести в порядок высококлассный Horch 950 L или Horch 853 (спорт-кабриолет 1936 года выпуска), в среднем требуется от 8 до12 тысяч рабочих часов – это почти 4 года работы.Вот здесь, по словам мастера Лена, и происходит самое главное – проверка мастера-реставратора на профессионализм и наличие совести.– Хорош тот мастер, который каждую деталь, даже самую незначительную, скрытую от глаз, делает по высшему разряду, – замечает коллекционер. – Иначе это уже не искусство реставрации получится, а халтура и дуристика. Справка ВМ:Дороже всего ценятся автомобили 30-х годов, которые были выпущены в количестве не более 50–100 экземпляров, а также модели с кузовом, сделанные по индивидуальному эскизу. К примеру, компрессорные Mercedes-Benz 540К и Duesenberg SJ, многоцилиндровые Cadillac V16 и Maybach Zeppelin, эксклюзивные модели Horch 853 с заказными кузовами. Такие авто стоят сейчас несколько миллионов евро.Цена антикварного автомобиля зависит также от мощности двигателя (чем мощнее двигатель, тем машина дороже). Надо заметить, что для реставратора уникальность, штучность автомобиля, пожалуй, важнее, нежели его биография. Скажем, ЗИЛов-111 было выпущено всего 8. Вне зависимости от того, кому они принадлежали, эти автомобили уже стали легендой. А как у них:В Европе реставрация автомобилей поставлена на широкую ногу. Множество солидных компаний и мелких мастерских Англии, Франции, Дании ведут работу по восстановлению редчайших экземпляров. В Германии же это не просто хобби отдельных людей, а просто-таки национальное увлечение. В этой стране объем рынка ретроавтомобилей, включая индустрию развлечений (на них можно покататься, поучаствовать в демонстрационном пробеге) и продажу атрибутики, достигает 11 млрд евро в год.Хуже всего с ретро-экзотикой дела обстоят в Америке. По словам специалистов, оттуда в Россию тоннами приходят «мусорные» (некачественно отреставрированные) автомобили. Причем продается вся эта рухлядь людям, ничего не смыслящим в автоантиквариате, за баснословные деньги.

Google newsGoogle newsGoogle news